ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Берри потерла нос.

— Сталь не поможет, если их свалила болезнь или случилось крушение, но признаюсь, твои слова воодушевляют. Ты думаешь, что виноваты какие-то речные разбойники? Баржи грабили и раньше, это верно, но обычно об этом быстро становится известно.

Камнерез в сомнении поскреб свою короткую бородку.

— В том-то и дело. Так много народу пропало, и все так шито-крыто… Тут некоторые думают, что дело нечисто. — Губы мужчины сжались. — Что, может, не обошлось без колдовства… или чего похуже. Штука в том, что не только суда и тела никто не видел от истока Грейс до Греймаута, но и товары, похоже, исчезли. Вот и начинаешь гадать: что, если их завернули на север, в Лутлию — к этим диким Стражам Озера?

Фаун возмущенно выпрямилась.

— Стражи Озера не станут грабить крестьянские суда!

Камнерез покачал головой.

— Товары-то были ценные. Отличная трипойнтская сталь и изделия из железа. К тому же я дал капитанам немало серебра для покупки в низовьях чая и специй. Кто угодно соблазнился бы… а некоторым это было бы легче, чем другим.

— Не похоже, — настаивала Фаун. — Даже если не считать того, что Стражи Озера такого просто не делают, Лутлия — один из немногих округов, который сам производит сталь, и хорошую сталь — я своими глазами видела. Даг говорит, что шахты и кузницы Лутлии снабжают оружием лагеря от Мертвого озера почти до Сигейта! Они умеют делать сталь, которая даже не ржавеет! Так зачем же им грабить твои баржи?

Камнерез понизил голос.

— Так-то оно так, но ведь и тела пропали тоже! Может быть, имеется особая причина того, что в низовьях ни одно тело не нашли, и не очень-то это приятная мысль. — Он многозначительно постучал ногтем по зубам, потом бросил на побледневшую Берри виноватый взгляд. — Прости, красавица… Да только мысли-то не прогонишь.

Фаун захотелось вскочить и в возмущении выбежать из таверны, но тут как раз служанка принесла заказанных Витом мидий и пиво, а к тому времени, когда она ушла, Фаун привела свои мысли в порядок.

— Я могу назвать гораздо более вероятную причину, чем Стражи Озера — которые к тому же не едят людей, — для того, чтобы люди исчезали: это Злые. Зловредные привидения. Я участвовала в уничтожении Злого у Глассфорджа прошлой весной — уж ближе такое увидеть невозможно. Злые, если могут, превращают крестьян в рабов. Если тварь вывелась у реки, думаю, речниками-рабами она не побрезговала. А о том, что товары можно продать ниже по течению, Злой может и не знать. — Только об этом наверняка знали его новые пособники. Мог ли Злой отправить их торговать, не утратив над ними контроля? Возможно, и нет.

Но все-таки… Вся речная долина регулярно прочесывается отрядами, и не только Стражами Озера из нескольких лагерей у переправ, но и теми дозорными, кто плавает по реке в своих лодках. Это не какое-то позабытое захолустье.

Мог ли Злой такой же силы, как у Глассфорджа, оставаться незамеченным больше года?

«У Глассфорджа именно так и произошло, — напомнила себе Фаун. — Нужно все рассказать Дагу».

Судя по выражению лица Камнереза, идея о речном Злом не пришлась ему по вкусу, но просто так он ее не отверг. Если захватывает суда Злой, все его крепкие ребята с большими ножами будут ему ни к чему.

«Но очень пригодятся Злому». — Фаун поежилась.

Вит, с беспокойством следивший, как на лице сестры появляется знакомое упрямое выражение, предложил:

— Эй, Фаун, попробуй-ка, — и подвинул к ней блюдо с раскрывшимися раковинами мидий. Фаун взяла одну и стала рассматривать; Берри наклонилась к ней и показала, как извлекать мякоть. Фаун осторожно попробовала, прожевала, не почувствовав ожидаемого вкуса, и запила пивом из кружки Вита. Берри рассеянно потянулась за мидией тоже.

— Если найдешь жемчужину, — сказал наблюдавший за Фаун с улыбкой Камнерез, — она твоя. А вот раковины хозяева забирают.

Ну конечно — пуговицы нужно из чего-то делать. Однако мысль о жемчужине заставила Фаун взяться за мидий, пока Вит не отодвинул от нее блюдо, чтобы защитить свой обед.

