ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Их набралось шестьдесят или семьдесят человек. А тот однорукий Страж Озера — он, должно быть, был по крайней мере командиром отряда. Вел себя так, словно такое ему не в новинку. Нам крышка. — В голосе Элдера прозвучало что-то похожее на облегчение. — Нужно ноги уносить. Ты сам мне говорил, — льстиво продолжал Элдер, — что не рассчитываешь, что пещера продержится больше года. Те дураки из Трипойнта были предостережением, ты сказал, и лучше обратить на него внимание.

Крейн вздохнул.

— Что ж, по крайней мере мне, похоже, достанется новая лошадка. — Он умолк, глядя в сторону носового люка. Его странной формы губы сжались, глаза сузились. Использует свой Дар? — Эй, что там затеял Маленький Драм? — Он развернулся и небрежно ударил Готорна в лицо рукоятью своего ножа; удар был так силен, что мальчик отлетел на другой конец кухни. Готорн упал на пол без чувств, Берри вскрикнула, Хог заскулил. Фаун беспомощно забилась в могучих руках человека-горы.

Крейн сделал глубокий вдох.

— Похоже, скоро у нас будет компания. Слишком поздно смываться с этой баржи. Элдер, отвяжи канат на корме, а ты, Большой Драм, — на носу; потом садись на весла. И ты тоже, Элдер. Мы отчалим и попытаемся добраться до Локтя — это даст нам достаточно времени. Дай-ка мне эту девчонку.

Большой Драм неохотно передал Фаун своему вожаку. Крейн крепко ухватил ее за руку и развернул, поставив перед собой. Лезвие его ножа прижалось к ее горлу весьма убедительно.

— А как насчет Маленького Драма? — спросил человек-гора.

— Это будет зависеть от того, как быстро он умеет бегать. Посмотрим, не удастся ли с помощью девчонки дать ему время добраться к нам, но долго ждать мы не будем. — Следом за Большим Драмом Крейн вышел на переднюю палубу, толкая перед собой Фаун.

* * *

Ноги несли Дага вниз с холма так быстро, что это было похоже на падение. Благодаря Дару он чувствовал весь ужас Фаун. Даг попытался разобраться в той путанице, которая доходила до него с «Надежды»: Бо тяжело ранен, Готорн и Берри перепуганы, Хог растерян, Элдер на свободе; и еще два новых Дара — оба ужасно изувеченные, и тот, который темнее, наполовину закрыт.

Возвращаясь оттуда, куда они отлучались, Крейн и его подручные, должно быть, решили побывать на наблюдательном пункте и обнаружили суда, привязанные около устья ручья. Дар Крейна показал ему Элдера на борту «Надежды» — обеспокоенного, но все еще, возможно, морочащего головы своим жертвам. Крейн, наверное, решил оказать поддержку Элдеру, если это так, или освободить его, если тот оказался пленником, — но во всяком случае Крейну нужно было проскользнуть на баржу и найти своего сообщника. Дар и густой туман наверняка позволили ему остаться незамеченным сонными сторожами.

«А потом все пошло плохо. Для обеих сторон».

К тому времени, когда Даг промчался сквозь последние деревья и увидел «Надежду», он так запыхался, что был вынужден остановиться и упереться руками в колени в ожидании, пока черные пятна перестанут плясать перед глазами. Когда зрение вернулось к норме, Даг поднял голову. Здоровенный парень с уродливым Даром отвязал вторую веревку, удерживающую «Надежду», и взялся за весло. Через передний люк вышел человек с полузакрытым Даром, держа перед собой Фаун. У горла пленницы блеснул нож, грозя вонзиться в нежную плоть. Человек взглянул в глаза Дагу, замершему в двадцати футах от конца сходней. К Дагу подбежал Вит с луком в одной руке и стрелой в другой и попытался прицелиться.

— Твой дружок может бросить свой лук, — сухо сказал человек, заслоняясь Фаун как щитом и крепче прижимая нож к ее горлу. Дагу показалось, что он видит на клинке ручеек крови.

