ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Роман Багдасаров ВОЛШЕБНИК ГОРЫ

2 сентября скончался Артур Владимирович Медведев, основатель и главный редактор "Волшебной Горы". Ему было сорок лет, почти половину из которых он выпускал это уникальное издание ("ВГ" была задумана в 1989 году, первый номер вышел в 93-м). "ВГ" стала одним из ведущих интеллектуальных журналов России благодаря проницательности, работоспособности и удивительной для нашего времени добросердечности Артура.

Русская религиозная философия соседствовала там с классиками традиционализма, академические исследования с поэзией и эссеистикой. Каждый номер буквально открывал для читателя новый мир. Фрагменты "Бесконечного тупика" Дмитрия Галковского и "Распад атома" Георгия Иванова, тексты Вадима Кожинова, Фёдора Гиренка, Мераба Мамардашвили, Виктора Пелевина, Василия Налимова, Евгения Головина. "Евангелие" эзотерического андерграунда Москвы - "Ориентация - Север" Гейдара Джемаля, проклятый и отверженный официальным литературоведением роман Бориса Садовского "Шестой час". Вся палитра европейского традиционализма, начиная с Фабра д»Оливе и Рене Генона и заканчивая Гвидо да Джорджио и Анандой Кумарасвами. Европейские мыслители Хайдеггер, Ф.Г. Юнгер, Клагес вступали на страницах "ВГ" в диалог с суфиями и исследователями суфизма, русскими староверами, испанскими мистиками, английскими герметиками. В журнале регулярно публиковались современные отечественные философы-консерваторы Виталий Аверьянов, Михаил Ремизов, Аркадий Малер. В то же время Артур никогда не забывал о выстраивании линии преемства с мыслителями прошлого, вплоть до того, что большую часть одного из номеров заняла републикация книги Владимира Эрна о Григории Сковороде. В оформлении журнала деятельное участие принимали график Дмитрий Воронцов, а в разделе поэзия печатались Юрий Стефанов (оказавший колоссальное влияние и как член редколлегии), Сергей Калугин, Юрий Соловьев, Владимир Карпец, Алексей Широпаев, Тарас Сидаш…

В 1990-е возникла реальная опасность узурпации интеллектуального дискурса либерально-западническим крылом. Толстые журналы и альманахи, десятки расплодившихся издательств проповедовали идеи постмодернизма, получая щедрые подачки от фондов и своих протеже в гос- (или полугос-) структурах, совершенно не заботясь, какое влияние эти плохо пережеванные круассаны оказывают на культурное поле. Представители либерализма пытались в те годы подмять под себя как искусство и СМИ, так и академическую среду. Для проводников этого влияния "ВГ" стала настоящим бельмом в глазу, с которым те оказались не способны тягаться. Фундаментальность и широта мысли "ВГ" выгодно отличались от унылой кружковщины, возведённой в ранг элитарности. Несмотря на ярлыки и плохо скрываемую ненависть, временами выплёскивавшуюся на страницы печати, "ВГ" удалось ввести в широкую зону обсуждения многие темы и имена, на которых, казалось, почивало непререкаемое табу. Вероятно, поэтому все выпуски журнала, начиная с 1-го, регулярно закупались Библиотекой Конгресса США…

Активность Артура Медведева отнюдь не ограничивалась выпуском только журнала. Он регулярно проводил литературные и научно-дискуссионные встречи на разных площадках Москвы, куда могли стекаться до нескольких сотен зрителей. Главный редактор "ВГ" совсем не походил на кулика, который хвалит только своё болото, и охотно сотрудничал с периодическими изданиями от "Независимой газеты" до "Эгоист-generation". Одно время выходила бумажная "Философская газета", превратившаяся затем в электронную. "ВГ" выпускало книги, в частности, столь диаметрально противоположных авторов, как Александр Рудаков и Глеб Бутузов…

Первый номер "ВГ" открывался "Печатным, но чистосердечным посланием главе правительства России" Вадима Кожинова. Артур был государственно мыслящим человеком, и его путь издателя и редактора продемонстрировал, какой богатой и высокой могла бы стать культура России, если бы не делила себя на "официальную" и "субкультуры". На самом деле это принятое по умолчанию деление держится всего на двух вещах: на невежестве одних и высокомерии других. В Артуре оба эти качества, чудом, отсутствовали, поэтому он смог сделать то, что он сделал.

