ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сила воли не работает. Пусть твое окружение работает вместо нее
Выжить любой ценой
В нежных объятьях
Счастливый мозг. Как работает мозг и откуда берется счастье
Про GOOGLE
На грани серьёзного
Время не властно
Стокер и Холмс. Механический скарабей
Хранители волшебства
A
A

— Нет. Не думаю, что это теперь послужит развлечением.

Даг сидел, прикрыв глаза отчасти от усталости, отчасти от вызванной сытостью лени, но тут пристально взглянул на Вита, хотя сначала и промолчал.

Фаун оглянулась на мужа, потом спросила:

— А почему нет?

Вит пожал плечами и поморщился; казалось, он собирается снова погрузиться в мрачное молчание, ко потом все-таки выдавил:

— Странно устраивать из этого игрище, после того как я застрелил человека.

— Большого Драма? — спросила Берри. — Вит, мы очень даже рады, что ты застрелил Большого Драма.

— Нет, не его. — Вит печально махнул рукой. — Еще раньше. А Большого Драма я не убил; это сделал тот парень, который отрубил ему голову. Я застрелил другого… первого.

— Какого первого? — осторожно поинтересовалась Фаун.

— Накануне ночью, у пещеры. Несколько человек выбежали и пытались скрыться — именно поэтому Даг и поставил нас, лучников, на расстоянии. Я был так перепуган и взволнован, что плохо видел, что делаю, но… мой первый выстрел, самый первый выстрел… стрела попала прямо в глаз разбойнику. Убила его на месте.

Фаун поморщилась. Готорн, проявив бесчувственность, восхищенно выдохнул:

— Ох!

Вит снова взмахнул руками.

— Меня смутило не то, что стрела попала в глаз… ну, смутило, конечно, но не это главное… — Он шумно втянул воздух и попытался объяснить: — Это было слишком легко.

Бо с симпатией потер свой небритый подбородок, но проворчал:

— Вит, некоторых людей нужно убивать.

Берри проявила большую проницательность:

— Такое не должно стать заразительным.

— Да не в этом дело, — пробормотал Вит, хмуря брови.

В этот момент в первый раз подал голос Даг — так неожиданно, что Фаун даже подскочила.

— Дело в том, что после ты становишься другим человеком. Твой Дар меняется, это факт. Вит, Барр и Ремо все в первый раз пересекли черту той ночью у пещеры, и обратной дороги нет. Приходится идти дальше.

— Думаю, когда-то и с тобой такое случилось, — с уважением проговорил Ремо. — Только это было так давно, что ты, должно быть, и не помнишь.

— Ох, я помню, — ответил Даг.

Все за столом закивали.

Даг так резко опустил кружку на стол, что содержимое расплескалось.

— Отсутствующие боги! Неужели вы так и будете проглатывать все, что я скажу? Неужели никто не поперхнется?

Глаза Фаун широко раскрылись, и не только она удивилась: все сидевшие за столом с любопытством посмотрели на Дага. Хог вздрогнул.

— Что тебя укусило? — спросил Барр, опередив Фаун, которая, хоть и более тактично, собиралась поинтересоваться тем же.

Даг побарабанил пальцами по столу, поморщился и выпалил:

— Я убил Крейна, вырвав Дар из тоненького ломтика его позвоночника. Так мне удалось заставить его упасть на палубу. С расстояния в двадцать футов, не забудьте. Вит, помнишь того москита в Ламптоне? Так вот, точно так же… Только внутри тела — так же, как я лечу с помощью Дара.

— Ох, — выдохнул Вит, вытаращив глаза. — Я… э-э… я и не подозревал, что ты такое можешь.

— А я понимал, даже и тогда. — Даг обвел глазами всех сидевших за столом. — Это было слишком легко.

Фаун вспомнила, где слышала именно эту фразу раньше — не только что от Вита — хоть и произнесенную другим тоном: так сказал Крейн. Однако Вит не присутствовал при его признаниях. То, что он повторил слова предателя, было случайностью.

«А вот Даг произнес их не случайно».

Уловили ли Ремо и Барр подтекст?

«Да и все ли уловила я?»

— Так вот что ты сделал с Крейном? Вырвал его Дар? — растерянно спросил Барр.

— Я и не знал, что такое кто-то способен сделать, — более настороженно проговорил Ремо. — Мне казалось, что только Злые…

— Мои действия — очень слабое подобие того же самого, да. У меня есть основания полагать, что подобным умением в какой-то форме обладают и очень искусные мастера; только с тех пор, когда умение пришло… вернулось ко мне, у меня не было случая задать этот вопрос умелому мастеру. От такого нападения легко защититься, закрыв Дар, — поэтому мне и пришлось ловить момент, когда Крейн раскрыл свой. У меня получилось только потому, что я застал его врасплох.

