ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако представителей бизнеса это не смутило: пусть строжится, партия-то родная, от плоти и крови

Эти слова мог произнести человек, абсолютно уверенный в собственной правоте - до праведного горения. Кто-то скажет, что не обошлось без самопиара, что до библейского Савла губернатору ещё далеко, и всё же речь была знаковая.

Александру Карлину и в самом деле многое дано - и не только в смысле власти. О его работоспособности ходят легенды. Спит, как Наполеон, по четыре часа в сутки. Всё остальное время - на посту. Да к тому же как бывший прокурор (а прокуроров "бывших", есть мнение, не бывает) наделён недреманным оком. Семья осталась в Москве, так что личное от государственных забот почти не отвлекает. Сам из уроженцев Алтая, прокурорскую карьеру здесь же и начинал. Доросши до заместителя министра юстиции и советника президента по вопросам госслужбы, оказался в родных местах на новом витке карьерной спирали.

Первое губернаторство Алек-сандра Карлина пришлось на "тучные годы", а заканчивалось финансовым кризисом. Как специалист по вопросам служебных отношений он прекрасно понимал, что в этой ситуации легко оказаться вне фавора, поскольку предшествующие заслуги роста могут обнулиться в мгновение ока. В некоторых отраслях промышленности края падение оказалось более чем заметным. Машиностроение, например, к уровню прошлого года в нынешнем составило всего 58 процентов. Недалеки от этого и смежные отрасли.

Аграрный сектор испытывает чудовищный натиск со стороны энергетиков, и если раньше людей возмущало то, что закупочная цена на молоко сравнялась с ценами на ГСМ, то нынче литр дизтоплива стал стоить втрое дороже молока, закупаемого у молочников. Летом многие хозяйства были вынуждены продавать молоко по семь рублей за литр. Высоколобые экономисты скажут - отрицательная рентабельность, а если проще - чёрт знает что такое

Где-то и протестуют, и довольно гневно. В хозяйстве "Верх-Обское" дояркам несколько месяцев не платили зарплаты, и в середине лета отчаявшиеся мастера доения стали грозиться, что перекроют транспортную магистраль. Говорят, собственник сельхозпредприятия дотоле ещё и на глаза не являлся селянам. А ведь на его святейшество собственника, мы часто слышим, вся надежда. Он-то, как оказалось, и есть главный движитель экономики. Если не самой истории.

Ситуацию "разрулили", на хозяина прикрикнули, кончилось тем, что часть молочного стада продали на мясо. Долги вернули, доярки успокоились, не убиваясь о том, что под нож пошла и производственная база. А что тут думать, привычное дело, дальше носа всё равно не углядишь

То доярки, то рубцовчане-тракторостроители вопиют: "Вымираем - спасите!" (так и пишут на плакатах). Другие ещё готовятся - кто резать, кто перекрывать артерии Но власть убеждена, что это - исключение из правил. Иначе зачем было все эти годы утверждать исполнительскую дисциплину в крае, формировать бюджетную часть, канализировать финансы, концентрировать ресурсы, запускать программы развития, биться за урожай, опекать культуру, в меру сил и понимания противодействуя декультурации?

Если бы сказали наверху "уходи" - губернатор сделал бы "под козырёк" и ушёл бы. Бояться ему за себя нечего. Но чувствовалось, что Карлину хотелось дела большого, верного, настоящего свершения. За эти несколько лет у руля он уверился, что лучше других сможет структурировать аморфную среду западносибирской глубинки, смыть с неё ярлык депрессивности. Но если контроль за имевшимися крупными промышленными активами на региональном уровне утерян, то в сельском хозяйстве ещё кое-что сделать можно. Да почему нельзя, если край первый в России по производству муки и круп, в числе лидеров и по другим позициям? Особо значимая сельскохозяйственная территория.

Думается, глава просил Москву - дайте воплотить задуманное, а там уж и увольняйте. Речь о масштабном проекте "Комплексное развитие Алтайского Приобья". Надо же кому-то повышать продовольственную безопасность страны, когда в столицах доля импортной еды давно улетела в небо. Вот он, продовольственный тыл России. Давайте модернизируем технологии, продумаем всё в соответствии с достижениями науки и практики Дадим и крестьянину пожить наконец!

