ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эорл не остановился.

— Вперед! — приказал он. — Другой дороги нет. Неужели после столь долгого пути повернем мы назад и не придем на поле брани из–за речного тумана?

Подъехав ближе, они увидели, что белый туман оттесняет мглу Дол–Гулдура. Вскоре всадники въехали в него, и поначалу двигались медленно и осторожно; но оказалось, что под покровом тумана все освещено ясным светом без теней, а слева и справа их охраняли будто бы непроницаемые белые стены.

— Похоже, владычица Золотого леса на нашей стороне, — сказал Борондир.

— Быть может, — ответил Эорл. — По крайней мере, я доверюсь мудрости Феларофа[203]. Он не чует зла. Он воспрянул сердцем и забыл усталость; он рвется вперед. Пусть так! Ибо никогда еще я не нуждался столь сильно в скрытности и скорости.

И Фелароф устремился вперед, и все войско понеслось следом, подобно могучему ветру, но в странной тишине, как будто копыта коней не касались земли. Так мчались они, столь же бодрые и полные сил, как в утро начала похода, весь тот день и весь следующий; но когда они пробудились на рассвете третьего дня, туман внезапно рассеялся и они увидели, что находятся посреди большой равнины. Справа, неподалеку от них, тек Андуин, но они уже почти миновали большую восточную излучину[204], и впереди виднелись Отмели. То было утро пятнадцатого дня вирессе, и они добрались в эти края куда быстрее, чем можно было надеяться[205].

Здесь этот текст кончается, с примечанием, что далее последует описание битвы на Поле Келебранта. В приложении A (II) к ВК имеется краткий рассказ об этой битве:

Огромное войско диких людей с северо–востока опустошило Рованион, пересекло Бурые равнины и на плотах переправилось через Андуин. В это же время, случайно или повинуясь некоему замыслу, орки (которые в то время, до войны с гномами, были сильны и многочисленны) спустились с Гор. Пришельцы захватили Каленардон, и Кирион, наместник Гондора, послал на север за помощью…

Когда Эорл и его всадники пришли на Поле Келебранта, северная армия Гондора находилась в отчаянном положении. Потерпев поражение в Уолде и будучи отрезана с юга, она была вынуждена переправиться через Светлимку, где ее внезапно атаковало орочье войско. Гондорцев теснили к Андуину. И последняя надежда уже угасла, когда с севера нежданно подошли Всадники и ударили в тыл противнику. Это коренным образом переменило ход битвы, и враги были разбиты наголову и отброшены за Светлимку. Эорл повел своих людей в погоню, и так велик был страх перед северными конниками, что захватчики в Уолде тоже ударились в панику, и Всадники преследовали их на равнинах Каленардона.

Похожий, но более короткий рассказ приведен в другом месте в приложении A (I, IV). К сожалению, ход битвы не описывается достаточно подробно ни в том, ни в другом месте, но, по всей видимости, Всадники, переправившись через Андуин у Отмелей, пересекли затем Светлимку (см. прим. 27, стр. 313) и ударили в тыл врагу на Поле Келебранта; а фраза «враги были разбиты наголову и отброшены за Светлимку» означает, что балхот оттеснили обратно на юг, в Уолд.

Кирион и Эорл

Этот рассказ предваряется заметкой о Халифириене, самом западном из маяков Гондора, расположенных вдоль гряды гор Эред–Нимрайс.

Халифириен[206] был самым высоким из маяков и, как и Эйленах, второй после него по высоте, одиноко возвышался над лесом; позади него находилась темная долина Фириен, глубокое ущелье, рассекавшее длинный северный отрог гор Эред–Нимрайс, высочайшей точкой которого являлся Халифириен. Халифириен вздымался над ущельем подобно отвесной стене, но прочие его склоны, в особенности северные, были длинными и пологими и почти до самой вершины поросли лесом. Ближе к подножию, особенно вдоль речки Меринг (бравшей начало в ущелье) и к северу, к равнине, по которой эта речка несла свои воды к Энтовой Купели, лес становился гуще. Большой Западный тракт шел через лес по длинной просеке, огибая заболоченные земли у его северной опушки; но дорогу эту проложили в давние времена[207], и со времен ухода Исильдура никто не срубил в лесу Фириен ни единого дерева — никто, кроме смотрителей маяка, обязанностью которых было поддерживать в порядке большую дорогу и тропу, ведущую на вершину горы. Тропа эта ответвлялась от тракта неподалеку от того места, где он входил в Лес, и вилась наверх по склону. После того, как деревья заканчивались, тропа переходила в древнюю каменную лестницу, ведущую к самому сигнальному маяку — широкому кругу, выровненному теми, кто строил эту лестницу. Смотрители маяка были единственными обитателями Леса, если не считать диких зверей. Они жили в сторожках в лесу у самой вершины. Смотрители дежурили посменно и надолго там не задерживались, разве что смена запаздывала из–за непогоды. Большинство из них рады бывали вернуться домой. Не потому, что в Лесу им угрожали дикие звери или на нем лежала какая–либо злая тень, оставшаяся от древних дней. Но в Лесу стояла тишина, не нарушаемая ничем, кроме шума ветра, голосов птиц и зверей и, временами, стука копыт на дороге, и люди невольно начинали говорить шепотом, словно ожидая услышать эхо величественного голоса, звучащего сквозь даль и время.

