ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Хорошо хоть Брюс и сам не уверен, любит ли он быстрый секс…

Он на цыпочках вышел в холл, соединяющий офис с садом. Нужно покашлять, или чихнуть, или высморкаться – подать ей знак. Она так запросто разговаривает, потому что уверена, что Брюса нет дома. И куда делась Холли?..

Он свернул за угол – и остановился, как вкопанный. «Мэри Энн» была прямо перед ним. Точнее, ее часть. Очень симпатичная, притягательная и выдающаяся во всех отношениях часть. Пресловутая попа.

Домработница склонилась над каким-то очередным загибающимся фикусом и что-то с ним делала обеими руками, а трубку прижимала к уху плечом. Спина у нее была гибкая, узкая, а тесные джинсы обтягивали бедра так соблазнительно, что кашлять совершенно не хотелось. Так бы и смотрел.

Он давно уже не видел соблазнительных фигур, и это при том, что под его началом находились все, можно сказать, сливки модельного бизнеса. Беда в том, что все супермодели в жизни выглядели так, что при взгляде на них Брюса охватывало всего одно желание – немедленно отвести их в «Макдоналдс» и накормить чизбургерами, а потом еще пиццей и макаронами. С хлебом. Брюсу нравились совсем другие женщины. Те, у кого было за что подержаться.

– О… естесьно!

Руки у нее свободны – значит, наушник.

– Конечно! Спит и видит, как бы пригласить меня. Грызет подушки по ночам. Между прочим, на прошлой неделе в «Ньюсвик» была его фоточка с Сандрой Баллок.

Брюс окаменел. На прошлой неделе в «Ньюсвике» с Сандрой фотографировали исключительно его – это была тусовка по поводу ее новой премьеры. Как там говорила Алиса? Все чудесатее и чудесатее…

– А то я не знаю, что он супер! Он не просто супер, дорогуша. Он супер-пупер-мега-класс! Я кончаю от одного его вида…

Брюс цинично ухмыльнулся. Слишком просто. Все равно что у ребенка конфету отобрать.

– Дорогуша, ты крайне испорченная девочка. И именно это мне в тебе и нравится больше всего. От твоей последней реплики я покраснела до трусов. И ниже.

Интересно, что же сказала Дорогуша? Как бы там ни было, а надо сматываться. Потихонечку, пока она не…

Проклятые колокольчики! Развешанные по всему дому любящими руками Холли, они звякнули в самый неподходящий момент, и Брюс застыл на месте в позе подростка, застигнутого в женской раздевалке. Мэри Энн же издала слабый стон, поскользнулась и обеими руками въехала в пакет с чем-то рыхлым и влажным. Судя по запаху – с компостом.

А потом она обернулась.

У нее были коротко стриженные темные волосы, серые глаза и немыслимый рот. Она выглядела именно так, как выглядит секс-богиня, только что вылезшая из койки. Она не носила нижнего белья и тяготела к футболкам с обрезанным воротом и рукавами, максимально застиранным и оттого облегающим тело, как вторая кожа. Она не использовала косметику. И именно эти губы он хотел бы видеть на своем… Стоп.

– Вы что здесь… Вы как здесь… Вы давно… О боже! Дорогуша, я тебе перезвоню!

Брюс выпрямился и элегантно изогнул бровь – черную, соболиную.

– Извините, не хотел вас пугать.

– Пугать?! Да у меня предынфарктное состояние! Зачем вы так с людьми?

– Честно говоря, не знал, что вы здесь. Знал бы – известил заранее. Фанфары, то-се…

– Хоть покашляли бы, хрен с ними, с фанфарами. Господи Иисусе…

Она выпрямилась и хотела вытереть руки об себя, но передумала. А Брюс немедленно уставился на ее грудь.

– Так вы дома?

– Что? А, да. Но я не хотел вас пугать и подкрадываться.

– Интересно, вас же никогда не бывает дома.

– Ну, время от времени я прихожу…

– Нет, это понятно…

– Слушайте, а пошли на кухню? Вам надо помыть руки, а мне – выпить.

Она посмотрела на свои руки, и в этот момент с них прямо на ковер упал сочный и вонючий комок грязи. Девушка задумчиво присвистнула:

– Упс! До чего ж я рукастая…

– Ничего страшного. Просто не думайте об этом.

Она посмотрела на Брюса и скроила жалобную рожицу.

– У меня проблемы, да?

– Ну… судя по тому, что я успел прослушать, – да.

Вот теперь она по-настоящему испугалась.

