ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Что происходило с Голлумом после этого, узнать в точности, конечно, невозможно. Он был прекрасно приспособлен к жизни в подобных условиях, пусть даже это было сопряжено с большими лишениями. Но ему постоянно угрожала опасность быть обнаруженным слугами Саурона, рыскавшими по Мории[248], тем более, что ту скудную пищу, без которой Голлум никак не мог обойтись, ему приходилось добывать воровством, с риском для жизни. Несомненно, Голлум пробрался в Морию лишь затем, чтобы тайком проникнуть на запад, потому что его целью было отыскать Шир, и как можно скорее. Но он заблудился в Мории, и очень нескоро сумел как следует изучить пещеры. Так что, вероятно, Голлум успел добраться до Западных врат лишь незадолго до того, как туда пришли Девять Хранителей. Конечно, Голлум не знал, как открываются эти врата. Ему должно было казаться, что эту огромную дверь с места не сдвинешь. И хотя у Западных врат не было ни замка, ни засова, и изнутри они открывались простым толчком, Голлум так этого и не обнаружил. Кроме того, он забрался слишком далеко от тех мест, где можно было найти еду, поскольку орки жили в основном в восточной части Мории, и потому ослабел и отчаялся, так что если бы даже он знал, как открывается дверь, у него не хватило бы сил отворить ее[249]. Таким образом, Голлуму несказанно повезло, что Хранители пришли в Морию именно тогда.

Приведенное в текстах «A» и «B» повествование о приезде Черных Всадников в Изенгард в сентябре 3018 года и о последующей их встрече с Гримой Змеиным Языком в варианте «C», который начинается только с того момента, когда назгулы пересекли Светлимку, возвращаясь на юг, сильно изменено. В вариантах «A» и «B» назгулы появились у Изенгарда через два дня после побега Гэндальфа из Ортанка. Саруман сказал назгулам, что Гэндальфа здесь уже нет, но скрыл, что знает что–либо о Шире[250]. Однако на следующий день его выдал Грима, который спешил в Изенгард с новостями о появлении Гэндальфа в Эдорасе и попал в руки назгулам. В варианте «C» Черные Всадники появились у врат Изенгарда, когда Гэндальф все еще был заключен в башне. Саруман, в страхе и отчаянии, представляя себе весь ужас службы Мордору, внезапно решил сдаться на милость Гэндальфа и молить его о прощении и помощи. В разговоре у ворот он старался выиграть время, и потому признался, что Гэндальф здесь, у него, и сказал, что поднимется наверх и постарается выяснить, что ему известно; если же узнать ничего не удастся, он выдаст Гэндальфа им, назгулам. Саруман поспешил на вершину Ортанка — и обнаружил, что Гэндальф исчез. Саруман посмотрел на юг и на фоне заходящей луны увидел огромного орла, летящего к Эдорасу.

Теперь дела Сарумана стали совсем плохи. Раз Гэндальф бежал, появилась вероятность, что Саурон так и не получит Кольцо и будет побежден. В глубине души Саруман признавал, что Гэндальф обладает великой силой и ему сопутствует какая–то странная «удачливость». Но теперь Саруману пришлось в одиночку иметь дело со всей Девяткой. Настроение Сарумана переменилось. Гордыня его нашла себе новую пищу в гневе, вызванном бегством Гэндальфа из неприступного Изенгарда, и во вспышке зависти Саруман вернулся к вратам и солгал, что заставил Гэндальфа все рассказать. Он скрыл, что добывал эти сведения сам, не зная, как много Саурону известно о его подлинных мыслях и стремлениях[251].

— Я сам сообщу об этом Владыке Барад–дура, — надменно заявил он. — Я издалека обсуждаю с ним важные дела, которые касаются только нас двоих. Все, что вам нужно знать для порученного вам дела — это где находится «Шир». Так вот, Митрандир говорит, что Шир расположен милях в шестиста к северо–западу отсюда, у границ приморской страны эльфов.

Саруман с удовольствием отметил, что это пришлось не по вкусу даже Королю–Колдуну.

— Вам нужно переправиться через Изен на Бродах, потом обогнуть Мглистые горы и в Тарбаде переправиться через Сероструй. Поезжайте скорее, а я сообщу вашему Властелину, что вы отправились на север.

Эта искусная речь даже Короля–Колдуна на некоторое время убедила в том, что Саруман — верный союзник Саурона, осведомленный о его тайных замыслах. Всадники тотчас повернули коней и поскакали к Бродам Изена. Сразу же после этого Саруман отправил орков и волков в погоню за Гэндальфом — но тщетно. Однако этим он преследовал и другие цели: показать назгулам свою силу, а также, возможно, отбить у них охоту задерживаться в его владениях. И, кроме того, разгневанный Саруман хотел причинить какой–нибудь вред Рохану и усилить страх перед собой, который его прислужник Змеиный Язык взращивал в сердце Теодена. Змеиный Язык побывал в Изенгарде незадолго перед этим и теперь как раз возвращался в Эдорас. Некоторые из преследователей везли для него послания.

