ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я скоро такое выдам, — с важностью сказал всемирный изобретатель, — что не смех всем будет, а одни слезки. От зависти. — Он отломал палочку от прутика и положил в карман. — Семьсот.

— Ну можно, я побегу? — взывал сзади, с хвоста группы, неугомонный Мишка Шестаков. — Вась, пусти, а?

— Ладно, беги, — наконец великодушно разрешил ему командир. — Добежишь — сразу ищи указатель. Он тебе укажет, где записка. А если не найдешь у елки, сразу беги к березе. Чтобы мы потом время зря не теряли.

— Можно, я с ним побегу? — жалобно попросила Вера. — А то идешь тут, идешь… скучно!

— Уткина, отставить эти разговоры! Мишка, чеши, пока я не передумал. А ты, Верка, иди там, где тебе положено. Что это за самодеятельность? Мне, может быть, тоже хочется сломя голову к елке бежать. А я вот не бегу.

— А почему тогда Мишке разрешил? Что он за такой выдающийся человек?

— Он разведчик. А ты санитарка. Чувствуешь разницу? Случись что-нибудь с нами, что мы, кричать тебя должны? Так что иди и не шуми.

— А ты не оскорбляй, — обиделась Вера. — Я среди вас одна женщина, мог бы и не оскорблять.

Мишка тем временем донесся до елки, покружился вокруг нее и вдруг, бросившись на ствол, прилип к нему и стал быстро карабкаться вверх.

— Во дает! — завороженно прошептал Спиридон.

— Иди, иди, не болтай…

Вася уже жалел, что отпустил Мишку. Вел, вел ребят, чтобы порадоваться вместе, когда окажется в руках бумажка с координатами второго ориентира. А теперь Шестаков найдет ее и будет над всеми потешаться. И остальные подумают; ничего себе, наказал, отстранил от работы с компасом, мы теперь к этому компасу привязаны, словно веревочкой, а он похохатывает над нами! Нет, не надо было Мишке разрешать бежать к елке.

Мишка тем временем влез на первый сук, посидел, слез обратно и стал, словно барсук, рыть руками возле комля. Мох, старая хвоя и земля так и летели по сторонам. А потом — словно мощная пружина оттолкнула его: он крикнул, скакнул переворотом через себя, приземлился на ноги и, размахивая руками, кинулся навстречу группе.

— Нашел, наше-ол! — орал он. Пробежал небольшое уже расстояние, отделяющее ребят от елки, и стал выплясывать, показывая им спичечный коробок.

— Дай сюда! — приказал ему Леконцев. — И встань на свое место, понял? Распрыгался тут… — Вырвал у Мишки коробок и скомандовал: — Продолжать движение, как раньше!

Когда дошли до елки, Вася сказал:

— Садитесь, ребята, отдохнем немного. А ты, Мишка, видно, благодарности ждешь? Не дождешься.

— Это почему? — обиделся Шестаков. — Я ведь нашел. Ты сам велел, я и нашел. Привязываешься сегодня ко мне, я гляжу. Что тебе, делать больше нечего?

— Да нет, Мишка. Понимаешь, какая ерунда: не надо было мне тебя посылать. Мы вот с ребятами шли нормально, шаги считали, а дошли — какая тут радость? Записку-то ты вперед всех обнаружил. Да, дал я промашку… Никуда больше тебя не отпущу.

— Я же предлагал: побежали все вместе! Тогда бы вместе и нашли, и радовались. Чего не побежали-то?

— Да ты пойми; нам надо было шаги считать.

Мишка фыркнул:

— Ну, ты заладил, ей-богу, как старая пластинка: шаги, шаги! Дались тебе эти шаги!

— Ладно, об этом после поговорим. Я делаю то, что считаю правильным, понял? Ермошкин, сколько у нас там получается?

— Мы с Феодалом насчитали девятьсот шестьдесят три пары шагов. Мы точно считали, от самого старта и до ямки, где лежал коробок! — заоправдывался было Ваня.

— Значит, разница такая: примерно три пары шагов на сотню. Это надо иметь в виду. Ладно, вставайте, ребята. Привал делать еще рано. Скоро будет жарко, надо до этого времени пройти как можно больше. В жару знаете, как плохо? Я вон нынче на покосе управлялся, так там только и можно работать — с утра да ближе к вечеру, когда солнце уже на убыль идет.

— Да, на покосе в жару не больно поработаешь, — подтвердил Феодал. И Вера Уткина кивнула головой.

— Ну и дураки ваши родители, и вы сами со своими коровами, — заявил вдруг Вадька Спиридон. — Упираетесь, упираетесь для них целое лето, а я в это время на речке купаюсь да за ягодами хожу. Кр-расота!