Проект "Алтайское Приобье" - это почти шестьсот миллиардов рублей на реконструкцию и строительство крупных предприятий по производству и переработке мяса и птицы, создание электростанции на 600 МВт, развитие угледобычи на Мунайском угольном разрезе. И на многое другое в защиту села и края в целом. Сумма значительная, тут уж без "недреманного ока" не обойтись.

Давняя боль любого хозяйственника ныне - энерготарифы. А тут ещё и форс-мажор в Хакасии Поговаривают, киловатты теперь опять золотые будут. Частные же

Карлин - умеренный традиционалист во взгляде на культуру. Искусство подлинное он ценит и любит. Завершил реставрацию местной филармонии, с размахом отпраздновал 80-летие Василия Шукшина. Но там, где око главы зрит порок, сей порок будет непременно посрамлён. Так, краевой Театр драмы покинул юный главный режиссёр В. Золотарь, смело насаждавший нудизм на сцене - до звона генитального. Стоило, правда, главе отвернуться - тут же и другого "подающего надежды" питерского юношу кликнули.

Как у всякого главы большого края, у Карлина просто не доходят руки до мелочей. Потому-то, должно быть, в целях преодоления этого дефицита внимания в последние годы заметно вырос штат управления культуры в краевой администрации. Там, где раньше культуртрегеры ограничивались половиной этажа в Барнауле на Ленина, 41, сегодня они уже населяют целых три этажа. Оно и с добром бы, но у семи нянек - дитя без глазу.

Стало ли в крае привольнее житьё? Или блуда с насилием на экранах стало меньше? Подростковой преступности, наркомании? Или региональная культура вступалась за честь телекомпании "Катунь" (органа экологического подвижничества и честной профессуры края), у которой отобрали эфир и не думают его возвращать? Смягчились ли нравы окрест? И не свидетельствует ли повышение массовости штата чиновников от культуры о том, что крен делается на "масскультуру", проще говоря, потребительскую?

Нынешнее зло растления таково, что бороться с ним нужно не числом, а умением. И уж точно не галочкой в перечне мероприятий.

А в остальном

Трудится глава на благо стране и краю, и за это честь ему и хвала. В этой части "схема Путина" работает. Вот только стиль руководства умеренно коллегиальный. Критика снизу воспринимается жёстко. Правдолюбы ропщут: налицо косвенные признаки "комплекса Лира". Мы же не его обвиняем, мы о бедах края ему сигналим, а он Видно, не нужна ему эта правда, если мы же и гонимы

И верно, укрепление исполнительской дисциплины - вещь специфическая, хотя и системная. Народ это понял, приспособился. Первыми, конечно же, вняли элиты. Региональный медиамагнат, снискавший немало грантов на Западе "за прогрессивный журнализм", при Карлине сразу же скрутил критичность своих газет до нуля. И хочется, и колется, и положение вроде обязывает, но включается самоцензура, глубокое понимание ситуации. Этап первоначального накопления только-только закончился. Могут и до основ докопаться

Вот и получается, что административный диктат - лишь одна сторона медали. То, что безмолвствуют кусачие прежде СМИ, - явление знаковое, феноменальное и выходящее на всё федеральное поле. За собственную опасливость и слабость позиций ввиду порочности средств первоначального приобретения легче всего оправдаться перед внешними спонсорами и учителями демократии "ужесточением режима". Последнее, чего скрывать, присутствует, но более в ехидной позе умолчания, чем в виде прямого диктата. Ты, милок, бреши, но знай меру, у самого-то рыло в пуху

А что народ в массе безмолвствует - так это дело привычное. Ну разве что руководящему и направляющему пафосу порой изумится. Душой-то он и внемлет невольно призывам - "Все должны работать, и работать напряжённо!" - но червь сомнения гложет.

4
{"b":"111717","o":1}