ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тому, кто делит убежище с медведем, должно быть очень весело, — протянул Вит.

— У медведя собственное отдельное дерево. — Через мгновение Даг добавил: — Не видно ни одного судна — по крайней мере на протяжении мили. Думаю, те парни в серьезной беде, хозяйка. По крайней мере у одного Дар говорит о ране.

Берри втянула воздух сквозь зубы.

— Бо! — крикнула она. — Хог, парни-дозорные — все сюда! Нужно спустить ялик до того как мы проплывем мимо!

Команда собралась на задней палубе, и Берри объяснила ситуацию. После того как Даг подтвердил, что на острове спасаются семеро, было решено спустить на волу и ялик, и лодку Барра, чтобы забрать всех пострадавших разом; кроме того, заметил Даг, две лодки могут помочь друг другу в случае затруднений. Даг остался на «Надежде», чтобы провести ее по фарватеру, Вит и Ремо сели на весла ялика, Барр — своей лодки.

— Ты уверен насчет тех парней, Даг? — окликнул его уже из лодки Ремо, когда спасатели были готовы к отплытию.

— Да. Примерно полмили в ту сторону, — показал он.

Барр повернул голову.

— Ага, теперь и я их заметил. Двигайся следом за мной, Ремо. Все как в старые добрые времена… — Он оттолкнул лодку от баржи, и ее весло вспенило воду.

Ремо фыркнул, но послушно двинулся следом. Из тумана донесся голос Вита:

— По крайней мере это не то, что возить овец!

— Овец? — переспросила Берри.

Даг только покачал головой.

Минуты тянулись долго на дрейфующей по течению «Надежде». Теперь, когда берега скрыл туман, казалось, что судно стоит на месте в тихой гавани. Пусть оно двигалось со скоростью всего пять миль в час, столкновение с корягой или камнем, способным проделать дыру в корпусе, быстро развеяло бы эту иллюзию, подумал Даг; поэтому он оставался настороже.

— Твои парни — Стражи Озера — сумеют потом найти нас? — обеспокоенно спросила Берри.

— Поэтому-то они и сели по одному в каждую лодку, — заверил ее Даг. — Они уже добрались до острова. Ах, вот и пригодилась узкая лодка Барра: она проходит между стволами деревьев.

— Надеюсь, он не поставит ее поперек течения и не станет слишком наклоняться: так она мигом наполнится водой.

— Эти ребята из Жемчужной Стремнины, я думаю, знакомы со всем, что может выкинуть река, — сказал Даг. — Во всяком случае, лучше, чем я. А лодки Стражей Озера строятся так, чтобы плыть, даже зачерпнув воду. На носу и корме делаются понтоны, промазанные дегтем.

— Так вот в чем дело! Я всегда удивлялась… — Через мгновение Берри добавила: — Мы еще думали, что это благодаря магии.

Фаун позвала Хога и Готорна в каюту — помочь ей приготовить теплый прием несчастным речникам, лишившимся своего судна. Прошел почти час, прежде чем из тумана вынырнула лодка Барра. В ней, боязливо цепляясь за борта, съежились двое спасенных; третий сидел рядом с Барром и помогал ему грести. Бо и Хог протянули им руки, чтобы помочь влезть на палубу; один из матросов чуть не свалился при этом в воду, но Барр удержал его.

— Эге! — пробормотал тот человек, который сидел на веслах. Выпрямившись, он сдернул бесформенную фетровую шляпу, видавшую лучшие времена. Это был тощий жилистый парень, небритый и босой; его поцарапанные ноги посинели от холода. — До чего же мы рады видеть вас, люди добрые! Мы прошлой ночью врезались бортом в верхушку того острова, и течением тут же затянуло наши баржи под воду: река словно проглотила их!

Бо налег на рулевое весло и глубокомысленно кивнул.

— Угу. Так бывает.

Фаун, выглядывая из заднего люка, смотрела на речников широко раскрытыми глазами.

Команда едва успела поднять на палубу лодку Барра, когда из тумана вынырнул ялик, низко сидевший в воде из-за тяжести четырех спасенных. Вит и Ремо энергично гребли. Их пассажиры выглядели измученными. Один из них был не только без башмаков, но и без рубашки; его плечи и грудь покрывали кровоточащие царапины, кое-где кожа висела клочьями. Он держал пику для охоты на кабана — довольно странную вещь, чтобы спасать ее при крушении. Когда спутники помогали ему влезть на палубу, он застонал, но как только почувствовал под ногами опору, выпрямился, опираясь на пику, и с улыбкой огляделся по сторонам. Это оказался высокий человек с черными волосами, спадающими на плечи, и блестящими карими глазами.

