ЛитМир - Электронная Библиотека

— А я думала, вы работаете на Розье, — удивленно сказала Нэнси.

— Так и есть, — ответил из темноты Алан. — Но пока я тут выслеживал и вынюхивал, я обнаружил массу неприятных вещей, касающихся прошлого Лорэна Розье. Многие получили увечья и до сих пор страдают из-за того, что он стал экономить на качестве и обманывал потребителей, подсовывая им не прошедший проверку товар…

— У вас есть доказательства связи Лорэна с «Женес»? — спросила Джорджи.

— К сожалению, нет, — ответил Алан, подходя к девушкам и отряхивая руки. — Плохие новости: тут нет никаких окон и никаких других дверей. Только грязные стены. Единственный выход отсюда — там, наверху.

— А может, взять и выломать дверь? — с нетерпением предложила Ким.

— Каким образом? — спросил Алан. — У нас же ничего нет.

— Ну, навалимся все, и… — воодушевилась Джорджи. — Сделаем эдакий живой таран…

— Если нет других предложений, то, думаю, стоит попробовать, — сказала Нэнси. — Все лучше, чем сидеть просто так, ждать у моря погоды.

— На меня можете рассчитывать, — сказала Ким.

Все четверо, они выстроились друг за другом, поставив Алана первым.

— Значит… на счет три! — скомандовал он. — аз, два, три…

Каждый вложил в удар все свои силы, но дверь даже не шелохнулась.

— Хэнк! — крикнул Алан. — Не хватит ли тебе одной Ким? Захватить четверых — это пахнет уже тюрьмой и немалым сроком. Открой, пока не наделал еще больших глупостей.

Но ответил им вовсе не Хэнк. По ту сторону двери послышался истерический женский смех.

— Ну, как вам нравится там, в темноте? — спросила женщина. — Приятно совсем ничего не видеть?

Нэнси похолодела. Она поняла, чей это голос.

— Это же Хитер, — воскликнула она. — Хитер Синклер…

— Прекрасно, — замурлыкал голос за дверью. — Вы правильно угадали, вам положен приз. Догадайтесь, что это будет?

— Наверное, у нас ничего не получится, — сокрушенно вздохнула Джорджи.

— Хитер, послушайте меня, — стала убеждать ее Нэнси. — Мы знаем, это Лорэн Розье виновен в том, что с вами произошло, и намерены добиваться, чтобы он предстал перед судом. Но для этого вы должны выпустить нас отсюда.

Хитер опять засмеялась.

— Очень, очень заманчиво! Я уже слышала подобное много раз. Мой отец потерял ранчо, заплатив адвокатам, которые обещали то же самое. Теперь пускай платят другие! К сожалению, это будете вы, все четверо… Я забаррикадировала дверь старой кроватью, — продолжала Хитер. — И вообще, если кто-нибудь дотронется до двери еще раз, клянусь, я подожгу дом.

— Хитер, послушайте… — начал Алан. Но за дверью слышался лишь дьявольский смех дочери Хэнка. Она чиркнула спичкой…

ПРОХЛАДНЫЙ ПРИЕМ

— Она это сделает! — взволнованно воскликнула Нэнси. — Нам лучше сидеть смирно.

— Хорошо, Хитер, — крикнул Алан. — Мы уходим от двери. Погаси спичку.

— Только не вздумайте хитрить, — предупредила девушка, задувая спичку. — Я буду сидеть здесь, на кушетке, и прислушиваться к каждому шороху!

— Какая забота! — с сарказмом сказала Нэнси, спускаясь по ступенькам.

— Привыкайте к темноте, — сладким голосом напутствовала их Хитер. — Вы пробудете в ней долго, очень долго…

Они разместились, кто как сумел. Нэнси и Ким уселись на раскладушке, Джорджи — на стуле, Алан устроился прямо на полу.

— Нужен какой-нибудь план, — сказала Нэнси. Алан воздел руки вверх.

— Просто не представляю, как я мог допустить, чтобы нас поймали в такую примитивную ловушку!.. Ведь что-либо подобное так легко было предвидеть!..

— Что сейчас говорить об этом? Нам это все равно не поможет, — печальным эхом отозвалась Ким.

— И то правда, — подхватила Джорджи.

Чтобы не поддаваться отчаянию, Нэнси встала и в темноте принялась ощупывать пыльные, покрытые паутиной стены.

— Ой, что это тут? — тихо воскликнула она.