Название «Халифириен» на языке рохиррим означало «Священная гора»[208]. До их прихода она называлась на синдарине Амон–Анвар, «холм Благоговения», а почему — никто в Гондоре не знал, кроме (как выяснилось позже) короля или наместника. Тем немногим, кто отваживался свернуть с тракта и побродить под деревьями, казалось, что дело в самом лесе: на Всеобщем языке он назывался «Шепчущий лес». Во дни величия Гондора на горе не было маяка: до тех пор, пока палантиры поддерживали связь между Осгилиатом и тремя башнями королевства[209], в гонцах и сигналах не было нужды. Позднее население Каленардона сократилось, и помощи с севера ждать уже не приходилось, да и туда войск не посылали: Минас–Тириту все труднее и труднее становилось поддерживать даже линию обороны вдоль Андуина и охранять свои южные побережья. В Анориэне тогда еще было довольно много жителей. В их обязанности входила охрана подступов к столице от непрошеных гостей с севера, что могли прийти из Каленардона или переправиться через Андуин у Каир–Андроса. Для связи с ними были построены и содержались в порядке три самых древних маяка (Амон–Дин, Эйленах и Мин–Риммон)[210]; но хотя вдоль речки Меринг, от непроходимых болот около ее впадения в Энтову Купель до моста, где тракт пересекал Меринг на западной опушке леса Фириен, была возведена оборонительная линия, на Амон–Анваре ни укрепления, ни маяка устроить не разрешили.

Во дни наместника Кириона на Гондор напали балхот, которые в союзе с орками переправились через Андуин, вторглись в Уолд и принялись завоевывать Каленардон. От этой смертельной опасности, что могла бы погубить Гондор, королевство спас приход Эорла Юного и рохиррим.

Когда война кончилась, люди гадали, чем наместник намеревается вознаградить Эорла. Все ожидали, что в Минас–Тирите будет устроен великий пир, на котором все и выяснится. Но Кирион был человеком себе на уме. Когда поредевшая армия Гондора двинулась на юг, к нему присоединились Эорл и эоред[211] Всадников Севера. Когда они приблизились к речке Меринг, Кирион обратился к Эорлу и, ко всеобщему изумлению, сказал:

вернуться

203

Конь Эорла. В приложении A (II) к ВК сказано, что отец Эорла, Леод, любивший укрощать диких коней, был сброшен Феларофом, когда попытался сесть на него верхом, и так встретил свою смерть. Позже Эорл потребовал от этого коня, чтобы он отказался от своей свободы до конца жизни в качестве виры за смерть Леода; и Фелароф подчинился, но не позволял садиться на себя никому, кроме Эорла. Он понимал человеческую речь и прожил человеческий век, как и все его потомки — меарас, «которые не носили никого, кроме короля Марки и его сыновей, до времен Тенегрива». «Фелароф» — слово из англосаксонского поэтического словаря, хотя в сохранившихся текстах оно не встречается: «многодоблестный».

вернуться

204

Между устьем Светлимки и Отмелями. — (прим. авт.) — Это замечание противоречит первой цитате в приложении C к «Истории Галадриэли и Келеборна» (стр. 260), где «Северная и Южная отмели» — «две западных излучины Андуина», и Светлимка впадала в Северную отмель.

