ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Белая хризантема
Царство мертвых
Каждому своё 3
Владыка. Новая жизнь
Дети 2+. Инструкция по применению
От ненависти до любви…
Империя из песка
Космическая красотка. Принцесса на замену
Женщины, которые любят слишком сильно. Если для вас «любить» означает «страдать», эта книга изменит вашу жизнь

Генрих Грузман

Слёзы мира и еврейская духовность (философская месса)

Ключевые слова и фразы

Духовность и дух. Духовность как коллективное свойство и подлинность во множестве. Духовность есть то, что нуждается во всем и в чем нуждаются все. Еврейская духовность. Смех и слезы как резервуары духовной энергии. Еврейские слезы и еврейский смех. Кровь как душа тела по Торе. Человеческое страдание по Ф. Достоевскому. Слезы и смех по Вл. Соловьеву (русский вариант) и по З. Фрейду (еврейский вариант). Чувство слез. Слезы мира.

Происхождение религии от religare (связывать). Вера как изобретение евреев и как форма связи. Особые формы различных духовностей: русской, греческой, христианской, римской. Европейская формация еврейской духовности и русская формация еврейской духовности. «Каждый ответственен за каждого» конституция европейской формации еврейской духовности (Э. Левинас, К. Шалье). Западная концепция человека. Ложная позиция «еврейского человека».

А. И. Солженицын и его диатриба «Двести лет вместе». Несостоятельность и методологическая порочность израильской критики по обвинению Солженицына в антисемитизме. Упущение и заслуга А. И. Солженицына. История монотеизма как предпосылка сионизма. Пророк Исайя — родоначальник сионизма. Монотеизм у И. Великовского и З. Фрейда. Начала сублимации культур. Сионизм как акт еврейской культуры. Небесная история, земная история и еврейское историческое сознание. Историческая концепция Н. А. Бердяева и еврейский принцип исторического исследования. Сионизм — реализация еврейского исторического сознания.

Происхождение русского еврейства. Открытие Александра Солженицына. О европейском антисемитизме. Печать антисемитизма на русской культуре в представлениях Шмуэля Эттингера. О ереси жидовствукщих. Поэтика сюжетов Веселовского и Тихонравова. Плебейский Талмуд и аристократическая Тора. Принцип «развитие-сохранение» в еврейском галуте. Процесс ассимиляции и образ галутного еврея. Закон взаимной помощи Кропоткина и закон живой жизни Вернадского. Сказание Торы об Иосифе.

Культурная полнота русского еврейства. Еврейское участие в русской культуре. Критик А. Волынский. Русская идея как продукт русской культуры и значение в ней представителей русского еврейства. Л. Шестов и С. Франк. Русская концепция человека и русская духовная школа. Великий спор Н. А. Бердяева и М. О. Гершензона. Система со-общающихся сосудов. Русский культурологический сионизм и западный политический сионизм. Украинский истребительный антисемитизм. Разновидности русского сионизма. Образование государства Израиль есть главная заслуга русского сионизма и русского еврейства.

Евреи в русской революции и революция в сионизме. Pro Александра Солженицына как историка русского еврейства и contra Александра Солженицына как русского духовника. Крах русского еврейства в Израиле.

Сердце мудрых — в доме плача.

Экклесиаст (7:4)

Слезы людские, о слезы людские,

Льетесь вы ранней и поздней порой…

Льетесь безвестные, льетесь незримые,

Неистощимые, неисчислимые, -

Льетесь, как льются струи дождевые

В осень глухую, порою ночной…

Федор Тютчев

ПРЕДИСЛОВИЕ

Разве я море или чудовище морское, о Боже?

Или из железа мои кости или меди, что все время

Меня окружают несчастья как будто они переданы

В наследство мне?

А Ты взыскиваешь только за мой грех, а до других

Тебе и дела нет.

Взгляни же на мучения

Твоего раба

И на то, что душа его — как пойманная в сети птица.