В последние годы одной из генеральных линий "ВГ" встал глубинный межконфессиональный диалог Православия и Ислама, а также обозрение важнейших традиционных течений внутри Восточного Христианства. Артур постарался привлечь к сотрудничеству наиболее компетентных и неангажированных авторов, с каждым новым выпуском их круг расширялся, а проблематика становилась всё более обширной. Значение этих титанических усилий трудно переоценить не только в перспективе отношений России и Востока, но и в духовной истории человечества как таковой.

Безусловно, потянуть такие темы и такую нагрузку мог лишь человек, одарённый тонкой интуицией и живой верой. Никакое количество информации или административных связей не гарантирует успеха в подобных мероприятиях. Артур был настоящей индивидуальностью, и я рад, что годами мог пребывать в круге её ровного, теплого света.

Огромное влияние на него как на человека оказали счастливая женитьба и рождение детей, которые придали его филигранному внутреннему миру оттенок поистине евангельской мудрости. Артур был внимательным слушателем и незаменимым советчиком. В нём воплощалась Любовь, теперь я знаю, как она выглядит.

Владимир Гарматюк ОПЕРАЦИЯ «Ы» Из сценария закрытого совещания неизвестных лиц

- Что мы имеем на сегодняшний день?

- Извините, не мы, а - вы!

(Заказчик делает паузу, тяжело смотрит на подавшего реплику исполнителя, после чего продолжает).

- Деиндустриализация - вот что мы имеем на сегодняшний день! Что нас может спасти от остановки промышленности, банкротства и ревизии?

- Простите… Не нас, а - вас!

(Заказчик снова делает паузу).

- От ближайшего банкротства и ревизии нас может спасти только кража. Или, сказать иначе, - девальвация рубля и дезинформация.

- Кража будет со взломом конституции или без?

- Ну, естественно, со взломом.

(Исполнитель смотрит статью уголовного кодекса РФ).

- До шести лет. Не, не - не пойдет.

- Так ведь очевидной для всех кражи не будет.

- Всё уже украдено до нас.

- А… Всё уже украдено до нас…

- Всё будет выглядеть естественно. Это же сущие пустяки. Вам надо только не препятствовать спекулятивной девальвации, обеспечивая её положительное информационное сопровождение. Инсценировать антикризисные спасательные меры и затем объявить о наступлении экономического роста. Ну что, усвоили, наконец…

- Не волнуйтесь, господин директор. Просто народ хочет разобраться, что к чему… Это естественно…

- Законно…

- Дело для нас новое. Неосвоенное… - Точно - неосвоенное.

- Не волнуйтесь, господин директор. Разберемся. Сделаем.

- Скажите, пожалуйста? А вот это мероприятие, или, как бы лучше сказать, операция…

- Ы! Операция - "Ы"!

(Заказчик, настороженно).

- Почему - "Ы"?

- Чтобы никто не догадался!

- Идиот. Пусть будет - "Ы". Ну, ближе к делу. Прежде всего, вам нужно нейтрализовать сторожа - независимые и оппозиционные средства массовой информации (СМИ), а также думающих независимо граждан.

- Простите, не нам, а - вам!

- Нет, на этот раз именно вам.

- Да?

- Да.

- Что значит - нейтрализовать?

- Укокошить? (Исполнитель снова заглядывает в уголовный кодекс). - До десяти лет лишения свободы. Не, не… Так дело не пойдёт!

- Вы даёте нереальные задания! Это… терроризм!

- В моём доме попрошу не выражаться! (После паузы) Не укокошить… СМИ без нанесения телесных повреждений, нежно усыпляются хлороформом, деньгами и связываются обещанием (честным словом) - не печатать ничего вразрез официальному мнению. Можно это сделать и под угрозой их закрытия. Так, вот, юридически вся эта "операция": деиндустриализация и последующее банкротство государства, - выглядит в глазах населения как целиком и полностью управляемая, подконтрольная "оптимизация" экономической ситуации в условиях текущего кризиса… И, заметьте, за всё это я вам плачу крупные деньги.

24
{"b":"111718","o":1}