ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

За некоторое время до того один из наиболее доверенных слуг Сарумана (изрядный головорез, изгнанный из Дунланда, где многие поговаривали, что в нем есть орочья кровь) вернулся от границ Шира, где вел переговоры о закупках «зелья» и других товаров. Саруман начал создавать в Изенгарде запасы на случай войны. Этот человек теперь возвращался к границам Шира, чтобы продолжить торговлю и договориться о перевозке большого количества товаров до конца осени[255]. Ему было также приказано пробраться в самый Шир, буде это окажется возможным, и разузнать, не исчез ли за последнее время кто–либо из известных хоббитов. Саруман снабдил его картами, списком имен и записями о Шире.

У тарбадской переправы этого дунлендинга настигли несколько Черных Всадников. Перепуганного насмерть человека доставили к Королю–Колдуну и допросили. Чтобы спастись, он предал Сарумана. Таким образом Королю–Колдуну стало известно, что Саруман давно уже знает, где находится Шир, и располагает множеством сведений о Шире, которые он мог и должен был сообщить слугам Саурона, если бы действительно был на его стороне. Кроме того, Король–Колдун многое разузнал о Шире, включая некоторые сведения о единственном имени, которое его действительно интересовало: Бэггинс. Потому–то Хоббитон и оказался одним из тех мест, которые было решено посетить и обследовать в первую очередь.

Теперь Король–Колдун лучше представлял себе, что нужно делать. Он немного знал эти места, еще со времен своих войн с дунедайн. Особенно хорошо ему был известен Тирн–Гортад в Кардолане, нынешние Упокоища, чьи злые духи были посланы туда им самим[256]. Помня, что его Властелин подозревал о существовании сношений между Широм и Ривенделлом, Король–Колдун обратил внимание и на Бри (местонахождение которого ему было известно), как на место, важное хотя бы для получения новых сведений[257]. Поэтому он наложил на дунлендинга Тень Ужаса и отправил его в Бри, шпионить. Это и был тот самый косоглазый южанин, которого хоббиты видели в трактире[258].

В варианте «B» говорится, что предводитель Черных Всадников не знал, находится ли Кольцо в Шире и поныне; это ему предстояло выяснить. Шир был слишком велик, чтобы пускать в ход силу, как в поселке стуров; пришлось действовать как можно более скрытно, стараясь не пугать местных жителей, и при этом следить за восточными границами Шира. Поэтому Король–Колдун отправил нескольких Всадников в Шир, приказав им действовать поодиночке. Хамул был послан в Хоббитон (см. прим. 1), где, согласно записям Сарумана, жил «Бэггинс». Сам Король–Колдун обосновался в Андрате, там, где Зеленый путь проходит через теснину между Упокоищами и Южными холмами[259]. Оттуда он отправил еще нескольких Всадников следить за восточными границами Шира, а сам побывал в Упокоищах. В записях о передвижениях Черных Всадников в это время говорится, что предводитель назгулов пробыл там несколько дней, и Умертвия пробудились, и все твари Старого леса и Упокоищ, враждебные эльфам и людям, исполнились злобы и насторожились.

О Гэндальфе, Сарумане и Шире

Другая группа текстов, относящихся к тому же периоду, состоит из большого количества неоконченных повествований о более ранних взаимоотношениях Сарумана с Широм, и, в частности, о «зелье полуросликов» — теме, затронутой в связи с «косоглазым южанином» (см. стр. 347–348). Приведенный ниже отрывок — один из нескольких. Он короче некоторых из них, но зато самый законченный.

Вскоре Саруман начал завидовать Гэндальфу, и в конце концов его ревность обратилась в ненависть, еще более глубокую оттого, что ее приходилось скрывать, и тем горшую, что в глубине души Саруман знал: Серый Странник обладает большей силой и большим влиянием на жителей Средиземья, несмотря на то, что скрывает свою мощь и не стремится внушать ни страха, ни благоговения. Сам Саруман не испытывал благоговения перед Гэндальфом, но все больше страшился его. Он никогда не знал, насколько отчетливо Гэндальф прозревает его тайные помыслы, и молчание Гэндальфа тревожило его еще больше, чем то, что Гэндальф говорил вслух. Поэтому напоказ Саруман относился к Гэндальфу с меньшим уважением, чем другие Мудрые, и всегда противоречил ему и насмехался над его советами, но втайне примечал и обдумывал все, что говорил Гэндальф, и следил, насколько мог, за всеми его путешествиями.