Тогда я вечно буду Тебе рабом

И не потребую свободы никогда.

Шломо Ибн Габироль

Духовность, взятая как особое духовное образование, относится к числу тех понятий, где с первого взгляда кажется все понятным, а со второго взгляда — все загадочным. Как понятие, духовность настолько широко распространена, что незаметно ущерба от отсутствия собственного определения; духовность — это колодец, где темно от обилия света. И при этом оказалось, что неблагодарное и безнадежное дело пытаться получить совершенную дефиницию духовности, — пониманий, истолкований и осмыслений тут так много, что не может существовать некоего универсального обозначения. Парадокс, однако же, состоит в том, что в отсутствии рационального определения и логического порядка содержится не недостаток, а особенность духовности. Априорно и в общем можно сказать, что духовность есть коллективная категория в идеальной сфере, но как коллективная величина, духовность подобна и не подобна нравственности; духовность аналогична и не аналогична морали; духовность тождественна и не тождественна этике. Духовность не имеет рационального мерила, — такова единственная рациональная характеристика духовности.

Каждая личность в той мере, в какой она индивидуальна, имеет в своих глубинах собственную шкалу духовных запросов, а следовательно, предпосылку духовности, ибо последнюю в таком иррациональном освещении должно понимать как позыв к выходу, а еще лучше, как зов коллективного в индивидуальном: духовность не может состояться вне другого или других духов, и в этом заключается отличие духа от духовности. Эту ситуацию, но имея в виду нечто другое, точно обозначил великий логик Э. Гуссерль: «Я — это уже не изолированная вещь наряду с другими подобными вещами в заранее готовом мире; личности уже не „вне“ друг друга и не „возле“, но пронизаны друг-для-друга и друг-в-друге-бытием» (2000, с. 664). Дух и духовность, — первый как имманентное качество личности, то бишь Я, и вторая как динамическая потенция личности, то бишь «друг-в-друте-бытие», — в совокупности составляют единый организм, если оба они индивидуально самобытны, и для такого состояния П. А. Флоренский предлагает понятие "Имя". Отец Павел считает, что «именем выражается тип личности, онтологическая форма ее, которая определяет далее ее духовное и душевное строение» (2000, с. 52). Данный тип личности предрасполагается к духовности при условии, что его «духовное и душевное строение» не застывает в одном положении, а подвержено постоянным колебаниям, изменению и развитию, что носитель этого типа, не ограничиваясь самой личностью и не задерживаясь в объеме своей самости, устремляется за пределы самое себя и рвется на встречу и свидание с себетождественными существами (динамическую функцию духа И. Кант и И. Фихте называли интеллигенцией). По методике Павла Флоренского это означает, что имя стремится в фамилию и что видовое растворяется в родовом с образованием соборности — излюбленного конструкта русских духовных мыслителей, откуда исходит их роковая ошибка: уравнивание народности и духовности.

Однако все изложенное есть не более, чем акты очевидной данности, хотя и получены умозрительным путем, и может быть отнесено к разряду эмпирического закона наблюдаемости, только явлений, которые можно только наблюдать или созерцать, но никак не объяснять. В этом и состоит наибольшее таинство человеческого духа под названием «духовность», — мы только знаем, что никакой закоренелый эгоист не способен обойтись без влияния посторонних духов, как знаем, что никакой аскет не может существовать без со-общения с подобными себе духами. Нам даже известно, что эгоизм и аскетизм являются, в своей коренной сути, нежелательными и неестественными состояниями человеческой натуры. Но эти знания вовсе не представляются истинными и не служат неким информационным результатом познавательного процесса, а выступают скорее как сигналы о нашем незнании, в полном согласии с мыслью Л. Н. Толстого: «Знать мы можем только то, что ничего не знаем. И эта высшая степень человеческой премудрости».

1
{"b":"11191","o":1}