ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Отдан ему штурвал, Кемул. Быстрее.

Кемул страшно выругался, но сдался. Флэндри упал в кресло.

— Навряд ли у этой телеги имеется компенсатор ускорения, — сказал он. — А посему отправляйтесь в хвост и пристегнитесь покрепче.

Мгновение он изучал приборную доску. Самолет был необычной конструкции, старомодный, купленный, без сомнения, у торговцев с Бетельгейзе. Но Флэндри успел за свою жизнь перевидать много всяких гораздо менее понятных моделей, да и опасность была столь велика, что он за секунды идентифицировал все приборы.

Машина летела в темноте. Дождь хлестал по лобовому стеклу. Слева — вспышка молнии. Флэндри включил радар в поисках погони и сделал спираль. Под ним мигал огнями Главный Биоконтроль. Датчик запищал и зарегистрировал цель, двигавшуюся на перехват. Автомат попытался изменить курс, Флэндри выдернул его из питания и стал набирать высоту.

Самолет Флэндри чертил в небе тонкую прямую линию в направлении центра шторма. На этой средневековой галере радар не сообщал пилоту, что творится сзади, но, несомненно, его догоняли. Что-то протяжно свистело. Вот черт! Он забыл закрыть дверь кабины! Когда он потянулся к ручке, на лицо упало несколько капель. У них был вкус ветра.

Все выше и выше. Вот уже вспышки молний освещают всю небесную механику: кучевые облака под небом разверзаются у основания водопадами.

Корпус вибрировал от воздушных толчков, вихрей и ям. Электроника, как безумная, периодически зашкаливала приборы. Гром гремел уже в самой кабине.

Набрав максимальную скорость, Флэндри временно отключил двигатели, совершил U-образный поворот на 180 градусов в горизонтальной плоскости и ринулся в обратном направлении, выжимая из машины все, что она могла дать. Потом, сбросив скорость, пошел вниз.

Он увидел темный, похожий на акулу силуэт примерно в километре от себя, скользящий в небе с двойной по сравнению с Флэндри скоростью. Расстояние стремительно сокращалось. Перехватчик рос на глазах. Несколько секунд оставалось для принятия решения. И произошло то, на что рассчитывал Флэндри. В самый последний момент пилот не выдержал и круто вильнул вбок. Флэндри проскочил всего в метре от его фюзеляжа.

Вопрос о том, как и сколько времени пилот должен жать на тормоза, решается инстинктивно. При такой перегрузке он сам чуть не вылетел через лобовое стекло, а корпус машины едва не развалился на куски. И все же — вот что значит опыт! — самолет завис точнехонько над кронами деревьев при нулевой скорости. Флэндри немедленно лег на горизонтальный курс, пронося шасси в расстоянии сантиметров от макушек деревьев и умело уворачиваясь от особенно высоких. Он нырнул в эпицентр шторма и увидел, как молния расщепила одно такое дерево пополам в десяти метрах от него. Тот, кто не прошел тренировок в космосе, никогда не смог или не осмелился бы совершать виражи с такой лихостью и скоростью. А что же перехватчик?.. Он болтался где-то наверху в полной беспомощности, потеряв и курс, и цель, и скорость и упустив из виду противника.

Флэндри вышел из полосы дождя и, только оказавшись в пятидесяти километрах от Главного Биоконтроля, рискнул высунуться, приподнявшись над землей и прозондировав радаром небо. Небо было чисто. Только тропические звезды в фиалковом тумане да свист рассекаемого ветра.

— Вот мы и смылись, — пропел он.

Вновь набрал высоту и только теперь оглянулся назад, в хвост самолета. Большое тело Кемула обвисло в кресле.

— Ты, идиот! Ты мог нас всех расплющить! — задыхался здоровяк.

Луанг отстегнула ремень и долго доставала непослушными пальцами сигарету.

— Я думаю, Доминик знал, что делал, — ответила она. Флэндри заблокировал рычаги управления и вышел в салон, разминая мускулы.

— Я того же мнения, — сказал он и плюхнулся в соседнее с Луанг кресло. — Привет.

Она долго не отрываясь смотрела на него. Ее глаза и волосы мерцали в полутьме салона. Синяки в том месте, где проходил ремень безопасности. Должно быть, от его маневров. А она все смотрела, смотрела… Так что ему даже стало неловко, и он воткнул сигарету в рот, чтобы хоть что-то сделать.

— Теперь ты поведешь, Кемул, — сказала она.

Бандит недовольно хрюкнул, но встал и отправился в кабину.

— Куда летим? — спросил Флэндри.

