ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ладно, мы еще поговорим, а пока не вздумай выходить отсюда.

Сказав это, Марко бросился в комнаты управляющего, постучал и, когда служанка ему открыла, сказал ей, что хочет немедленно поговорить с женой Пелагруа.

Служанка, которая не знала Марко, провела его в небольшой зал, куда через несколько минут пришла жена управляющего. На руках у нее был ребенок — настолько неожиданным оказалось для нее это посещение.

— Где ваш муж? — мрачно спросил ее Висконти, как только она появилась.

Испуганная неожиданным появлением хозяина замка и голосом, каким был задан вопрос, бедняжка отступила на несколько шагов и, растерянно прижимая к груди ребенка, ответила с запинкой:

— Он уехал ночью, и я не знаю, где он сейчас.

— Прочтите это письмо, — приказал Марко, протягивая ей записку Лодризио, — и объясните мне сейчас же, что тут за тайны.

Бросив испуганный взгляд на роковую бумагу, жена Пелагруа упала перед ним на колени и, заливаясь слезами, сказала:

— О, сжальтесь над моим несчастным мужем!..

— Говорите же — что означают эти слова? — перебил ее Марко.

— Я скажу вам все, все, что я знаю.

— Встаньте и говорите.

Испуганная женщина поднялась на ноги и начала, дрожа и всхлипывая:

— Сколько раз я ему говорила, просила, умоляла… Господь свидетель…

— Я спрашиваю вас о Биче! — яростно заревел Марко. — Скажите мне, что с ней? Она жива?

— Да, она жива, она здесь уже больше месяца, — ответила женщина.

— Жива? Здесь? — повторил Висконти, облегченно вздыхая.

— Да, — продолжала жена управляющего, — вчера в сумерках я видела в окне ее служанку. Она, как всегда, жестами показала мне, как у них дела и в чем нуждается ее госпожа. Она дала мне понять, чтобы я не беспокоилась, а то ведь бедняжка уже давно больна.

— Скорее! Отведите меня к ней. Я хочу ее видеть, сейчас же, немедленно, говорю вам!

Женщина отдала ребенка служанке и сказала Марко:

— Идите за мной.

Они спустились вниз по маленькой лестнице, повернули налево под арку и вышли оттуда во двор. Затем они вступили в длинный и темный проход и, пройдя многие изгибы и повороты, вышли наконец в небольшой пустой дворик. Там, подняв руку, жена управляющего указала на верхние окна в стене напротив и сказала:

— Она там со своей верной служанкой, которую заперли вместе с ней.

— Пойдем к ней, — сказал Марко, собираясь уже ступить на первую ступеньку лестницы, ведшей наверх. Но тут же он остановился, на мгновение задумался и продолжал: — Нет, поднимитесь вы одна, я подожду здесь. Ведь если она увидит мужчину… если она увидит меня… Ободрите ее, скажите ей, чтобы она не отчаивалась, что скоро она увидится с матерью.. и вернется к себе домой… Скажите ей, что я… нет, ничего не говорите ей обо мне, не произносите моего имени, но скажите ей все, что может ее утешить, обещайте ей все, что она попросит.

— Но вы правда пришли, чтобы ее освободить? — робко спросила жена управляющего. — Сердце мое не вынесет, если я предам бедняжку…

— Пусть меня отлучат от церкви, пусть тело мое не будет покоиться в освященной земле, если я говорю неправду.

— Да благословит вас господь! — воскликнула женщина, воздев к небу руки.

— Пожалуй, — продолжал Висконти, — чтобы не терять времени, пока вы подниметесь к ней и будете ее успокаивать, я пошлю гонца к ее родным — пусть едут сюда поскорее.

Сказав это, он повернул назад, прошел прежним путем, вышел в большой двор, позвал Лупо и приказал ему тотчас же сесть на коня, выбрав лучшего скакуна из конюшни замка, и как можно скорее ехать в Милан, чтобы сообщить графу и графине дель Бальцо, что их дочь нашлась, и просить их немедленно приехать в Розате, чтобы отвезти ее домой.

Пока Марко занимался всем этим, жена Пелагруа поднялась по лестнице, вышла на галерею и, подойдя к двери, которая вела в комнаты Биче, слегка в нее постучала и позвала Лауретту. Ей никто не ответил. Приложив ухо к замочной скважине, она прислушалась. В комнатах все было тихо. Постучав посильнее, она стала звать Лауретту, стала звать Биче — никакого ответа. Тогда она подошла к защищенному решеткой большому окну второй комнаты, постучала пальцем в стекло, заглянула внутрь, опять стала звать служанку, потом госпожу — никого. Снова вернувшись к двери, она принялась стучать все сильнее, дергать ее, бить по ней кулаками, но все было напрасно.

