ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Расследование убийств? — растерянно повторила она, оглядывая нас с ног до головы.

— Да, но вы не волнуйтесь, — успокоила я ее. — Нас интересует очень старое дело.

— Хелен, — послышался грубый голос из глубины квартиры, — я никак не могу найти этот чертов пульт. Ты не знаешь, где он?

— Одну минутку, Том! — крикнула ему женщина, приглашая нас в дом. — Он на диване.

Мы вошли в большой светлый холл, а потом последовали за хозяйкой дома в очень уютную гостиную. В глаза сразу бросилось несколько фотографий на стене, где были изображены люди в полицейской форме. А перед телевизором сидел такой же огромный и седовласый Китинг, только на тридцать лет старше. Правда, сидел не на стуле, а в инвалидной коляске, а в остальном он почти не изменился. По телевизору показывали вечерние новости, часто прерываемые информационными сообщениями о биржевых котировках акций.

Хелен Китинг представила нас, нашла пульт дистанционного управления и уменьшила звук. Судя по всему, Китинг был рад встрече с сотрудниками полиции.

— Я редко выхожу на улицу после того, как отказали ноги, — пояснил он. — Врачи сказали, это артрит и что придется передвигаться только в инвалидной коляске. А все из-за той дурацкой пули, которую я получил много лет назад. К сожалению, больше не играю в гольф. — Китинг весело рассмеялся. — Но, к счастью, все еще могу смотреть телевизор и радоваться повышению пенсии.

Я заметила, что он пристально изучает меня.

— А вы, похоже, та самая малышка старика Мартина Боксера, которую я так часто видел в нашем баре?

— Да, в «Алиби», Том. Я помню, как вы придерживались конспирации и заказывали себе по паре кружек «Пять-ноль-один». — Именно так завсегдатаи бара называли свой любимый напиток — гремучую смесь ирландского виски и ирландского пива.

— Я слышал, ты в последнее время стала большим человеком? — спросил Китинг, доброжелательно улыбаясь. — Так что же привело выдающихся сыщиков к старому и немощному бывшему патрульному полицейскому?

— Фрэнк Кумбз, — ответила я.

На лице Китинга появилась недовольная гримаса.

— А что с ним случилось?

— Мы пытаемся найти его, Том, но пока безрезультатно. — Я сделала паузу и внимательно посмотрела на него. — Мне сказали, что вы знаете, где он сейчас находится.

— А почему бы вам не обратиться к опекающему его полицейскому? Ведь его выпустили на поруки, разве не так?

— Да, но вся беда в том, что Кумбз скрылся, не поставив в известность своего опекуна.

— Значит, сейчас для поиска сбежавшего от опеки нарушителя привлекают сыщиков из отдела по расследованию убийств? — съязвил Том.

Я взглянула на Джейкоби и снова повернулась к Китингу, проигнорировав его едкий вопрос.

— Том, вы можете помочь нам?

— А почему вы решили, что я должен знать о его местонахождении? — Он похлопал руками по неподвижным ногам. — Мне сейчас трудно бегать за такими парнями, старость не радость.

— Том, для нас это очень важно, — продолжала настаивать я. — Мне сообщили, будто вы постоянно поддерживаете с ним связь.

— Вас обманули, ребята, — тихо промолвил он и тяжело вздохнул. — Боюсь, вы зря теряете время, лейтенант. — Последняя фраза прозвучала настолько формально и сухо, что надеяться на его откровенность было бесполезно.

Я понимала, что Китинг лжет.

— Том, когда вы разговаривали с Кумбзом в последний раз?

— Вскоре после его освобождения. Он заходил ко мне, просил совета, рассчитывал на мою помощь.

— А где он жил все то время, пока общался с вами? — вмешался Джейкоби.

Китинг покачал головой.

— В какой-то захудалой гостинице. Точно не знаю.

— И с тех пор вы с ним не встречались? — уточнила я и вопросительно посмотрела на Хелен.

— Что вам от него нужно, черт возьми? — неожиданно вспыхнул Китинг. — Кумбз свое отсидел, расплатился за все грехи, почему бы вам не оставить его в покое?

— Поверьте, Том, нас привело сюда отнюдь не праздное любопытство. Будет лучше, если вы спокойно расскажете нам все, что знаете.

Китинг облизал пересохшие губы, пытаясь определить ту самую границу, до которой он может зайти в своем отказе сотрудничать с полицией.