Вот так–то мысли Сарумана и обратились к полуросликам и Ширу — в противном случае он счел бы их недостойными своего внимания. Сперва ему не приходило в голову, что интерес его соперника к этому народцу как–либо связан с великими делами, волнующими Совет, и менее всего — с Кольцами Власти. На самом деле, поначалу Кольцо и впрямь было здесь ни при чем, и Гэндальфа связывала с Широм лишь любовь к маленькому народцу; разве что сердце его предчувствовало что–то, еще недоступное разуму. В течение многих лет Гэндальф посещал Шир, совершенно не таясь, и говорил о хоббитах с любым, кто хотел его слушать; Саруман посмеивался над этим, как над побасенками старого бродяги, но тем не менее принимал все к сведению.

Потом, видя, что Гэндальф считает Шир заслуживающим посещения, Саруман и сам начал бывать там, но переодетым и с наивозможнейшей скрытностью. В конце концов он изучил и запомнил все дороги и земли этой страны и счел, что узнал о ней все, что стоит знать. И даже тогда, когда ему уже не казалось ни разумным, ни выгодным бывать там, Саруман продолжал отправлять своих шпионов в пределы Шира или к его границам. Ибо его по–прежнему терзали подозрения. Саруман настолько низко пал, что полагал, будто каждый из членов Совета тоже ведет тайную, тонко рассчитанную игру, направленную на собственное возвышение, и все их поступки должны иметь какое–то отношение к этой игре. Поэтому когда он, уже много позднее, проведал кое–что о Кольце, найденном Голлумом и находящемся у полурослика, он, конечно же, решил, что Гэндальф давно уже знал обо всем этом. И это задело Сарумана больше всего, поскольку все, касающееся Колец, он считал своей личной вотчиной. То, что недоверие Гэндальфа к нему было вполне заслуженным, нисколько не уменьшило гнев Сарумана.

Однако поначалу Саруман на самом деле шпионил и скрытничал не из злых побуждений, а всего лишь по глупости, порожденной гордыней. Всякие мелочи, вроде бы не заслуживающие внимания, могут в свое время оказаться важными. Так вот, по правде говоря, Саруман, видя любовь Гэндальфа к траве, которую тот называл «трубочным зельем» (Гэндальф говорил, что маленький народец заслуживает всяческого уважения уже за то, что додумался курить эту траву), насмехался над ним, но и сам тайком попробовал «зелье» и вскоре пристрастился к нему; по этой причине Шир оказался важен для него. Однако Саруман страшился, что если об этом станет известно, его издевки обернутся против него самого, и над ним станут потешаться за то, что он подражает Гэндальфу, и презирать его за то, что он делает это тайком. Именно поэтому он и держал свои дела с Широм в тайне с самого начала, еще до того, как у него возникли подозрения насчет Кольца, когда Шир слабо охранялся и туда мог свободно попасть любой желающий. По этой же причине Саруман перестал бывать там собственной персоной: ему стало известно, что он не остался незамеченным остроглазыми полуросликами, и некоторые, видя старика в сером или кирпично–красном одеянии, который крадучись пробирался по лесу или брел в сумерках по дороге, принимали его за Гэндальфа.

И Саруман прекратил наведываться в Шир, опасаясь, что слухи об этом могут достичь ушей Гэндальфа. Но Гэндальф уже знал об этих визитах, догадывался об их причине и посмеивался, думая, что это самый безобидный из секретов Сарумана; но Гэндальф не рассказывал об этом другим, поскольку никогда не стремился выставить кого–либо на посмешище. Тем не менее Гэндальф не слишком огорчился, когда Саруман перестал посещать Шир, поскольку Саруман уже начал внушать ему подозрения, — хотя Гэндальфу даже в голову не приходило, что наступит момент, когда знания Сарумана о Шире станут опасны и окажут величайшую услугу Врагу, так что все повиснет на волоске.

вернуться

255

Обычно товары везли через Тарбад в Дунланд (а не прямиком в Изенгард), а уже оттуда их тайно переправляли к Саруману. — (прим. авт.)

вернуться

256

Ср. ВК, приложение A («Северные княжества и дунедайн»): «Тогда же (во время Великого мора, охватившего Гондор в 1636 году) пришел конец дунедайн Кардолана, и злые духи из Ангмара и Рудаура пробрались в покинутые могильники и поселились там».

вернуться

257

Раз уж предводитель назгулов знал так много, странно, что он совершенно не представлял себе, где находится Шир, земля полуросликов; согласно «Повести лет», в начале четырнадцатого века Третьей эпохи, когда Король–Колдун явился на север, в Ангмар, хоббиты уже поселились в Бри.

вернуться

258

См. «Братство Кольца», I, 9. Когда Бродяжник и хоббиты покидали Бри (там же, I, 11), Фродо заметил дунландца («желтоватое лицо с хитрыми раскосыми глазами»), следившего за ними из дома Билла Ферни, и сказал: «Он больше смахивает на гоблина».

вернуться

259

Ср. со словами Гэндальфа на совете Эльронда: «Их предводитель втайне оставался к югу от Бри».

96
{"b":"111733","o":1}