— В Ранау. — Она наконец оторвала от него взгляд и затянулась. — На родину Дъюанды.

— Ага. Я догадываюсь, что там у вас произошло. Но все равно расскажи.

— Когда ты дал деру из гостиницы, эти слабоумные охранники рванули за тобой, оставив нас одних, — рассказывала она монотонным голосом, как вызубренный урок. — Все время, пока шла драка, Дъюанда был за дверью. Вошел только после того, как мы остались одни. Весьма разумно с его стороны. Никто его не заметил. Он нас и освободил.

— Неудивительно, что Вароу презирает их, — сказал Флэндри. — Представляю их рожи, когда они вернулись и нашли птичник пустым. Хотя, признаю, он так хладнокровно реагировал на мои расспросы, что я подумал, вы и вправду у него в руках. Ладно, давай дальше. Что случилось потом?

— Ну, мы, конечно, не стали их дожидаться. Кемул угнал чей-то самолет. Дъюанда умолял нас спасти тебя, на что Кемул только смеялся. Мне, кстати, это предложение тоже поначалу показалось безумным. Знаешь, как ужасно быть вне закона и жить на таблетки, которые сумеешь достать только из-под полы! К тому же три человека против хозяев планеты?

— Однако все-таки ты открыла по ним огонь? — Флэндри так близко от ее уха прошептал эти слова, что коснулся губами кожи. — Всегда буду твоим должником.

Не меняя позы, она отрешенно смотрела прямо перед собой, выговаривая слова на манер робота:

— Прежде всего ты должен благодарить Дъюанду. Ты спас его, он тебя. Он утверждал, что не один, что таких, как он, много. Что там помогут, если появится надежда избавиться От Биоконтроля. И вот… Мы добрались до Ранау. Я разговаривала с отцом мальчика, он предоставил нам самолет, снабдил этим маскарадным костюмом и кое-какой информацией. Они составили план. Теперь мы возвращаемся. Посмотрим, что можно сделать.

На этот раз Флэндри серьезно посмотрел на нее:

— Но ведь это ты приняла окончательное решение? Она пошевелилась в кресле.

— Ну и что из этого? — не вполне уверенно сказала она.

— Вот это я и хотел бы знать. Ведь не из простого чувства самосохранения ты пошла на это. Наоборот, ты сильно рисковала. Ведь что было? Ты имела выход на черный рынок к таблеткам. Ты могла бы заниматься этим и дальше. Вароу, выудив все из меня, понял бы, что ты никакой угрозы не представляешь, и просто забыл бы о тебе. Даже больше того: с помощью какого-нибудь влиятельного мужика ты могла бы потребовать официальных извинений, притворившись обиженной. Поэтому, если мы собираемся работать вместе, я хочу знать мотивы: почему ты рискнула всем, чтобы меня спасти?

Она раздавила окурок.

— Вовсе не из-за твоих бредовых идей! — огрызнулась она. Плевать я хотела на сто миллионов дураков. Мне лишь надо было… Чтобы тебя спасти, мне нужна была помощь. А помощь была только в Ранау. А те помогли бы только в том случае, если это им будет сулить революцию. Вот и все.

Кемул расправил огромные плечи и повернулся к ним:

— Если ты не прекратишь подкалывать ее, терранин, то Кемул скормит тебе твои собственные кишки!

— Закрой панель, — приказала она.

Гигант отвернулся, вздохнул и задвинул панель.

Ветер затих. Флэндри выключил свет и увидел в иллюминаторе яркие близкие звёзды. Стоит лишь протянуть руку — и наберешь горсть…

— Больше на всякие дурацкие вопросы я отвечать не собираюсь, — сказала она. — Тебе недостаточно, что ты на свободе?

Но ее вопрос так и остался без ответа. Ибо Флэндри прижал ее к себе, а в таком положении разговаривать оказалось крайне неудобно.

В доброй тысяче километров на северо-восток от Компонг Тимура, на самом краю континента, находилось местечко под названием Ранау. Болота, горы, отсутствие регулярной навигации по рекам, а также некоторая холодность населения по отношению к чужеземцам — все это привело в конечном счете к тому, что Ранау не пользовался популярностью ни у коммерсантов, ни у туристов. Может, раз в год и заедет кто-нибудь, но не чаще. Воздушное сообщение с Ранау не было налажено. Когда Флэндри приземлился, было еще темно. Несколько бесстрастных мужчин с флюоресцирующими шарами вместо фонарей встретили их в порту. Он был сражен, узнав, что до ближайшего поселка шагать по бездорожью километров десять.

24
{"b":"111710","o":1}