ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я знаю достаточно много, Кумбз, чтобы засадить вас за решетку! — выпалила я, не отдавая отчета в вероятных последствиях. — Знаю, например, что именно вы убили четырех невинных людей.

Кумбз рассмеялся и стал гладить меня по щеке своей шершавой ладонью. Мне стало дурно от прикосновения его грязных рук. Я попыталась вырваться из-под него, но он крепко прижал меня к земле своим мощным телом.

Внезапно где-то неподалеку грохнули выстрелы. Кумбз вскрикнул и схватился за плечо. Вокруг началась паника. Все куда-то бежали, орали и стреляли в темноту. Один из парней в кожаной куртке и с татуировками на руках охнул и упал на землю, зажимая ладонью рану на бедре.

— Что происходит, черт возьми? — рявкнул Кумбз, лихорадочно оглядываясь по сторонам. — Кто стреляет?

Словно в ответ на его слова из темноты раздалось еще несколько выстрелов. Я сообразила, что стреляли с тротуара, на самом въезде во двор дома. Кумбз исчез, а я быстро вскочила и, прижимаясь низко к земле, ринулась прочь. К счастью, никто меня не остановил. Возле низкого заборчика я услышала чей-то голос:

— Сюда.

Я посмотрела в ту сторону, откуда донесся голос, и увидела, что за белым пикапом кто-то прячется.

— Живее, Линдси! — воскликнул человек, продолжая палить из пистолета в сторону дома.

Я подбежала к нему и не поверила своим глазам. Передо мной был отец. Обессиленная от страха и усталости, я рухнула в его объятия.

Глава 89

Отец втащил меня в машину с работающим двигателем, и мы на бешеной скорости помчались по темной пустынной улице к центру города. На Седьмой улице он свернул на стоянку и остановил машину между двумя огромными пикапами. Только сейчас мы пришли в себя и сумели обменяться парой фраз.

— Ты в порядке? — заботливо спросил отец, покосившись на мое пылающее жаром лицо.

Я молча кивнула, тщетно пытаясь сообразить, что пострадало больше — лицо, затылок или моя профессиональная гордость. Через несколько минут в моей голове стали возникать вопросы, на которые я хотела получить немедленные ответы.

— Что ты здесь делаешь, папа?

— Линдси, — промолвил он, — с некоторых пор меня стали одолевать дурные предчувствия, особенно после того, как кто-то пытался застрелить твою подругу Клэр.

И тут меня поразила догадка.

— Все это время ты следил за мной?

Отец наклонился ко мне и смахнул тыльной стороной ладони капельку крови, стекавшей по моим губам.

— Не забывай, что я двадцать лет был полицейским и неплохо владею подобными навыками. Сегодня вечером я подождал тебя возле здания полиции, а потом поехал за тобой.

Я не верила своим ушам. Значит, я постоянно была не одна? Но почему не заметила за собой никакой слежки? Что это, моя небрежность или его мастерство сыщика? Однако в следующий момент в моем затуманенном сознании зародился другой вопрос, более важный и серьезный, чем все предыдущие. Я еще толком не сформулировала его, но уже почувствовала, что он будет неприятным не только для отца, но и для меня.

— Отец, — тихо промолвила я, припомнив обстоятельства недавней встречи с Кумбзом, — Кумбзу известно, кто я такая.

— Разумеется, — охотно согласился он. — Конечно, он знает тебя. Ты же занимаешься расследованием этого дела.

— Нет, отец, речь не о последних событиях. — Я пристально посмотрела на отца. — Кумбз знает тебя.

Отец смутился и отвернулся.

— Что ты хочешь сказать?

— Ему известно, что я твоя дочь, он даже назвал меня «малышкой Мартина Боксера».

Мы сидели в темноте, но тускло мерцающая неоновая реклама немного освещала его лицо, поэтому я видела всю гамму отразившихся на нем эмоций.

— Линдси, я уже говорил тебе, что был знаком с Кумбзом раньше. Впрочем, меня тогда в полиции многие знали.

— Нет, папа, он имел в виду совсем другое, — продолжила я. — Кумбз специально сделал акцент на твоем имени. То есть он имел в виду прежде всего тебя.

Я вдруг вспомнила, что это ощущение впервые появилось у меня во время нашей утренней беседы с Кумбзом в номере его отеля. Тогда мне показалось, будто он смотрит на меня странно, как человек, которому обо мне многое известно.

