ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не согласен…

– А мне и не нужно твое согласие. – Теперь уже Вивьен не давала Луке, возможности сказать хоть слово в свою защиту. – Мне нужно только, чтобы ты понял – моя беременность была случайной, а не спланированной. Если хочешь знать, я сама была в шоке, когда поняла, что жду ребенка. Ведь я принимала противозачаточные пилюли строго по инструкции. За все время нашей совместной жизни я ни разу не легла с тобой в постель, не позаботившись о предохранении. Но даже самое лучшее современное лекарство может дать сбой.

– В то время я был слишком зол, чтобы думать о таких вещах.

– И напрасно. Я неоднократно пыталась донести до тебя эту мысль, но ты либо уходил из комнаты, не дав мне закончить, либо…

– Просто я не из тех парней, которым интересны такие разговоры. – Признание своей неправоты для Луки всегда было равносильно смерти.

– А я не из тех женщин, которые способны на обман, неужели ты так этого и не понял? Я забеременела только потому, что в мире еще не существует контрацептивов, дающих стопроцентную гарантию.

В следующий момент Лука остановил машину на стоянке перед больницей, и Вивьен мгновенно позабыла обо всех своих обидах и претензиях. Распахнув дверцу автомобиля, она стрелой вылетела наружу и бросилась к входу в ярко освещенный больничный корпус. У регистрационной стойки ее нагнал Лука.

Они едва успели назвать свои имена медсестре, как к ним подошел дожидавшийся в холле полицейский. С ужасом Вивьен и Лука узнали, что Марко, никем не замеченный, вышел из дома, в который его принесла Бернис, в самый разгар вечеринки. К счастью, в этот момент женщина, живущая по соседству, как раз проезжала мимо и заметила ребенка прежде, чем он оказался на дороге. Не имея ни малейшего представления о том, чей это малыш, она сразу же обратилась в полицию.

К тому времени, когда Бернис хватилась племянника, полиция уже звонила в дверь дома ее друзей. Поняв, в каком состоянии находится девушка и ее друзья, полицейские наотрез отказались отдать ей до смерти перепуганного ребенка и настояли на том, чтобы его осмотрели в ближайшем госпитале. По дороге туда они попытались связаться с Вивьен, но ее мобильный не отвечал, и тогда они нашли телефон Луки. Вивьен попросила, чтобы ей дали имя и адрес женщины, которая подобрала Марко на улице. Если бы не эта женщина, они с Лукой могли бы больше не увидеть своего сына живым. Вивьен хотела встретиться с ней и поблагодарить за все, что она сделала для их малыша.

Закончив разговор с полицейским, Вивьен направлялась в палату к Марко, когда ее перехватила Бернис.

– Спорим, ты винишь меня за все, что случилось с Марко, – с вызовом проговорила она.

Провокация была настолько очевидной, что едва ли не впервые в жизни Вивьен была готова поднять руку на младшую сестру. Однако, сколько бы Бернис ни хорохорилась, было заметно, что ей не по себе оттого, что Марко оказался в больнице изза ее недосмотра. Да и разговор с полицейскими, отчитавшими ее за беспечность, произвел на девушку должное впечатление. Сердце Вивьен смягчилось.

– Я не виню тебя, мне лишь непонятно, почему ты солгала о том, где находишься, когда я звонила тебе?

– Потому что понимала: как только ты узнаешь, что я ушла в гости вместе с Марко, ты устроишь мне грандиозный скандал. В конце концов, если бы Марко не был таким непоседливым, ничего бы не произошло и ты бы вообще никогда не догадалась, что нас не было дома. Ведь все так хорошо начиналось, и Марко ничуть не возражал против того, чтобы немножко прогуляться со мной. А в доме у друзей я сразу же уложила его в кроватку – он даже не успел почувствовать разницы. Откуда мне было знать, что он выберется наружу?

– Если бы ты сказала, что тебе надо уйти, а Марко не с кем оставить, я бы сразу же вернулась домой, – вздохнув, ответила Вивьен. – Пойми, я ни в чем тебя не обвиняю, но…

– А я, напротив, считаю, что во всем виновата ты, – вмешался в разговор Лука. – Но мы не будем обсуждать это сейчас, потому что нас ждет Марко.