вернуться

205

За девять дней они покрыли более пятисот миль по прямой, а по дороге, возможно, и более шестисот. Хотя на восточном берегу Андуина не имелось крупных естественных препятствий, большая часть земель была разорена, и дороги или тропы для всадников, ведущие на юг, были заброшены и заросли; армия Эорла могла двигаться быстро только в течение очень недолгого времени, и к тому же им самим и лошадям приходилось беречь силы, потому что им, едва достигнув Отмелей, предстояло вступить в бой. — (прим. авт.)

вернуться

206

Халифириен дважды упомянут в ВК. В «Возвращении короля», V, 1, когда Пиппин, который ехал с Гэндальфом на Тенегриве в Минас–Тирит, говорит, что видит огни, и Гэндальф отвечает: «То маяки Гондора — их огни призывают на помощь. Война вспыхнула. Смотри, огонь на Амон–Дине, и пламя на Эйленахе; вот они спешат на запад: Нардол, Эрелас, Мин–Риммон, Каленхад, и Халифириен на границе Рохана». А в V, 3 Всадники Рохана на пути в Минас–Тирит проезжают Фенмарх, «где по правую руку от них огромные дубовые леса взбирались по склонам холмов под сенью мрачного Халифириена у границ Гондора». См. крупномасштабную карту Гондора и Рохана во ВК.

вернуться

207

Это был крупный тракт, построенный нуменорцами и соединявший Два королевства. Он пересекал Изен на Бродах, Сероструй — у Тарбада, и потом шел на север к Форносту; в других местах называется Северно–Южный тракт. См. стр. 264.

вернуться

208

Это — модернизированное написание англосаксонского balig–firgen; аналогично Фириен–дэйл вместо firgen–dael и Фириен–Вуд (лес Фириен) вместо firgen–wudu. — (прим. авт.) — «G» в англосаксонском firgen («гора») в современном языке перешло в [j].

вернуться

209

Минас–Итиль, Минас–Анор и Ортанк.

вернуться

210

В пояснении к названиям маяков сказано, что «вся система маяков, еще действовавшая во время войны Кольца, не могла быть построена раньше, чем за пятьсот лет до этой войны, когда рохиррим заселили Каленардон; ибо ее создали, чтобы сообщать рохиррим о том, что Гондор в опасности, или (гораздо реже) сообщать Гондору о том, что в опасности Рохан».

вернуться

211

Согласно примечанию об организации войска рохиррим, эоред не имел строго определенной численности, но в Рохане это слово применялось только по отношению к отряду всадников, полностью обученных военному делу: тех, кто в течение определенного срока, а иногда и постоянно, служил в королевском войске. Любое значительное число таких воинов, составлявших боевую единицу в ходе войны или обучения, называлось эоредом. Однако после восстановления численности рохиррим и реорганизации их войска во дни короля Фолквине, за сто лет до войны Кольца, считалось, что полный эоред в боевом порядке состоит не менее чем из 120 человек (включая командира) и является сотой частью полного войска всадников Рохана, не считая воинов из королевской дружины. [В эореде, с которым Эомер преследовал орков («Две твердыни», III, 2), было 120 всадников: Леголас насчитал 105, еще когда они были вдалеке, а потом Эомер сказал, что пятнадцать человек погибло в схватке с орками]. Конечно, такая огромная армия никогда не отправлялась на войну за пределы Марки; но утверждение Теодена, что в нынешней великой опасности он может выставить войско из десяти тысяч всадников («Возвращение короля», V, 3), без сомнения, соответствовало действительности. Со времен Фолквине число рохиррим увеличилось, и до нападений Сарумана полное войско, возможно, включало гораздо больше двенадцати тысяч всадников, так что даже в случае ухода ста эоредов Рохан не остался бы беззащитным. На самом же деле из–за потерь, понесенных в западной войне, спешности сборов и угрозы нападения с севера и востока войско Теодена состояло всего из шести тысяч копий. Но все равно, это был самый большой поход рохиррим со времен прихода Эорла.

Все конное войско в целом называлось «эохере» (см. прим. 49). Эти слова, как и название народа, «эотеод», разумеется, англосаксонские, поскольку подлинный язык Рохана везде передается именно так (см. прим. 6); их первый элемент — корень eob — «конь». Eored/eorod — англосаксонское слово, встречающееся в источниках; его второй элемент происходит от rad «верховая езда»; в eobere второй элемент bere — «войско, армия». Слово Eotbeod включает tbeod — «народ» или «земля», и используется как название и народа Всадников, и их страны (англосаксонское eorl в имени Эорла Юного происходит от другого корня).

83
{"b":"111733","o":1}