— Папа, признайся, почему ты решил следить за мной? Что случилось? Я должна знать всю правду, слышишь?

— Чтобы защитить тебя, — ответил он. — Клянусь, Линдси, это была единственная причина моего поступка. Мне хотелось хоть раз в жизни совершить для тебя что-то важное и уберечь от опасности.

— Отец, я служу в полиции и вполне способна защитить себя. Неужели ты еще не понял, что я уже не та маленькая и беспомощная Баттеркап, а взрослый человек? Я чувствую, что ты как-то причастен к этой истории. Если желаешь по-настоящему помочь мне и сделать для меня что-нибудь нужное, скажи всю правду.

Отец откинулся на спинку сиденья и уставился куда-то вдаль. Через минуту он тяжело вздохнул и повернулся ко мне:

— Кумбз звонил мне, когда вышел из тюрьмы. Ему каким-то образом удалось найти меня.

— Кумбз звонил тебе? — изумленно переспросила я, не веря своим ушам. — Зачем?

— Он поинтересовался, как я провел последние двадцать лет, пока он сидел в тюрьме. Пытался выяснить, чем я занимался все это время, как наслаждался жизнью... А потом заявил, что пора платить по старым долгам.

— Платить по старым долгам? — удивилась я. — Что это значит? О каких старых долгах ты говоришь?

Чем больше я задавала вопросов, тем сильнее меня охватывало подозрение, что я начинаю догадываться о сути дела. Я взяла отца за руку и посмотрела в его лживые глаза.

— Папа, ты был с ним в ту ночь? — еле слышно прошептала я. — И ты жил с этим все двадцать лет?

Глава 90

Отец опустил голову, боясь встретиться со мной взглядом. Я понимала, что ему стыдно, и это напомнило мне детские годы, когда он часто отворачивался, чтобы я не видела его глаз.

Отец немного помолчал, а потом принялся сбивчиво объяснять мне, что произошло. «Опять пошло-поехало», — с горечью подумала я.

— Линдси, в тот вечер на место преступления приехали шесть копов, а я оказался совершенно случайно. Я очень жалел этого парня, Эдди Дули. Я не видел, что там было, поскольку приехал слишком поздно. Но Кумбз с тех пор стал шантажировать нас всех. Всех без исключения. — Отец сделал паузу и продолжил: — Линдси, поверь, я никогда не знал, что Кумбз — это и есть Химера. Я не слышал про полицейского Чипмана, пока ты на днях сама не сообщила мне о нем. Я думал, будто Кумбз угрожал лишь мне одному.

— Угрожал? — ужаснулась я и недоверчиво заморгала. — Что ты хочешь этим сказать, отец? Почему он угрожал тебе и чем мог напугать? Папа, расскажи мне, пожалуйста, всю правду. Я просто хочу понять, что происходит.

— Он заявил, что заставит меня почувствовать все то, что чувствовал он, находясь в тюрьме все эти годы. Сказал, что он все потерял, и теперь я должен тоже лишиться самого дорогого, что у меня есть. Короче, он собирается покончить с тобой.

— Так-так, — протянула я, — теперь все понятно. Вот почему ты вернулся ко мне. — Я тяжело вздохнула и промолвила: — Значит, все, что ты говорил мне об отцовском долге и желании помочь, — самая настоящая чушь. Значит, наше примирение — пустые слова.

— Нет, Линдси, — запротестовал он, — нет! Я и так слишком много потерял в жизни, поэтому не хотел потерять и тебя. Я просто не мог позволить, чтобы этот негодяй отнял у меня самое дорогое. Именно поэтому я пришел к тебе, Линдси. Поверь, сейчас я не лгу.

В ушах у меня стоял какой-то странный звон, а перед глазами замелькали темные круги. Убийца гуляет на свободе, в городе произошла стрельба, а я до сих пор не знала, как вести себя дальше и распутать этот клубок. Не догадывалась, насколько глубоко здесь замешан отец и что теперь делать с Кумбзом.

— Ты пытаешься убедить меня в том, что на этот раз говоришь правду? — усмехнулась я, раздумывая над его словами. — Отец, я расследую очень важное и сложное дело. Наверное, самое сложное из всех, которыми мне приходилось заниматься раньше. И чтобы успешно завершить его, я должна знать правду, понимаешь? Только правду. Пожалуйста, не лги мне больше, договорились?

50
{"b":"11177","o":1}