— Вы прослужили в полиции тридцать лет? — поинтересовался Джейкоби.

— Двадцать четыре, — произнес Китинг и снова похлопал по ногам. — А потом получил вот это и теперь сижу в инвалидной коляске.

— Двадцать четыре года — солидный срок, — заметил Джейкоби. — Неужели запятнаете свое доброе имя нежеланием помочь коллегам?

— Хотите знать, кто действительно был специалистом по части отказа сотрудничать с полицией? — снова вспылил Китинг и даже покраснел от волнения. — Фрэнк Кумбз. Он выполнял непосредственные служебные обязанности, а эти подонки, которых он долгое время считал друзьями, решили, что это не так. Сейчас вы можете проделывать подобные вещи, со всеми вашими встречами, беседами и воспитательными мероприятиями, а в те годы нам нужно было очистить улицы от бандитов и наркоманов. И мы очистили, причем теми средствами, которые имелись тогда в нашем распоряжении.

— Том, — неожиданно вмешалась его жена, повысив голос, — Фрэнк Кумбз убил парня, а эти люди — твои друзья. Они просто хотят поговорить с ним, вот и все. Я не знаю, как долго ты еще будешь держаться за свои представления о чести и долге, но сейчас твой долг — помочь им.

Китинг бросил на нее сердитый взгляд и поморщился.

— Да уж, конечно, мой долг — сидеть перед телевизором и смотреть новости. — Он взял пульт и увеличил громкость. — Стойте здесь до самой ночи, если хотите. Мне неизвестно, где сейчас обитает Фрэнк Кумбз.

Он демонстративно повернулся к экрану телевизора, давая понять, что беседа закончена.

Глава 78

— Ну и черт с ним! — выругался Джейкоби, когда мы покинули дом Китинга. — Старый дурак!

— Мне пришла в голову идея, — сказала я. — Давай съездим и поговорим с сыном Фрэнка.

— Почему бы и нет? — равнодушно пожал он плечами. — Я не против.

Мы свернули на шоссе и через полчаса оказались в небольшом студенческом городке Пало-Альто. Оставив машину на стоянке, мы вошли в административное здание и отыскали заместителя декана факультета. Он охотно поделился своими впечатлениями о сыне Фрэнка. Сообщил, что Расти Кумбз — прекрасный студент и умный парень, играет в футбол, а сейчас занимается в тренажерном зале.

После беседы с заместителем декана мы двинулись в спортивный комплекс, где куратор в красной стэнфордской кепке проводил нас в зал и попросил подождать в небольшом холле.

Через минуту появился высокий крупный парень с копной рыжих волос и в пропитанной потом майке. Внешне он совершенно не напоминал того темноволосого и угрюмого мужчину, которого я видела на фотографии.

— Нетрудно догадаться, почему вы здесь, — вместо приветствия процедил Расти, остановившись перед нами. — Мама звонила и предупредила, что ко мне могут приехать непрошеные гости.

Из спортивного зала доносились металлические звуки штанги и разнообразных тренажеров.

— Мы ищем твоего отца, Расти, — объяснила я, изобразив на лице добродушную улыбку. — Вот мы и подумали, что ты, возможно, знаешь, где он сейчас находится.

— Он мне не отец, — недовольно пробурчал парень и покачал головой. — Моего отца зовут Теодор Белл. Это он воспитывал меня вместе с мамой, научил меня играть в футбол и помог подготовиться к поступлению в Стэнфорд.

— Когда ты последний раз видел Фрэнка Кумбза?

— А что он натворил? — спросил Расти. — Мать сказала, что вы из отдела по расследованию убийств, а из новостей я знаю, о каких убийствах идет речь. Тут все знают, что творится в нашем городе. Мне известно, что в прошлом он натворил немало бед, но отсидел свой срок сполна, разве не так? И если он наделал много ошибок двадцать лет назад, то это еще не значит, что совершил те преступления.

— Расти, — вмешался Джейкоби, — если мы проделали такой неблизкий путь, следовательно, у нас были важные причины.

43
{"b":"11177","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Страсть – не оправдание
Невеста снежного короля
Обними меня крепче. 7 диалогов для любви на всю жизнь
Тёмные не признаются в любви
Я слежу за тобой
Драйв, хайп и кайф
Замок Кон’Ронг
Очаг
Настоящая любовь