Выпроводив Всадников, Саруман вернулся в Ортанк и погрузился в мрачные размышления. Похоже, что он решил еще немного потянуть время, надеясь все же завладеть Кольцом. А то, что он указал всадникам дорогу к Ширу, думал Саруман, скорее помешает им, чем поможет: он знал, что границы Шира стерегут Следопыты. И он также полагал (зная о пророческом сне и о путешествии Боромира), что Кольцо уже находится не в Шире, а на пути в Ривенделл. А потому Саруман отправил в Эриадор всех своих шпионов, птиц–соглядатаев и лазутчиков, каких только мог собрать.

Таким образом, в этом варианте отсутствует рассказ о том, как Грима был схвачен Призраками Кольца и предал Сарумана. Ибо, разумеется, при такой последовательности событий Гэндальф не мог успеть добраться до Эдораса и попытаться предостеречь Теодена, а Грима — отправиться в Изенгард предупредить Сарумана, за то время, пока Черные Всадники еще не покинули Рохан[252]. Они поняли, что Саруман солгал им, когда обнаружили у пойманного ими Саруманова лазутчика карты Шира (стр. 341); здесь подробнее рассказывается об этом человеке и о сношениях Сарумана с Широм.

Когда Черные Всадники уже почти пересекли Энедвайт и подъезжали к Тарбаду, произошло событие, которое для них было подарком судьбы, для Сарумана–губительным[253], а для Фродо — смертельно опасным.

Саруман давно уже заинтересовался Широм — поскольку им интересовался Гэндальф, к которому Саруман относился с подозрением; а также потому, что Саруман (опять–таки, втайне подражая Гэндальфу) пристрастился к «зелью полуросликов» и нуждался в пополнении запасов, но из гордыни (поскольку сам часто насмехался над Гэндальфом за то, что тот курит какую–то траву) делал из этого великую тайну. Позже к этому добавились другие побуждения. Саруману нравилось расширять свое влияние, особенно в том, что считалось вотчиной Гэндальфа, и он обнаружил, что деньги, которые он платит за «зелье», дают ему такое влияние и развращают некоторых хоббитов, особенно Брейсгедлов, владевших большими плантациями, и Саквиль–Бэггинсов[254]. Но, помимо того, постепенно Саруман уверился, что для Гэндальфа Шир и Кольцо каким–то образом связаны. Иначе почему его так бдительно охраняют? И Саруман начал собирать подробные сведения о Шире, о наиболее влиятельных семействах и отдельных хоббитах, о ширских дорогах и о прочем. Для этого он использовал хоббитов, живших в самом Шире и работавших на Брейсгедлов и Саквиль–Бэггинсов. Посланниками ему служили люди из дунлендингов. Когда Гэндальф отказался иметь какие бы то ни было дела с Саруманом, тот удвоил свои усилия. У Следопытов возникли подозрения, но они не задерживали слуг Сарумана, потому что у Гэндальфа не было возможности предупредить Следопытов, а когда он отправлялся в Изенгард, Саруман все еще считался союзником.

вернуться

248

На самом деле их, по всей видимости, было не так уж много; однако достаточно, чтобы не пускать в Морию пришельцев, вооруженных и подготовленных не лучше отряда Балина, и не слишком многочисленных. — (прим. авт.)

вернуться

249

Как рассказывают гномы, обычно эту дверь открывали вдвоем; только очень сильный гном мог открыть врата в одиночку. До того, как Мория опустела, у Западных Врат всегда стояли привратники — по крайней мере один. Таким образом, в одиночку никто (будь то незваный гость или некто, пытающийся бежать), не сумел бы выйти без позволения. — (прим. авт.)

вернуться

250

В варианте «A» Саруман говорил, что ничего не знает о том, где спрятано Кольцо; в варианте «B» — что «ничего не знает о земле, которую они ищут». Но, возможно, это всего лишь различные формулировки.

вернуться

251

Выше в этом варианте говорится, что Саурон — с помощью палантиров — в конце концов принялся запугивать Сарумана и, в любом случае, часто мог читать его мысли, даже когда Саруман пытался что–либо утаить. Так Саурон понял, что Саруман догадывается о том, где находится Кольцо; и Саруман не сумел скрыть, что захватил в плен Гэндальфа, который знает намного больше.

вернуться

252

Запись в «Повести лет» от 18 сентября 3018 года гласит: «Рано утром Гэндальф бежит из Ортанка. Черные Всадники минуют Броды Изена». В этой лаконичной записи нет ни малейшего намека на то, что Черные Всадники побывали в Изенгарде. Но тем не менее она, по всей видимости, основана на варианте «C».

вернуться

253

Ни в одном из этих текстов нет никаких указаний на то, что же именно произошло между Сауроном и Саруманом после этого разоблачения.

вернуться

254

Лобелия Брейсгедл вышла замуж за Отто Саквиль–Бэггинса; их сыном был Лотто, который захватил власть в Шире во время войны Кольца, и был известен под именем Вождь. Фермер Коттон в разговоре с Фродо упоминал о табачных плантациях в Южной четверти, которыми владел Лотто. («Возвращение короля», VI, 8).

95
{"b":"111733","o":1}