— Ах, — протянул Барр, переводя дух, — ну, тогда все в порядке.

— Для некоторых из нас, — сухо ответил ему Даг.

Вит, однако, смотрел на него так, словно понял все возможные последствия; рот его раскрылся. Только чего ради Даг заговорил об этом здесь и сейчас, в этой компании? Ради Вита? Или ради себя?

Фаун выпрямилась.

— Даг, это отвратительно! Ты же не превратился в Злого или даже Крейна, как Вит не стал Маленьким Драмом. Кстати сказать, ту стрелу сделала я своими руками — такую крепкую, прямую и острую, как меня учил Каттагус. И я сделала ее для того, чтобы убивать — кого бы ни требовалось убить, — потому что понимала: то будет или противник, или Даг, и уж я-то точно знала, что предпочитаю. То же касается и моего брата, на случай если кто-нибудь сомневается. — Фаун перевела дыхание. — Нож, стрела, вырывание Дара — это все просто разные орудия. Если уж на то пошло, человека можно убить и молотком.

Паника, которую начали было испытывать собравшиеся за столом крестьяне, отступила, когда до них дошла мысль Фаун. Даг промолчал, хотя его напряжение тоже пошло на спад. Он медленно кивнул и бросил на Фаун благодарный взгляд. Неужели он раньше никогда не думал о вырванном Даре как об орудии, и такое действие представлялось ему каким-то таинственным магическим злом? Фаун любила Дага всей душой, но иногда его свойственная всем Стражам Озера манера погружаться в уныние ужасно раздражала.

— Так что видишь, Вит, — снова заговорил Даг, — если и существует лекарство от твоей тревоги, то я его не нашел. А что касается уроков стрельбы, то, хоть я и получаю от них удовольствие, я никогда не смотрел на них как на игру, даже когда был головастиком вроде Готорна. Они — серьезная подготовка к серьезному делу. — Прищурившись, Даг добавил: — Если подумать, то же самое можно сказать об обучении закрывать свой Дар, которым мы всю прошлую неделю тоже пренебрегали. Жду вас двоих завтра утром на палубе, — обратился он к Ремо и Барру, которые и не подумали спорить.

— Я не стал бы предлагать вам сыграть в игру, Вит, — ни Хогу и Готорну, ни остальным, — продолжал Даг, — но продолжить обучение я определенно хочу вам предложить, потому что, как вы видели, никогда не знаешь, когда тебе потребуется умение, а от него может зависеть не только собственная жизнь.

— Мой папа говорил. — Берри запнулась, но справилась с собой. — Папа часто говорил: «Никакое стоящее дело не бывает все время приятным, но все равно его все время нужно делать».

Вит криво улыбнулся ей и кивнул.

Как только посуда была вымыта, при свете фонарей начался урок стрельбы из лука. Фаун порадовалась тому, что все пришли в лучшее настроение, чему очень помогла возможность размяться, бегая за стрелами по берегу; собственно, это и было ее целью с самого начала, так что с этим все было в порядке.

Вот о Даге она беспокоилась: этой ночью он, прижавшись к ней, впал в забытье совершенно обессиленного человека. Любовью они не занимались с тех пор, как приблизились к пещере. Если бы Фаун не наблюдала за выздоровлением Дага после Рейнтри, она могла бы счесть это признаком того, что его привязанность к ней угасает, однако она прекрасно знала, что дело в невероятной усталости. Только ведь на этот раз Даг не был ранен, не пострадал от Злого, у него не был поврежден Дар. Он, конечно, прибегал к подкреплению Дара — к невообразимо сложным целительным действиям, — пока уже не мог держаться на ногах; попали к нему и частицы чужого Дара — непосредственно или в результате освобождения от околдовывания: Скинк, Хайкри, Бо, Готорн и бог знает сколько речников… а главное, тот большой ломоть Дара Крейна.

Фаун не была уверена, что причинило больший вред: сомнительный Дар Крейна или его ядовитый язык. Крейн определенно пытался отравить душу Дага… следовало бы парализовать и эту способность предателя, решила Фаун. Не была ли странная вспышка Дага за ужином каким-то запоздалым откликом на слова Крейна… или просто много всего накопилось?

93
{"b":"111715","o":1}