Камнерез снова повернулся к Берри.

— Твои пропавшие мужчины не обязательно связаны с моими. А может быть, проблема глубже, чем я думал. Однако мой парусник, наверное, опередит твою баржу, и я могу поспрашивать и о твоих родичах. Как их зовут, напомни.

Камнерез внимательно выслушал Берри, когда та принялась описывать своего отца, брата Бакторна, Элдера и гребцов. Она не упомянула того, что помолвлена с Элдером, и судя по тому, что Вит перестал жевать, он это заметил. Похваставшись, что две пары весел лучше, чем одна, Камнерез в ответ описал суда из Трипойнта и их капитанов; Фаун быстро запуталась, тем более, что некоторые суда были названы именами людей, но Берри все схватывала на лету. Она даже заметила:

— Ох, я знаю тот парусник. Мы с папой ходили на нем из Греймаута вверх по реке три года назад, — чем заслужила одобрительный кивок Камнереза.

Откинувшись на спинку стула, Камнерез оглядел молодых женщин и Вита и спросил:

— Так кто у вас на «Надежде» есть из мужчин, не считая этого паренька? — Вит в ответ выпрямился и расправил плечи.

— Двое крепких мужчин и мой дядя Бо, который, когда трезвый, кое на что годится. И пара мальчишек.

Берри не упомянула, как заметила Фаун, что эти двое крепких мужчин — беглые Стражи Озера. Уж не начала ли Берри вставать на защиту своих необычных гребцов?

Камнерез озабоченно закусил губу.

— На вашем месте, девушки, я нашел бы еще пару барж, чтобы плыть вместе: так вы смогли бы присматривать друг за другом. Если на реке шалят разбойники, они скорее нападут на одиночное судно, чем на несколько. Чем больше народу, тем безопаснее.

Берри кивнула, хотя и не высказала вслух согласия с планом, и они распрощались с речником из Трипойнта.

* * *

Фаун, хоть и кипела возмущением по поводу клеветы Камнереза на Стражей Озера, не собиралась пересказывать эту часть разговора Дагу, когда они вернулись на «Надежду», но, к сожалению, возбужденный Вит сразу же все выболтал. Даг прореагировал на это только своим странным бесстрастным выражением лица и движением век, которое Фаун поняла как «Спорить я не собираюсь» и которое могло скрывать что угодно — от усталого равнодушия до безмолвного гнева. Отмахнувшись от хулы, Даг, впрочем, очень заинтересовался новостью о пропавших судах. Он согласился с оптимистическим предположением Фаун о том, что существование у реки Злого маловероятно по причине тщательного прочесывания окрестностей дозорными, однако Фаун заметила, что его рука рассеянно коснулась того места, где так долго висели ножны с разделяющим ножом.

* * *

Перед ужином, оставшись ненадолго на палубе наедине с Витом, Фаун сказала:

— Знаешь, Берри все еще считает себя помолвленной со своим Элдером. Что ты будешь делать, если мы найдем его где-нибудь в низовьях?

Вит поскреб затылок.

— Тут вот что. Думаю, если мы узнаем, что он погиб, Берри понадобится плечо, на котором можно выплакаться. А если окажется, что он сбежал с какой-то другой девицей и больше Берри не любит — ей все равно будет нужно плечо, на котором выплакаться. У меня два плеча, так что я готов к любому повороту событий.

— А если мы найдем и спасем его от… от не знаю чего, и они по-прежнему не откажутся друг от друга?

Вит поднял брови.

— От чего спасем? Прошло слишком много времени. Если бы он любил ее по-настоящему, он вернулся бы к ней, даже если бы пришлось проползти вдоль всей реки на четвереньках. И на это у него было достаточно времени, на мой взгляд. Нет, я не боюсь Элдера.

— Даже если Элдер больше не будет фигурировать, это не значит, что начнешь фигурировать ты.

Вит оценивающе взглянул на сестру.

— Ты Берри нравишься. Тебя не убудет, если ты иногда замолвишь за меня словечко. — После запинки он добавил: — Или по крайней мере перестанешь меня шпынять.

Фаун покраснела, но ответила:

— Так, как ты переставал меня шпынять, когда я тебя об этом просила и плакала?

48
{"b":"111715","o":1}