– Хорошо, сегодня я переночую у друзей. – Кивнув на прощание сестре, Бернис поспешила покинуть больницу, пока ей не предъявили более серьезных обвинений.

Пока Вивьен и Бернис выясняли отношения, Лука успел договориться, чтобы Марко перевели в отдельную палату, где они и нашли его, целого, и невредимого, но порядком напуганного. Не обращая внимания на все старания медсестры развеселить его, малыш забился в дальний угол кроватки и жалобно всхлипывал. Однако стоило ему услышать материнский голос, как он сразу же успокоился и повеселел. Не считая небольшой царапины на носу и синяка на правой щеке, никаких повреждений на нем не было.

Едва удерживаясь, чтобы не разрыдаться самой, Вивьен подхватила Марко на руки и крепко прижала к себе. В этот момент она была уверена в том, что больше никакая сила в мире не заставит ее расстаться с сыном.

Вывернув темноволосую головку изпод материнской руки, Марко принялся с интересом оглядываться по сторонам, пока его взгляд не наткнулся на стоящего чуть в стороне мужчину.

– Папа? – неуверенно произнес он и потянулся к Луке. Однако уже через мгновение ребенок снова прижался к матери и расплакался.

– Он просто не привык видеть нас вместе, – смущенно проговорила Вивьен, заметив, как изменился в лице Лука, когда сын отвернулся от него.

Вивьен и сама выглядела расстроенной. В том, что Марко не привык видеть родителей вместе и чувствовал себя неуютно в их компании, была ее вина. Ведь это она ушла от его отца и подала на развод. И вот теперь, глядя на огорченное лицо Луки, Вивьен поняла, что пришло время платить за свои поступки. Как бы сильно ни были задеты ее гордость и самолюбие, Марко и Лука – два самых дорогих ей в этом мире человека – не должны были пострадать.

– Пора везти его домой, – холодно заметил Лука, направляясь к выходу из палаты.

Судя по реакции Луки, пристанище бывшей жены произвело на него не самое благоприятное впечатление. Он скользнул равнодушным взглядом по кустам роз, высаженным под окнами, стукнулся головой о дверную притолоку, явно не рассчитанную на его высокий рост, и замер в тесной прихожей, когда комок шерсти с лаем кинулся ему в ноги.

– Господи, да эта тварь прокусила мне брючину! – удивленно воскликну Лука, наблюдая за тем, как щенок, несколько раз обежав вокруг, успокоился и улегся возле него кверху брюхом.

– Просто ты слишком быстро вошел, а Джок этого не любит, – пояснила Вивьен.

– Джок, Джок, – радостно залепетал Марко при виде своего лохматого любимца, моментально позабыв обо всех переживаниях прошедшего вечера.

– Между прочим, ваш Джок цапнул меня за ногу, – раздраженно произнес Лука, с явным неодобрением наблюдая за тем, как его сын играет с собакой.

– Этого просто не может быть, Джок совершенно безобиден. Укусить тебя он мог только из страха. Видимо, ты чемто напугал его, иначе бы он никогда не кинулся на тебя.

– Да что ты говоришь? – Лука окинул недоверчивым взглядом дружелюбно вилявшего хвостом щенка.

Ласково потрепав Джока по ушам, Вивьен подхватила сына на руки и направилась наверх.

– Марко давно пора было быть в постели. – Обойдя похозяйски разлегшегося в прихожей щенка, Лука последовал за ней, неодобрительно оглядываясь по сторонам.

Дом казался ему слишком тесным и убогим для того, чтобы в нем жить. Ему пришлось смотреть за тем, как Вивьен укладывает Марко в кроватку, стоявшую в спальне впритык к ее собственной, оставшись на верхней ступеньке лестницы.

Комната была слишком маленькой, и вдвоем они просто не смогли бы в ней разойтись. Определенно, Вивьен поступила глупо, отказавшись от его помощи и лишив их единственного сына роскоши и удобств, на которые тот с рождения имел все права.

– Похоже, он боится, что ты уйдешь, – тихо произнесла Вивьен, наблюдая за сыном, который, лежа на боку в кроватке, не отрывал взгляда от стоявшего в дверях отца. – Ему спокойнее, когда мы оба рядом.

– Я не уйду, пока он не заснет, – шепотом отозвался Лука.

13
{"b":"11196","o":1}