ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

"Детскость" - это умение видеть вечность во времени. Умение разглядеть сквозь пелену быта вещество бытия. Это умение задавать простые вопросы: зачем? для чего? почему именно так?

Вопросы, на которые неимоверно трудно ответить.

И вместе с тем на которые всё равно приходится отвечать.

Современный мир стремительно трансформируется. Сейчас, когда обе великие доктрины - либерализм и социализм - в значительной мере дискредитированы, явочным порядком, как плесень, которая проступает всегда и везде, утверждается в мире совершенно новое глобальное мировоззрение, формирующее такую же новую онтологическую среду.

Его можно определить как давосский дискурс.

Давосский дискурс - это культура менеджеров. Это культура людей, говорящих вне зависимости от национальности на одном и том же деловом языке, придерживающихся одних и тех же поведенческих деловых стандартов и исповедующих одни и те же универсальные деловые ценности.

Главный критерий этой среды - эффективность. В давосскую среду входит тот, кто умеет быстро и без лишних эмоций извлечь прибыль из всего: из нефти, из демократии, из воздуха, наконец.

Никакие другие качества значения не имеют. Образованность, ум, культура, талант признаются лишь в том случае, если их сопровождает весомый денежный эквивалент.

Здесь своя ценностная шкала.

Если книгу читают все - это хорошая книга. Если все смотрят какой-то фильм - это хороший фильм. Если все покупают данный товар - значит, это хороший товар.

Ни в коем случае не наоборот.

И никто не воскликнет наивно, по-детски, что "король-то голый": книга плоха, фильм ужасен, товар никуда не годится.

А если даже воскликнет, его сочтут дураком.

Не может быть плохо то, что приносит доход.

Менеджеры - это элита среднего класса, это социальный ярлык той страты людей, которую ныне боготворят, как при социализме - пролетариат.

Средний класс - это наше всё.

Это основа общества, фундамент устойчивого государства, законопослушный умеренный электорат.

Нет предела восторгу.

Однако напомним, что на другом языке средний класс - это мещане, то есть те, кто личное благополучие ставит превыше всего.

Вот что воспринимается сейчас как "взрослость".

И если есть перед Россией действительная опасность, так это именно "повзрослеть". Из страны гениев превратиться в страну благополучных мещан, в онтологическое болото, способное существовать, но не жить.

ЧТО ТАМ, ЗА ГОРИЗОНТОМ?..

Так кем мы хотим быть - гениями или мещанами?

Благополучными бюргерами, филистерами, не высовывающими носа из своей скорлупы, или людьми, которые не побоятся задать вопрос мирозданию.

Как дальше жить?

Что там, за горизонтом эпохи?..

За всё надо платить.

Если мы хотим быть более-менее благополучной страной, где единственное событие национальных масштабов - это проигрыш (выигрыш) любимой футбольной команды, значит, нам надо культивировать конформизм, самодовольное самодостаточное мещанство, рекламный гламур, удушливую политкорректность.

И тогда, как предлагал один из персонажей романа "Бесы", гениев надо душить в колыбели.

К чему, собственно, и идёт.

Или мы всё-таки хотим быть страной напряжённого поиска, страной творческих озарений, страной, которая благодаря "детскому" взгляду на мир, быть может, раньше других разглядит сквозь метафизические фантомы облик грядущего.

Но тогда следует принимать на себя и все риски, сопряжённые с этим статусом.

Плата, разумеется, велика.

Однако это плата за будущее.

На коляске до Эвереста

Литературная Газета 6240 (36 2009) - pic_68.jpg

По инициативе мэра столицы Юрия Лужкова 2009 год объявлен в Москве Годом равных возможностей. Что удалось сделать за восемь месяцев для адаптации инвалидов и создания в городе безбарьерной среды? И что волнует самих людей, испытывающих трудности в передвижении и общении?