Она взяла фонарик, включила его. Луч его был совсем слабенький. Эх, надо было поменять батарейки, с досадой подумала она. Они оказались запертыми в этой беспроглядной тьме, а фонарик у нее вот-вот сядет… И все же ей удалось разглядеть нечто… какие-то две палки.

Она осторожно стерла липкую паутину и потянула к себе один из предметов.

— Невероятно!.. — прошептала она. — Молоток! — Потом вытащила второй предмет. — Лом! Может, это и не самые подходящие в нашем случае инструменты, но для начала сойдут.

Джорджи, встав на стул, принялась ощупывать пальцами потолок подвала.

— Должна же быть где-нибудь хоть одна слабая доска…

— Может, подождать, пока Хитер заснет, а потом снова заняться дверью?.. — предложила Ким. — Только вот узнай поди, спит она или нет.

— У нас есть еще надежда, что Бесс позвонит в полицию, — сказала Нэнси.

— Ну, на полицию не очень-то рассчитывайте, — удрученно произнес Алан. — Про этот дом знаю только я, потому что следил за Хэнком. Полиция нас не найдет. Если даже начнут искать Хэнка, все ограничится его домом в «Солэре»…

— Где они ничего не обнаружат, — мрачно закончила Джорджи.

— Ладно, вернемся к плану номер один, — сказала Нэнси, вздохнув. — Дадим Хитер заснуть, а потом устроим побег…

Время тянулось в темноте как-то особенно медленно. Вряд ли кто-нибудь мог бы сказать, который теперь час. Нэнси не хотела использовать и без того слабый фонарик на такое бесполезное дело, как определение времени. Измученная, она прислонилась к стене и закрыла глаза. Неплохо бы пару часов поспать…

Проснулась Нэнси от пронзительных воплей койотов. Сначала откуда-то издали, с гор, донесся тонкий, визгливый лай. Потом звуки стали приближаться и множиться… Казалось, зверей собралось не менее сотни.

— У них здесь сегодня не иначе как спевка, — грустно пошутила Ким. — У индейцев есть предание, что койот — это шаман, способный на колдовство…

— Вот бы и заколдовали Хитер…

Завывания и визг становились все громче и громче. Нэнси заворожено вслушивалась в эту дикую какофонию. Иногда койоты выводили рулады хором; но бывало, один начинал, затем к нему присоединялись другие. Порой певцы как бы перекликались друг с другом…

— Вам не кажется, что они окружили дом? — сказал Алан.

— Может, для нас это как раз подходящий момент, а? — тихо заметила Нэнси. — Если мы слышим только койотов, то, должно быть, и Хитер ничего другого не слышит… Одна надежда — чтобы они не кончали свой концерт.

— А что, если нам поискать выход через потолок? — предложила Джорджи. — Если мы опять станем ломиться в дверь, то определенно ее разбудим.

— Верно, — согласился Алан. Отойдя в самый дальний конец подвала, он взгромоздился на стул и стал осторожно поддевать ломом доски. Ким и Нэнси подтащили туда же стол, на него влезла Джорджи и с помощью расщепа на молотке стала отдирать доски с другого края.

Они работали медленно, стараясь производить как можно меньше шума. Так они провозятся до утра, с тревогой думала Нэнси. А когда мы выберемся, Хитер будет давно на ногах. Слава Богу, хоть койоты пока завывают исправно.

Наконец Алан и Джорджи вынули три доски.

— Кто полезет первым? — прошептал Алан.

— Давайте я, — вызвалась Нэнси.

Алан подсадил ее; протиснувшись между балками, она оказалась в маленькой кухне. В окно лился лунный свет.

Нэнси опустилась перед дырой на колени и помогла вылезти Ким, потом Джорджи. Немного погодя наверх выбрался и Алан.

Нэнси огляделась. Возле окна стояла старомодная мойка с горой грязной посуды, в углу — небольшой стол, на котором валялись какие-то инструменты и стояла керосиновая лампа.

— Вон задняя дверь, — прошептала Нэнси, кивком приглашая всех за собой…

— Зря торопитесь! Лучше не двигайтесь, иначе я подпалю дом.

Нэнси застыла на месте. Это была Хитер. Удача уплывала из рук… Сердце екнуло, когда послышался звук зажигаемой спички.

— Оставаться на месте! — крикнула Хитер. — И чтобы никто не шевелился.

Им пришлось подчиниться. Хитер стояла неподалеку, держа в одной руке керосиновую лампу, в другой — зажженную спичку.

20
{"b":"111882","o":1}