ЛитМир - Электронная Библиотека

Он издевается над ней!

— Ты дьявольски упрям, Сантино… и всегда был таким. Раньше я не замечала этого, но сейчас вижу ясно, — откровенно признала она.

— Считай, что получила предупреждение, — холодно проговорил Сантино. — Я никогда не любил игры, Франческа.

Аппетит пропал. Фрэнки, играя вилкой, следила, как Сантино ест. Она пыталась представить их вдвоем в спальне наверху. Тревожное ожидание перед трудной задачей, которую она поставила перед собой, сковывало ее. Каждый раз, выходя на кухню, она выпивала вина. Ее рассеянность нарастала, и ненавязчивые попытки Сантино поддержать беседу удостаивались лишь односложных ответов.

— Ты втайне мечтаешь, чтобы я оказалась девственницей, не так ли? — неожиданно поинтересовалась Фрэнки.

Тело Сантино напряглось, блестящие глаза прищурились и посмотрели на нее решительным и враждебным взглядом.

— Почему ты так думаешь?

Фрэнки понимала, что удивила его не меньше, чем себя.

— Не могу объяснить, но знаю, что это правда. Ты будешь очень разочарован.

— Вряд ли. — Его красивые губы искривились. — Не могу придумать ничего более утомительного, чем начинать короткий роман с необходимости обучать нервную несмышленую девченку.

— Прошлой ночью я просто чувствовала себя несколько неловко, — вымолвила она. — Обычно я очень уверенно чувствую себя в постели.

— Хорошо… Зато я сегодня смущаюсь, — ласково сообщил Сантино.

Фрэнки невольно вскинула глаза. Сердце бешено колотилось. О, эти необыкновенные, притягательные глаза! Ей хотелось утонуть в них. Возможно, от этого голова кружилась, и требовались невероятные усилия, чтобы сосредоточиться.

— Кофе? — отрывисто спросила она.

Он решительно поднялся из-за стола.

— Нет, спасибо, — ласково выдохнул он, подойдя к ней и заключая ее в объятья.

Волна горячего, даже мучительного восторга пробежала по Фрэнки. Длинные пальцы касались ее спины. Она ощутила, как налились груди, как внезапно стали чувствительны соски. Но острота этого ощущения несколько снижалась охватившим ее головокружением.

— Пойдем в постель, — предложил Сантино низким, неторопливым голосом, и все ее тело затрепетало в ответ.

— Нет… ты ступай… подожди меня наверху, — настойчиво проговорила она, удивляясь, почему язык не слушается ее.

— Как скажешь, — согласился он, слегка нахмурившись.

Покачнувшись, Фрэнки схватилась за спинку кресла, чтобы удержаться на ногах. Ее охватила злость — она слишком много выпила. Налив чашку черного кофе, она заставила себя проглотить горячую жидкость, затем спотыкаясь вышла на улицу в надежде, что ночной воздух отрезвит ее.

Голова немного прояснилась. Сантино ждет ее наверху, думала она, с трудом поднимаясь по лестнице. На этом брачном ложе он возлежит впервые в жизни…

При взгляде на него нечто напоминающее смертельную муку охватило Фрэнки. Сантино предстал перед ее взором символом первобытной мужской притягательности. Она внезапно почувствовала себя ужасающе больной, и комната поплыла перед глазами.

— Dio… Я думал, мне показалось, но ты… — бросился к ней Сантино.

Фрэнки рванулась в ванную. Сейчас ей хотелось лишь умереть, но подобной милости ждать не приходилось.

— Поешь, ты почувствуешь себя намного лучше, — уговаривал Сантино.

Ничуть не убежденная, Фрэнки смотрела на пережаренный тост на подносе, Это намного безопаснее, чем смотреть, на Сантино. Жгучий стыд сжигал, ее. Его великодушие лишь усиливало ощущение унижения.

— Спасибо, — выдавила — она сквозь зубы, поправляя соскользнувшую бретельку ночной рубашки, в которой проснулась. Фрэнки было стыдно, как может быть стыдно женщине, которая не в силах вспомнить, как переодевалась.

— У тебя, вероятно, была веская причина напиться.

— Я не напилась… Я лишь слегка выпила, — возразила она.

— Ты влюблена в Мэта Финли?

Фрэнки едва не подавилась тостом.

— Конечно, нет… он просто друг! — с отвращением бросила она.

