ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Кто виноват, что ты стала известной личностью? — подумала я. — Телевидение только тем и занимается, что по десять раз на дню показывает место убийства шефа полиции и детективов, ведущих расследование». Моя фотография очень часто появлялась на страницах газет и в выпусках новостей.

Через минуту я стала медленно подниматься по Потреро-Хилл, надеясь на то, что моя соседка миссис Тэйлор нашла время погулять с Мартой. Кстати, нужно остановиться возле супермаркета на Двадцатой улице и купить что-нибудь поесть для себя и собаки.

Миновав пару кварталов, я снова посмотрела в зеркало заднего обзора. Белая «тойота» по-прежнему двигалась за мной. Теперь уже я не сомневалась: либо водитель живет неподалеку от меня, либо следит за мной.

Если верно последнее предположение, то это мог быть только один человек... Химера.

Глава 50

От этой мысли у меня даже волосы на затылке встали дыбом. Если это действительно Химера, то сегодня, вероятно, мне предстоит последний и решительный бой. Я немного сбавила скорость и сумела разглядеть номер машины, однако лицо водителя так и не рассмотрела, как ни старалась. Похоже, этот ублюдок действительно выследил меня.

Я подъехала к своему дому и припарковала машину на небольшой стоянке перед входом, но не стала выходить, решив подождать, что будет дальше. Белая «тойота» затормозила у соседнего дома. У меня все внутри похолодело. Значит, я не ошиблась. Машина действительно следовала за мной. «Я сама привела этого мерзавца к своему дому», — пронеслось у меня в голове.

С этой невеселой мыслью я открыла «бардачок» и вынула оттуда «шок», с которым никогда не расставалась. Проверив наличие патронов и положение предохранителя, я снова посмотрела на белую «тойоту». «Спокойно, — приказала я себе, — не надо волноваться. Если это действительно Химера, то тебе выпал удачный случай покончить с ним».

Я потянулась к телефону, но передумала. Конечно, патрульная машина примчится сюда буквально через минуту, но что это даст? Сначала нужно выяснить, кто находится в «тойоте», а появление патрульного автомобиля спугнет водителя.

Проанализировав сложившуюся ситуацию, я решила рискнуть. На первом этаже моего дома был черный ход, который вел на аллею прямо под моей террасой. Оттуда я могла бы легко обойти дом и попасть на освещенную часть улицы. Если этот мерзавец не выйдет из машины, я сумею незаметно подкрасться к нему и выяснить, что ему от меня нужно. А если выйдет, то действовать придется по обстановке. В любом случае это единственный выход из положения.

Я сжала рукоятку пистолета, открыла дверцу и выскользнула из машины. Возле входной двери я снова бросила взгляд на «тойоту». Она стала медленно приближаться к моему дому. Я открыла дверь и быстро направилась к черному ходу, где было небольшое окошко. «Тойота» подъехала к дому и остановилась. Мне очень хотелось увидеть лицо человека за рулем, но в салоне было темно, что лишь подтверждало догадку о преследовании.

Отперев дверь черного хода, я попала на задний двор, обежала вокруг дома и вышла к белой «тойоте» с другой стороны. Я по-прежнему не видела человека за рулем, но заметила слабый огонек его сигареты. «Чего же он ждет? — подумала я. — А если захватить его прямо в машине? Нет, не годится. Если дверца машины заперта, то это может сорвать всю операцию».

В этот момент дверца белой «тойоты» распахнулась, и из нее показалась фигура крепкого мужчины в темной ветровке из прочной ткани. Лицо было прикрыто бейсбольной кепкой. Выйдя из машины, он стал внимательно смотреть на окна дома. Я с ужасом подумала, что он смотрит именно на мои окна. Через минуту он твердой походкой направился к двери, прячем делал это легко и без признаков страха или волнения.

«Может быть, пристрелить его прямо сейчас?» — пронеслась в голове безумная идея. Впрочем, не такая уж и безумная. Этот подонок угрожал мне в книге Мерсера, следил за мной все это время и действительно представляет серьезную угрозу, в особенности после жестокого убийства шефа Мерсера.

Я крепко сжала рукоятку пистолета и сделала несколько шагов вперед. Свободной левой рукой я схватила мужчину за шею, резко потянула на себя и одновременно подсекла его ноги. Он рухнул на землю лицом вниз, а я сильно прижала его одним коленом и ткнула стволом пистолета в его затылок.

