ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот как, оказывается. Что ж, это несколько меняет дело…

— И я так думаю, — убежденно сказал Мишка. — Не слишком ли будет жирно — им отдать приз? Мы его больше ихнего заслужили. Малышей вывели? Вывели. За одно это нам какая должна быть благодарность! Поэтому и опоздали. Уважительная причина. Дальше — мы были в уменьшенном составе? В уменьшенном. И мы никого не обманывали и не оставляли. Значит, какой вывод? Приз должен быть присужден новой команде. Вот так!

— Нет, мне не надо такого приза, — твердо сказал Вася Леконцев. — Я не хочу, чтобы получилось так, будто приз мы не выиграли, а выспорили.

— Но ведь по-моему же выходит честнее! — крикнул Шестаков.

— Может быть. Но я так не хочу.

— Он прав, — кивнул головой майор. — Если рассуждать по большому счету — Вася прав, конечно.

14

В это время подкатил и остановился возле школы маленький, полукруглый, запыленный автобус. Из кабины спрыгнул на землю молодой мужчина и пошел во двор школы. Поднялся на крыльцо, подергал запертую дверь…

— Эй, товарищ! — окликнул его физрук Виктор Васильевич. — Вам кого?

— Вот в чем дело… — шофер заметно волновался, жестикулировал. — У меня вчера детишки заблудились, Танюшка с Виталиком. Их сегодня на вертолете домой привезли. Сказали, что их максимовские школьники нашли. Как бы мне их повидать?

— А вот они, — физрук показал на Васину команду.

Мужчина подошел к Васе, крепко пожал ему руку, обнял. Щека у Васи стала мокрой. Обнял Мишку, всех остальных.

— Спасибо… Спасибо… Просто и слов у меня таких нет, чтобы все вам сказать, что на сердце лежит. Мы с женой вас теперь за родных будем считать. Кто приедет в город — милости просим! Как домой. Сейчас я адрес вам оставлю. Постойте, а ведь мне говорили, что они из лесу с девочкой пришли. С санитаркой.

— Вера! — окликнул Бурножизнев стоящую в сторонке Уткину.

Она подошла, чинно подала шоферу ладошку.

Шофер записал адрес, отдал ребятам.

— Значит, договорились? И еще: если что будет надо, обращайтесь. Что смогу, всегда сделаю.

— Может быть, вы нас сейчас до пионерлагеря подбросите? — воспользовался моментом отставной майор.

— Какой может быть разговор!

Они сели на автобус и покатили в пионерлагерь.

— Ты все еще, Вер, на меня дуешься? — спросил Вася. — Ребятишки целы, здоровы, что теперь обижаться? А вот то, что мы приз прогагарили, — это, конечно, обида большая.

Вера вдруг улыбнулась:

— Да ладно, чего там. В другой раз выиграем, не расстраивайся. Ты хороший командир.

В лагерь они приехали как раз к концу ужина. На линейке, под звуки туша, вручили тамошним пионерам приз. Их группа тоже выглядела утомленной.

— Что, тяжело бегать по нашим лесам? — спросил Вася у их командира Андрея.

— Да уж… несладко было, признаться!

Мишкино одеяние вызвало общий восторг, особенно у девчонок.

— Наверно, это новая деревенская мода! — хихикали они, окружив его. Мишка гордо смотрел вдаль и делал вид, что не слышит насмешек.

Напоследок, перед отъездом, Бурножизнев произнес речь:

— В жизни, ребята, всякое бывает. Она трудная. Поэтому надо уже сейчас развивать в себе силу, ловкость, выносливость, смекалку. Но среди людей всегда высоко ценились и ценятся человеколюбие, готовность помочь в беде, чувство товарищества. Приз сегодня, будем считать, мы вручили по справедливости. Победитель есть победитель. Однако я хочу сказать о максимовских ребятах. Конечно, то, что они нашли заблудившихся детей, — случайность. Но глядите, как они действовали дальше. Сумели и ребят доставить к жилью в целости и сохранности, и продолжали выполнять свою задачу. При отсутствии главного проводника Александра Шемякина. Использовали местные условия, прибегнув к помощи жителя деревни Петраки. Правда, к конечному пункту они опоздали. Но это уж другой вопрос… Одно скажу: с этими ребятами в разведку я бы пошел. Надежные ребята. А к их соперникам у меня есть замечание. Ну куда вам было торопиться, если уж пакет все равно в ваших руках? Нет, побежали, оставили своего проводника. Конечно, он не пропадет, не тот человек. Но все-таки… А что наврали — уж совсем нехорошо. Вы тут разберитесь сами с этим делом. А со своей внучкой Катей я лично поговорю.

Домой максимовских ребят вез тот же автобус. Уже темнело, поля вокруг казались серыми, а лес — черным. Светили звездочки — из самых ярких.

— До поля долетели, и он р-раз! — пошел на разворот! — орал Феодал. — Я спрашиваю: «Это там что ползет?» А летчик мне: «Тра-актор! Сено везет!» Хо-хо, думаю, да это же мой папка! Едет себе и не знает, кто это над ним в небе летит.

— Вообще мне надо было бы на этот вертолет поглядеть, — рассуждал сонный Ваня Ермошкин. — Выяснить кое-что насчет одного моего изобретения.

Внезапно он оживился, потряс Васю за плечо:

— Я скоро придумаю ботинки с пружинами! Тогда мы в следующем походе всех обгоним. Как шаг — так двадцать метров, как шаг — так двадцать метров…

— Чудак ты, Ваня, — командир потряс головой, отгоняя усталость. — Только лоб разобьешь в лесу с твоими ботинками. Придумал бы лучше что-нибудь такое, чтобы люди друг друга не обманывали.

— Это запросто! — быстро откликнулся Ваня. Но, подумав, добавил: — Хотя, конечно, довольно трудновато…

— Все из-за Мильки получилось, — сказал Мишка Шестаков. — Если бы мы не потратили на нее время, наш был бы приз, точно! На двадцать минут вперед их должны были успеть, я сосчитал.

— Ну и что, неправильно сделали, что ли?

— Да нет, все правильно, я просто так…

Автобус высадил их возле школы. Ребята сгрудились в кучу, постояли вместе: расходиться не хотелось. Наконец Вася сказал:

— Ну, спасибо. Пошли теперь по домам, следопыты. Он еще долго стоял и смотрел, как мальчишечьи фигуры растворяются в темноте. Вот и кончился поход по маршруту. Надолго хватит вспоминать.

Свет от висящей над школьным крыльцом лампочки образовывал неяркий круг. Вдруг в него, кроме Васиной, вместилась еще одна тень… Это подошла Вера Уткина.

— Вася, можно, я тебе прочитаю одно стихотворение?..

Маршрут - Untitled1.png
11
{"b":"111721","o":1}