— Тогда ты позволила себе лишнего, потому что нервничала…

— Это смехотворно! Почему ты делаешь такие глубокомысленные выводы, не зная реального положения вещей?

Красивые губы Сантино плотно сжались.

— Возможно, меня угнетает мысль о том, какой опасности ты подвергаешься из-за своего безответственного поведения в компании менее щепетильного мужчины.

— Давно прошли те времена, когда я спрашивала твоего совета, как себя вести.

Это заметно. — Сантино наградил ее насмешливым взглядом.

Он присел на кровать и провел рукой по ее растрепанным волосам, желая успокоить.

— Это не лучшее заявление после того, как ты полночи рыдала у меня на плече, — ласково сообщил он.

Он был так близко, что Фрэнки могла ощущать тепло его тела. Их взгляды встретились. Он наклонил голову и нежно поцеловал ее. Эта мягкость пролилась. успокоительным бальзамом на ее истерзанную жгучим стыдом душу. Он касался ее губ короткими, жадными поцелуями. Все ее тело трепетало, страстно желая того, что дать мог лишь он. Неутолимая жажда вспыхнула в ней, и, когда его язык проник между ее приоткрывшимися губами, сердце заколотилось столь неистово, что она едва могла дышать от неподвластного ей возбуждения.

Сантино стремительно выпрямился. Крошечная жилка дрожала в уголке его плотно сжатых губ, он выглядел абсолютно спокойным.

— Я еще не позавтракал, — проговорил он и вышел из комнаты.

Фрэнки рухнула на подушку, ошеломленная страстью, которую он зажег в ней. Он по-прежнему способен разрушать ее оборону с той же легкостью, с какой ребенок рушит шаткую башню из кубиков, — и, хуже того, он прекрасно знает об этом.

Фрэнки вышла из душа, накинув, купальный халах Сантино.

— Франческа! — позвал Сантино. — Спустись вниз.

Нахмурившись, она двинулась по лестнице. Ее удивлению не было предела, когда она увидела Мэта, стоявшего в холле.

— М-Мэт? — От изумления она чуть не споткнулась.

— Да… Мэт, — подтвердил ее партнер.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

— Что, скажи на милость, ты здесь делаешь, Мэт? — неуверенно спросила Фрэнки. — Как ты умудрился найти меня?

— Оставалось искать только здесь, — отрезал Мэт. — Я вспомнил название этой деревушки, где у тебя родственники… Но какого черта ты никому не сказала, куда едешь?

— Вчера я оставила сообщение на автоответчике в квартире… — Фрэнки продолжала изумленно смотреть на него, потому что не могла придумать ни одной достойной причины, по которой Мэт оставил бы агентство и бросился искать ее по всей Сардинии. — Я знаю, что не слишком поторопилась со звонком, но не понимаю, зачем тебе потребовалось лететь сюда и выслеживать меня.

— Твоя мать…

— Моя… мать? — у Фрэнки округлились глаза.

— Меня не слишком тревожило твое молчание, пока я не позвонил твоей матери и она не закатила истерику.

— Истерику? — неуверенно повторила Фрэнки, не в силах представить Деллу в подобном состоянии.

— Когда выяснилось, что твоя машина возвращена в прокат, все стало выглядеть очень подозрительным. Никто не отправляется в подобное путешествие на своих двоих.

Фрэнки стало ужасно стыдно за свою беспечность.

— Со мной честно не случилось ничего, о чем стоит беспокоиться… никто раньше не беспокоился…

— Твоя мать позвонила в полицию.

— В полицию? — Фрэнки в ужасе заморгала. — Прошу прощения… Я просто не понимаю, что на всех нашло…

— Да, я тоже не могу понять. — Мэт бросил презрительный взгляд на Сантино, который тревожно замер при упоминании о полиции. — О тебе уже вчера говорили в телевизионных новостях. Британская туристка пропала…

— О нет… — выдохнула Фрэнки.

— Делла решила, что тебя похитили либо…

— Похитили? — воскликнул Сантино громовым голосом.

— Либо разгорелась какая-то безумная вендетта, — с сарказмом закончил Мэт с не скрываемой антипатией посмотрев на Сантино. — Думаю, мы должны отбросить оба варианта, потому что ты нашлась, и в такой уютной обстановке, рядом со своим мужем.

15
{"b":"11193","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Долгое падение
Все лгут. Поисковики, Big Data и Интернет знают о вас всё
Тысяча бумажных птиц
Найди меня
Белладонна
Фотография. Искусство обмана
Стены вокруг нас
64