— Вот это наш капитан Форд Хайкри, — представил его тот матрос, что помогал Барру грести.

— Я хозяйка Берри, и это мое судно, «Надежда», — сказала Берри, откидывая со лба выбившуюся прядь волос. — Добро пожаловать к нам на борт.

Израненный речник с восхищением посмотрел на нее.

— Ну, мэм, твои ребята вытащили нас из изрядных неприятностей! Мы с тех деревьев кричали всю ночь, пока совсем не охрипли, но вы первые, кто нас услышал.

— Благодарите Стража Озера, — ответила Берри, кивнув на Дага. — Это он вас заметил. В таком тумане мы прошли бы мимо вас.

— Ага, и если бы мы вас и услышали, то решили бы, что это привидения заманивают нас, чтобы утащить на дно, — вмешался Готорн.

Эти слова заставили израненного речника отвести изумленный взгляд от Дага. Он поскреб в затылке и растерянно посмотрел на Готорна.

— Ага, такого можно было бы ожидать.

— Наслушался сказок, — проворчала Берри, дернув брата за ухо. — Иди-ка лучше помоги Фаун. — Она повернулась к своей команде. — Я хочу, чтобы по крайней мере один из вас, дозорные, оставался с рулевым. — Оба тут же вызвались помогать и подошли к Бо. — И вот что, Бо, — продолжала Берри, — если Ремо скажет тебе, что впереди мель или коряга, слушайся его!

Спасенные последовали за своим капитаном — или бывшим капитаном — через задний люк; Даг направился следом, мысленно прикидывая, где может находиться сумка с лекарствами. В заполненной людьми кухне было жарко; Фаун приготовила галлоны горячего чая и огромное количество жареного с луком и беконом картофеля. Наготове стояла и корзинка с яблоками. Даже вода для мытья оказалась теплой. У очага нагревались все одеяла и полотенца, какие только были на барже. Измученные люди с благодарными стонами расселись вокруг очага. Сухой одежды на всех не хватило, так что ее распределили как могли, дополнив одеялами.

Горячая вода, мыло и сумка с лекарствами тоже были приготовлены. Выглядело это так, будто Фаун не сомневалась: Даг сразу же возьмется за лечение, против чего тот, впрочем, не возражал. Спасенные речники страдали в основном от царапин и порезов; Даг поручил Хогу промыть их мылом, а Вит занялся перевязками. Хуже всего пришлось бывшему капитану; Даг усадил его на табурет перед огнем и привлек себе в помощь Фаун, чтобы очистить странные повреждения на его торсе.

— Что же это такое с тобой приключилось? — спросила речника Фаун, принимаясь обрабатывать его раны. — Уж не медведь ли тебя порвал?

Капитан Хайкри улыбнулся ей, как обычно улыбались все, хотя и морщился от боли.

— На этот раз не медведь, мисс.

— Что же вы не привезли и медведя? — спросил у Вита Готорн; оба они следили за действиями Фаун.

— Это же не медвежонок, Готорн, — нетерпеливо отмахнулся от мальчишки Вит. — Он потопил бы ялик, да еще и попытался бы нас съесть.

Капитан Хайкри ласково улыбнулся Готорну.

— Медведи прекрасно умеют плавать, если надумают. Этот зверь быстренько уберется с острова, когда ему надоест сидеть на дереве. У меня дома паренек такого же возраста, — шепотом сообщил он Фаун, — и еще малец помладше, чтобы подбивать братца на шалости, если у того иссякнет запас. Такого, правда, еще ни разу не случалось, должен я сказать. — Повысив голос, он обратился к Готорну: — Понимаешь, как это случилось… Ой!

— Прости, — извинилась Фаун, промокая кровь, выступившую на порезе, который она промывала.

— Не обращай внимания, мисс, я же знаю, что твои действия мне на пользу. А случилось вот что: когда мы добрались до слияния Медвежьей и Грейс, трое матросов испугались такой большой реки и сбежали на ялике. Ну мы и привязали баржи друг к другу — рук у нас теперь не хватало. Только потом я сообразил, что не такая уж это была удачная мысль: слишком упрямым стало наше сооружение. Ну мы и решили просто плыть по течению: рассчитывали потом разобраться и, может быть, даже нанять настоящего лоцмана в низовьях.

70
{"b":"111715","o":1}