— Брось лук, Вит, — сказал Даг, не спуская глаз с незнакомца. Это, несомненно, Крейн. Вит попытался возразить, но все же уронил лук к ногам. Фаун пошевелилась и перевела взгляд; Даг молился всем богам, чтобы она не попыталась вырваться. Этот убийца перережет ей горло, не моргнув глазом. Трое речников, наконец обратившие внимание на шум, бежали по берегу в сторону «Надежды». Опасения Дага, что он не получит помощи, сменились страхом перед тем, что приближение этих неуклюжих союзников заставит Крейна действовать.

Позади напряженно застывшего Крейна из каюты вынырнул Элдер и взялся за второе весло.

— Отчаливай, — бросил ему через плечо Крейн.

— А как насчет Маленького Драма? — спросил здоровяк, сидевший на веслах.

Странный Страж Озера взглянул на холм.

— Его не видно.

Весло, которое держал Элдер, сделало взмах; второй гребец все еще медлил. Сходни заскрипели, когда баржа начала двигаться. Даг метнулся вперед.

— Ах! — укоризненно покачал головой Крейн, поднимая нож так, что Фаун пришлось встать на цыпочки. — Значит, ты мне не поверил? — Он широко распахнул свой Дар, чтобы показать Дагу свою холодную решимость.

То, что последовало, не было даже решением.

Даг поднял левую руку, протянул проекцию Дара на двадцать футов и вырвал кусок Дара из позвоночника Крейна чуть ниже шеи.

Темные глаза Стража Озера изумленно раскрылись, нож выпал из его бесчувственных пальцев. Тело его сложилось, как мокрое одеяло, а голова, лишенная опоры, со странным стуком ударилась о палубу. Звук, который он издал, был не стоном, а скорее вопросительным хрипом.

Фаун после мгновения растерянности наклонилась, схватила нож и кинулась в каюту. Здоровяк, сидевший на веслах, подбежал к краю крыши, чтобы посмотреть, что происходит, — и получил стрелу Вита, который успел поднять свой лук. Руки Большого Драма схватились за древко, торчащее из его объемистого живота, но в это время «Надежда» повернула, раненый потерял равновесие и с воплем свалился за борт; вода тут же сомкнулась у него над головой.

Даг кинулся к сходням, заметив при этом, как из заднего люка выскочила Берри, схватилась за короткий конец рулевого весла и всем весом повисла на нем, так что длинный конец описал большую дугу, врезался в бедро Элдера и смахнул его с крыши в холодную воду.

21

Чего Даг хотел больше всего — так это допросить Крейна; Фаун поняла это, потому что после лишившего ее дыхания объятия и нескольких неразборчивых слов, которые Даг выдохнул ей в волосы, это была его первая фраза, которую ей удалось разобрать. Однако одного взгляда на Бо Дагу хватило, чтобы изменить свои планы. Он поручил пыхтящему Виту с помощью подоспевших речников выудить из воды Элдера и Большого Драма, распорядившись, чтобы их отвели на какое-нибудь судно — желательно не «Надежду» — и связали.

— А что насчет Крейна? — поинтересовался Вит.

— Пусть лежит. Он-то никуда не денется.

При этих словах на лице Дага появилось очень странное выражение, но прежде чем Фаун смогла разобраться, что к чему, Даг привлек ее на помощь: стонущего Бо уложили на поспешно освобожденный пол на кухне, и Фаун, подняв его рубашку, стала промывать нанесенную ножом рану. Даг сел рядом, скрестив ноги, раздраженно отбросил в сторону протез и впал в транс целителя, что делалось для Фаун все более знакомым зрелищем. Он просидел так долго; тем временем потрясенная Берри, с запястий которой все еще свисали веревки, занималась еще более потрясенным и плачущим Готорном, из сломанного носа которого текла кровь. Хог как умел помогал всем.

Вит долго не являлся с докладом. Раненого стрелой Большого Драма поймать было легко: он сам выбрался на берег и не сопротивлялся речникам, когда те стали его связывать. Элдер попытался уплыть. Матросы погнались за ним на ялике и вытащили, избив, чтобы научить покорности. Элдер едва не утонул, и Фаун, взглянув на застывшее лицо Берри, пожалела о том, что его все-таки вытащили. Продолжение существования Элдера еще на один мучительный день представлялось напрасной тратой времени, эмоций и веревки. Оба пленника были привязаны к столбам на «Кусачей черепахе»; древко стрелы в животе Большого Драма обломили, но наконечник извлекать не стали, чтобы он наверняка дожил до повешения.

81
{"b":"111715","o":1}