Бедняжка почувствовала, что ее охватывает смертельный холод. Что могло случиться с пленницами? Она вспомнила о письме Лодризио и ужаснулась. Она подумала о Марко, и ей захотелось умереть на месте, провалиться сквозь землю, лишь бы не появляться перед ним с этим печальным известием. Но что было ей делать? Спрятаться? Бежать? Но куда и как? Да к тому же, если она тут же не вернется, Висконти заподозрит и ее. А вдруг тем временем приедет ее муж?.. Она подняла глаза к небу и проговорила:

— Господи, в твои руки предаю я душу свою, помоги мне!

Затем она боязливо направилась в комнаты, где, как она знала, всегда останавливался Марко, когда приезжал в замок.

Она как раз подошла к первому залу, когда увидела, что Марко появился из-под арок галереи, возвращаясь после того, как он отправил Лупо в Милан. Заметив ее, он ускорил шаг и как только оказался достаточно близко, чтобы можно было говорить, не повышая голоса, встревоженно спросил:

— Ну что? Вы ее успокоили? Вы сказали ей, что ее мать через несколько часов будет здесь? Как она себя чувствует, что говорит, что делает?

Вместо ответа женщина закрыла лицо руками и безудержно зарыдала.

— Боже мой! — воскликнул Марко, переходя внезапно от заботливых расспросов к отчаянию и гневу. — Что с ней?.. Говорите скорей… Говорите, если вам дорога жизнь! — продолжал он, схватив ее за руку.

— Я ее не нашла, — всхлипывая, ответила жена управляющего прерывающимся голосом. — В ее комнатах пусто.

— Проклятая шайка! Все вы тут предатели и изменники! — вскричал Марко, словно обезумев. — Но слава богу, вы все у меня в руках, негодяи! Да, от меня вам никуда не уйти! И за кровь вы заплатите кровью! — И, ударив себя кулаком по лбу, он другой рукой крепко сжал запястье женщины, которая, решив, что пришел ее последний час, возвела очи к небу с такой мольбой, что при виде ее сжалился бы и более твердый человек.

Глубоко тронутый, Висконти выпустил ее руку и смотрел ей прямо в лицо, пока она, подняв кверху затекшую руку, говорила сквозь слезы:

— Господь свидетель: я ни в чем не виновата.

— Я верю вам, — сказал Марко. — Успокойтесь, добрая женщина, и не бойтесь меня. Возьмите себя в руки и расскажите мне все, что вы знаете.

Немного успокоившись, женщина рассказала о том, как она нашла дверь запертой, как она напрасно стучала и звала, как заглядывала в окна, и после ее рассказа у Висконти зародилась надежда, что Биче могла все же быть в своих комнатах, но по какой-то причине не захотела открыть и ответить жене управляющего. Вспомнив о потайном ходе в ее комнаты (о том самом, через который незадолго до этого вошли Лодризио и Пелагруа, до смерти напугав бедных пленниц), он предложил жене управляющего пройти к Биче этим путем. Он сам провел ее через запутанный лабиринт потайных ходов и, сказав ей, что подождет снаружи, дернул за шнур, который пустил в ход механизм, открывший им дверь.

Переступив через порог, жена Пелагруа притворила за собой дверь, чтобы скрыть Марко от глаз тех, кто, возможно, находился внутри, обвела взглядом комнату, в которой Биче обычно спала, но не увидела никого. Она бросилась во вторую, третью, наконец, в последнюю комнату, заглянула во все уголки, звала Биче и ее служанку, но нигде не нашла их.

Вообразите, какие муки испытывал тем временем Марко.

Спустя некоторое время женщина вернулась к двери, за которой оставила Марко, и сказала тихим голосом:

— Никого нет.

В комнате Биче, недалеко от той стены, где находилась потайная дверь, стояла большая кровать с узорчатым балдахином. На ней все еще лежали убранные ее руками простыни. Они были аккуратно подвернуты и разглажены, если не считать одного края, где оставалась небольшая вмятина, словно что-то на них опиралось. С тех пор, как Биче разуверилась в своей безопасности, хотя из-за болезни она никогда не покидала своих комнат, она не решалась больше спать в кровати и проводила мучительные ночи, не раздеваясь, сидя на стуле, слегка облокотившись о край постели и положив на подушки усталую голову.

69
{"b":"11178","o":1}