Сегодня 8% населения мира имеют разные виды инвалидности. В России таковых 12,5 миллиона. О проблемах людей с ограниченными возможностями мы беседуем с заместителем председателя Всероссийского общества инвалидов Александром КЛЕПИКОВЫМ.

- Прежде всего давайте договоримся о терминах, - говорит Александр Васильевич. - Я считаю, что нагромождение слов "человек с ограниченными возможностями" бессмысленно. Не бывает людей с неограниченными возможностями. Если я употреблю этот термин, например, в магазине или на автозаправке, там могут подумать, что у меня нет денег. В слове "инвалид" ничего оскорбительного или уничижительного нет. Мы сами придаём эмоциональную окраску словам.

- Александр Васильевич, в международных документах очень большое внимание уделяется понятию безбарьерной среды.

- Под безбарьерной средой у нас часто понимается доступность к близлежащей аптеке или магазину. Дескать, инвалиды - какие-то недочеловеки и всё, что им нужно, это еда и лекарства. На самом деле безбарьерная среда - это возможность беспрепятственно попадать в любое здание, будь то городская администрация, школа, вуз, концертный зал или даже ночной клуб. То же касается и транспорта. А сегодняшняя среда в подавляющем большинстве российских городов как раз барьерная. Она ориентирована на молодых, здоровых, одиноких людей. Остальные терпят неудобства: старики с палочками, беременные женщины, родители с маленькими детьми и, конечно, инвалиды. Понаблюдайте: кто пользуется чаще всего пандусами? Да просто утомлённые люди, возвращающиеся вечером с работы, или пожилые женщины с тележками.

Вообще пандусы первоначально служили не инвалидам, а королям, для того чтобы карете было удобнее подъехать к дворцу. Сегодня они делаются для всех желающих, но инвалид-колясочник - это некое лекало, с помощью которого выкраивается новая, современная городская среда, доступная всем категориям граждан.

- В московской государственной школе-комплексе "Класс-центр N 686" меня поразил пандус, опоясывающий все четыре этажа школьного здания. Он был построен специально для одного-единственного человека - преподавателя сценической речи.

- Услышал как-то разговор двух строителей: "Здесь мы пандусы устанавливать не будем, потому что это дом дорогой, квартиры элитные". Сегодня человек молодой, здоровый и богатый, а завтра случилось несчастье, автомобильная авария, например, - и всё, он уже инвалид-колясочник. А в его дорогом доме нет даже возможности спуститься вниз!

Коридоры, места общего пользования, двери в доме должны быть такой ширины, чтобы человек при необходимости мог вмонтировать специальные поручни. Нужны подходы к лифтам и сами лифты такого размера, чтобы поместилась коляска. Каким поручнем вы оборудуете хрущёвку, в которой дверь шириной 60 сантиметров? Государство должно устанавливать новые строительные нормы, соответствующие международным стандартам, а строители - им следовать. И тогда никого не будет удивлять пандус в школьном здании, потому что школы станут доступными для всех желающих получить образование.

Там, где ведётся грамотная социальная политика - например, в Москве, в Великом Новгороде и некоторых других населённых пунктах, - городская среда более дружелюбна. Хуже всего обстоит дело в малых городах, где колясочник зачастую вообще не может выйти из дома.

- Инвалидам всегда было тяжело конкурировать на рынке труда - их со скрипом берут на работу и первыми увольняют.

- К сожалению, у нас отсутствует антидискриминационное законодательство, принятое во многих развитых странах, и доказать, что тебя не взяли на работу или уволили из-за инвалидности, очень трудно. Работодатели неохотно берут таких людей, потому что это невыгодно - надо инвестировать средства в создание специальных условий, оборудовать рабочее место.

С другой стороны, пенсионное законодательство в какой-то степени способствовало понижению мотивации к поиску работы из-за жёсткой зависимости пенсионных и иных денежных выплат от степени ограничения трудоспособности.

34
{"b":"111717","o":1}