ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

бежал под гогот, крик и свист.

И значит, он всего помимо

реальный первый был нудист.

Сергей САТИН

Смотрите, кто стоит

МОНУМЕНТАЛЬНАЯ ПРОПАГАНДА

Литературная Газета 6240 (36 2009) - pic_79.jpg

С языческих времён и до наших дней люди создавали памятники своим кумирам. Очередное доказательство этого тезиса приведено в Одессе, где в центре города установлен памятник незабвенному Кисе Воробьянинову. Двухметровый бывший предводитель уездного дворянства, бывший делопроизводитель загса застыл у входа в один из ресторанов, название которого по причинам, понятным даже ребёнку, мы не указываем. Ипполит Матвеевич запечатлён скульптором Сергеем Толкиевым в типичной для наших дней позе - просящим подаяние (чем занимался однажды в Пятигорске).

Памятник сразу стал популярным. Прохожие не остаются безучастными к мольбам Воробьянинова - бросают в протянутую шляпу деньги. Остапа рядом нет, поэтому трудно сказать, кто их потом оттуда выгребает, да это и неважно - на каждого Кису найдётся свой Бендер. По ночам же, когда бронзовый Ипполит Матвеевич остаётся один, его навещают знакомые персонажи из романа. Они обращаются к нему с разными словами, часть из которых нам удалось записать установленным рядом магнитофоном слежения. БЕЗЕНЧУК, гробовых дел мастер:

- Сколько у вас подаяний, разрешите узнать? Надеемся, народ щедр. Глядишь, в случае чего станете нашим спонсором. Разве "Нимфа" кисть даёт?! Нам же меценаты позарез нужны. Ведь из-за кризиса даже мы убытки несём, туды его в качель. ТИХОН, дворник:

- Правильно, барин, сделали, что из Парижа приехали. А то я заждался. Вы же мне обещались медаль представить. Давно пора. Только учтите, барин, по-честному медаль за дворницкую службу нонече нельзя. Поэтому копите денежки - надобно будет чиновников умаслить. Сидит там сволота всякая, гадюка семибатюшная Образованные! Отец ФЁДОР ВОСТРИКОВ, священник церкви Флора и Лавра:

- Только учтите, Ипполит Матвеевич, эта шляпа не ваша, она национализирована. Поэтому все собранные в ней денежные средства отнюдь не ваши. Эти деньги принадлежат народу, то есть моим прихожанам и мне лично. Примем по курсу и построим на них свечной заводик в Самаре или на худой конец в Тольятти. В.М. ПОЛЕСОВ, слесарь-интеллигент:

- При наличии отсутствия денег это вы очень правильно сделали, что просите подаяние. Обычным способом заработать невозможно. Не заработки, а одно горе. Я вчера весь город обегал, ни гривны не заработал. Удивительное безобразие!.. Только кто же так просит?! Кто так шляпу держит, морда?! Возомнил о себе, хам! Надавали бы тебе в доперестроечное время пощёчин, просил бы, как положено. Н. ТРУБЕЦКОЙ-ЛЯПИС, поэт:

- Служил наш Киса истуканом,

Наш Киса деньги собирал МЕЧНИКОВ, монтёр театра Колумба:

- Дуся, я человек, измученный нарзаном. Что-то я не пойму, дуся, вы просите у меня денег или предлагаете мне их. Только учтите: утром - шляпа, вечером - деньги. Эта шляпа, дуся, из театрального реквизита. И в случае сопротивления сторон я у вас её отберу. Со всем содержимым.

Смех сквозь грёзы

ВЫШЛИ

Литературная Газета 6240 (36 2009) - pic_80.jpg

Начать хочется с конца, с последней обложки сборника Евгения Минина "Просто пародия для простонародия" (Иерусалим-Москва: Издательское содружество А. Богатых и Э. Ракитской, 2009), где приведены отзывы известных людей о творчестве автора. Самый таинственный из них принадлежит историку Савелию Дудакову: "У Минина принципиально под атаку попадают современники: он не трогает ушедших, считая это не этичным. Нравственная позиция, которой многим в наше время не достаёт". (Орфография автора.) Помилуйте, да кто же вообще критикует ушедших?! Это не только неэтично, но и бессмысленно. Всё-таки пародия, как ни крути, род критики, и если современники могут прислушаться, что-то изменить, то Ломоносов или Блок в этом смысле неисправимы. Так что не совсем понятно, на кого намекает С. Дудаков, говоря, что многие пародисты грешат этим. Пусть назовёт хотя бы одного.

Между тем как раз в пародиях Е. Минина встречаются хрестоматийные строки ушедших поэтов. Сделано это автором умышленно - всё его юмористическое творчество направлено на то, чтобы во всеуслышание заявить простонародию - среди современников настоящих поэтов нет, о них можно только мечтать. Никто из нынешних не обладает собственным стилем. Поэтому сатирику всякий раз приходится выбирать несколько строк из так называемых стихотворений, иначе читателю будет невдомёк, о чём идёт речь. Только этим обстоятельством можно объяснить, что в пародиях, пожалуй, всё же точнее назвать их эпиграммами, на В. Берязева используются известные стихи В. Киршона, на И. Губермана - А. Ахматовой, на Т. Кузовлеву - Ю. Левитанского. Сатирик подчёркивает, что нынешние стихотворцы лишь подражают классикам, не более того.

Безусловно, иной раз в язвительном задоре Е. Минин перегибает палку. Вряд ли А. Кушнер настолько бездарен, что является не более чем эпигоном Н. Заболоцкого. Однако юморист твёрдо отстаивает свою точку зрения, не отступая от неё ни на йоту. Поэтому корявые стихи пишет Д. Крупская, а отдуваться за неё кто будет? Пушкин? Именно так, и это подтверждается эпиграммой "О вкусах" Мой милый пахнет облаками,

он шумным ветром опоён.

Листая томик со стихами,

он слепо черпает бульон.

Дина Крупская Мой милый

самых честных правил

хлебал бульон и заодно

себя перечитать заставил

всё то, что мной сочинено.

А после супа, не ругая,

мне мило улыбнулся он:

"Стихи чудесны, дорогая,

но восхитительней бульон!"

41
{"b":"111717","o":1}