Вера усмехнулась:

— Вот и растешь, как заморыш, без молока-то. Лучше бы за коровой ходил, чем носиться да безобразничать.

— Да нет, он без молока не живет, — сказал Феодал. — К нам придет, ему мамка: «На, Вадик, пей молоко, поправляйся». А если ее нет, сам попросит: «Саш, можно, я молочка выпью?» Любит ведь, а над теми, кто коров держит, смеется. У, как дам сейчас, не посмотрю, что ты мне друг.

Спиридон прыгнул на него смелым кузнечиком, и они покатились вниз с бугра, пыхтя и крякая. Мишка со всемирным изобретателем вцепились в драчунов и пытались растащить, но у них ничего не получалось. Вася бегал вокруг и кричал командирским голосом: «Встать! Прекратить!» — и тоже бесполезно.

Положение спасла Вера: медленно, на виду у обоих «петухов» она стала расстегивать свою санитарную сумку.

— Как сейчас вкачу каждому по уколу!

Вадька с Санькой моментально распались и поползли на четвереньках в разные стороны, боязливо взглядывая на сумку.

— Мне нельзя некоторые уколы ставить! — покрикивал Спиридон. — Докторша из райцентра сказала!

— Успокоились? — сурово спросил командир. — Чтобы это было в последний раз! А то отправлю домой.

— Дураки! У нее и шприца-то нет, чего испугались? — захихикал Мишка.

4

— «Ориентир номер два — устье оврага, — зачитал командир, когда все успокоились и построились. — Азимут 330, расстояние 1200 м (1320 п. ш.)». С учетом наших поправок получается, значит… 1356 пар. Устье оврага… Что же это за овраг? Ты не знаешь, Санька?

— Да их там много, — ответил Феодал. — Овраг на овраге. Не знаю, на который и грешить.

— Ну давайте тогда снова, как раньше: Спиридон, становись вперед, настраивай компас. Пошли!

— Вась, можно, я вместо Спирндона впереди пойду, с компасом? — заныл вдруг Мишка. — А то я иду, иду сзади, как этот… как последний…

— Если сзади, последний и есть! — подзудил Феодал.

Вася покачал головой — уже на ходу:

— Нет, Мишка, сейчас поздно об этом думать. Во-первых, Спиридон оказался очень внимательный. Вон, идет, как по ниточке. И компас все время правильно держит. Во-вторых, ребята к нему привыкли. А ты опять побежишь вперед, не разбирая дороги, да еще и со стрелкой напутаешь чего-нибудь. Разбирайся после, куда вышли. И третье: нам ведь надо шаги считать. Насчет Спиридона мы уже все выяснили, а насчет тебя как узнать? Ведь длина шага у вас разная.

— Ладно, я понял…

— Что ты понял?

— Что Михаил Шестаков — самый бесполезный на свете человек.

— Ты, Мишка, сам виноват в том, что случилось. Но ты не расстраивайся особенно. Поход — это ведь такое дело, в нем все может случиться. Помнишь, прошлой осенью пятые-седьмые классы ходили в однодневный поход? Кто тогда знал Феодала? Так только, посмеивались над ним. А на привал встали, хотели чаю вскипятить на костре — нет воды! Хоть беги за ней обратно в Максимове. Санька тогда и говорит: «Я знаю, где здесь ключик есть». В двух шагах ключик оказался. Так Феодал дальше шел уже как знаменитый герой. На него даже девчонки из седьмого класса внимание обращали. Так что ты не горюй, найдется и для тебя полезное дело.

— Спасибо, утешил…

Группа между тем углублялась в лес. По выкошенной и невыкошенной траве, между деревьев, ребята шли за маленьким Спиридоном. Двое ассистентов шагали у него по бокам, смотрели ему на ноги, чтобы не сбиться со счета, и еле успевали уворачиваться от бьющих в лицо веток. Постепенно стало тепло, на полянах палило вовсю августовское солнце. В лесу, правда, стояла тень; листочки на осинах, березах, рябинах начинали уже помаленьку жухнуть и сворачиваться. Скоро осень! Скоро в школу.

— Ребята, а давайте грибов наберем! — воскликнула Вера Уткина. — Столько грибов в лесу, а мы чешем и чешем мимо них. Давайте остановимся. Вон, два красноголовичка стоят. Ой, какие красавчики. Вася, можно, я их срежу?

4
{"b":"111721","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Письма на чердак
Отдел продаж по захвату рынка
Рунный маг
Картина маслом
Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев
Ласковый ветер Босфора
Ледяная принцесса. Цена власти
Мастер клинков. Клинок заточен
Живи. Как залечить раны прошлого, справиться с настоящим и создать лучшее будущее