– Вы все слышали? У вас на кухне есть цианистый калий?

– Слышал я не все, но нам надо поговорить.

С этими словами он величаво зашагал на кухню, а поверженная красавица поплелась следом.

Мысленно он себя ругал. Девушка права, нельзя так с людьми. Тебе должно быть стыдно, Брюс Кармайкл.

Но стыдно не было. Главным образом потому, что мешала эрекция, сильная и неконтролируемая.

Она вымыла руки и уселась на самый краешек стула на самом углу стола. Брюс привычно и быстро сварил кофе, разлил его по чашкам и повернулся к… Вспомнил! Никакая не Мэри Энн, а вовсе даже Лили Смит. Простейшее имя.

– Кофе, мисс Смит?

– Ох… А вы всегда поите кофе обслугу перед увольнением?

– А с чего вы взяли, что я собираюсь вас уволить?

На мгновение в лучистых и нахальных серых глазах промелькнуло облегчение, но потом Лили с подозрением уставилась на него.

– Тогда что там насчет неприятностей?

– Ах, это! Я имел в виду субботнюю вечеринку на Манхэттене. У вас нет спутника, не так ли?

– Мистер Кармайкл, я лучше…

– У меня к вам предложение.

Поразительная девица. Все эмоции отражаются у нее на лице, даже непонятно, как она ухитрилась выжить в Нью-Йорке.

– Какое еще предложение…

– Вы идете на вечеринку к Шеймасу в «Деревянный башмак», верно?

– Н-ну… да, но…

– Я тоже иду.

– И?

– И у меня тоже нет спутницы. Когда я услышал ваш разговор… хм… я был просто поражен. Брюс, дружище, сказал я себе, что за удивительное и судьбоносное совпадение! Короче, не буду ли я иметь честь пригласить вас составить мне компанию, а также иметь смелость предложить вам в компанию себя?

Она ошеломленно проглотила кофе и нахмурилась.

– Это вы, типа, прикалываетесь так?

– Нет, прикалываюсь я совершенно по-другому. Я прошу вас оказать мне любезность.

– А-а, ну теперь все ясно! Я окажу вам любезность, если соглашусь пойти с вами на вечеринку, где любой коктейль стоит столько же, сколько вся моя квартира…

– Видите ли, Лили. Можно мне вас так называть?

– Валяйте, чего уж там. Окажу еще одну любезность.

– Так вот. Всего каких-то полчаса назад я даже думать не хотел об этой вечеринке. Но теперь я о ней почти мечтаю. Это называется стимул.

– А вы разве не с Сандрой Баллок пойдете?

– Еще чего! У нее абсолютно неуправляемый муж.

Лили откинулась на спинку стула, отчего Брюс едва не подавился кофе. Идеальная грудь, просто созданная под его руку!

– Почему, мистер Кармайкл?

– Почему что?

– Почему вы решили меня пригласить?

– А почему мне вас не пригласить?

– Я убираюсь у вас в квартире.

– Это хорошо, вы еще и хозяйственная.

– Я поливаю цветы в богатых домах только за деньги.

– И делаете это хорошо, раз мне вас рекомендовал человек, патологически не доверяющий наемной обслуге.

– Я не кинозвезда.

– Нет. Вы Лили Смит, красивая, интересная женщина, и я действительно буду горд и рад представить вас на этой вечеринке в качестве своей спутницы. Так что… в субботу в пять я вас заберу из дома.

Она облизнула губы, и Брюс мысленно приблизился к оргазму. Когда он в последний раз так реагировал на женщину?

– Я вот что вам скажу, мистер Кармайкл…

– Брюс. Просто Брюс.

– Хорошо, Брюс. Я ни черта не понимаю, кроме одного: я буду последней идиоткой, если скажу «нет».

– Отлично, договорились. В субботу в пять.

– Мисте… Брюс, а вы расслышали, как я попала на эту вечеринку?

– Не все, но я знаю Шеймаса. Он обожает руководствоваться чувствами даже в бизнесе, но чувства очень редко его обманывают. Полагаю, он в вас что-то разглядел.

– Правда?

– Да. А что именно он мог разглядеть, вы мне расскажете по дороге на вечеринку, если захотите, разумеется. Теперь же мне надо вернуться к работе.

И принять холодный душ в области паха!

Лили смутилась, вскочила, и они оказались совсем рядом. Брюс уловил ее запах – тонкий, нежный, с оттенками лимона и перечной мяты, а еще – неуловимый и тонкий аромат ее собственной кожи…

2
{"b":"111802","o":1}