— Полиция! Руки в сторону!

Человек громко застонал и покорно расправил руки. «Неужели это в самом деле Химера?» — мелькнула мысль.

— Ты следил за мной, подонок! — продолжала я. — Я перед тобой. Медленно поверни голову.

Мужчина еще сильнее застонал от боли и слегка повернул голову. Я посмотрела на него и застыла от изумления.

На земле лежал мой отец.

Глава 51

Мартин Боксер медленно перевернулся на спину и захрипел. Разумеется, я узнала его, хотя он заметно постарел за эти годы. Худощавый, потрепанный, весь покрытый морщинами, волосы редкие, а знакомые голубые глаза выцвели и приобрели сероватый оттенок. Я не видела отца десять лет, а не разговаривала с ним и того больше — двадцать два года.

— Что ты здесь делаешь? — с трудом произнесла я пересохшими от волнения губами.

— В данный момент, — прохрипел он, поворачиваясь на бок, — лежу на земле, сбитый с ног мощным ударом своей дочери.

Прижатым к нему коленом я почувствовала что-то твердое в его кармане куртки. Быстрым движением я вынула оттуда старый «смит-и-вессон» 40-го калибра — любимое оружие полицейских прежних времен.

— Что это, черт возьми? — потребовала я, глядя ему в глаза. — Ты хорошо подготовился к встрече со мной.

— Сейчас очень опасно ходить без оружия, — простонал он.

Я отпустила отца и встала, не утруждая себя попыткой помочь ему подняться. Мысль, что он следил за мной с оружием в кармане, приводила меня в бешенство.

— Зачем ты следил за мной?

Он медленно привстал и потер рукой ушибленный лоб.

— Послушай, Баттеркап[1], ты не поверишь, но я очень хотел повидаться с тобой.

— Не называй меня так! — раздраженно воскликнула я.

В детстве отец всегда называл меня этим ласковым прозвищем. А для моей сестры Кэт придумал другое имя — Хорсфлай[2]. Так мы и были для него Баттеркап и Хорс-флай, пока он не бросил нас на произвол судьбы. На меня мгновенно нахлынули воспоминания, бередящие старые раны. Еще совсем недавно мне казалось, что все забылось и в памяти нет ничего, что могло бы растревожить прежнюю боль. Но память цепко удерживала в своих объятиях все самые горестные моменты прошлого.

— Ты думаешь, что можно вот так запросто явиться ко мне после стольких лет, напугав до смерти, а потом произнести волшебное слово «Баттеркап» и уйти как ни в чем не бывало? Ошибаешься, я уже не та маленькая девочка, которую ты бросил в детстве, а лейтенант полиции и начальник отдела по расследованию убийств.

— Я знаю, — произнес он, потирая ушибленный бок. — Ты так отделала меня, что теперь нет никаких сомнений.

— Тебе крупно повезло, — усмехнулась я, ставя на предохранитель свой «глок». — Могло быть и хуже.

— А кого ты, черт возьми, ожидала увидеть? — поинтересовался он. — Тебе кто-то угрожает?

— Не важно, — недовольно проворчала я. — Меня сейчас больше волнует, что ты здесь делаешь.

Отец виновато хмыкнул.

— Я, конечно, догадывался, что ты не очень обрадуешься моему визиту, но не думал, что до такой степени.

— А ты надеялся, что я брошусь тебе на шею? Ты спятил?

Он грустно посмотрел на меня выцветшими от времени глазами.

— Неужели человек не имеет права рассчитывать на понимание со стороны своего первого ребенка? Даже если прошло столько лет и много воды утекло с той поры?

Я внимательно изучала его постаревшее морщинистое лицо.

— Я не видела тебя больше десяти лет, а ты ведешь себя так, будто мы расстались неделю назад. Захотелось узнать, как я живу? Нормально. Я успела выйти замуж и развестись, служила в отделе по расследованию убийств, получила звание лейтенанта и возглавила этот отдел. Полагаю, отец, даже этих скудных фактов достаточно, чтобы напомнить тебе о том, что с тех пор прошла целая вечность.

вернуться

1

Buttercup — лютик (англ.).

вернуться

2

Horsefly — слепень (англ.)..

28
{"b":"11177","o":1}