ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, так не пойдет, – делая движение бедрами и глубже проникая в нее, отозвался он. – Тебе известны правила игры: ты останешься со мной лишь в том случае, если сама того пожелаешь. Это твой выбор, cara.

– Я уже давно выбрала, разве ты забыл? Я ничего так не хочу, как быть с тобой.

Наклонившись, Лука накрыл ртом ее дрожащие губы, словно благодаря за эти слова. Его движения становились все быстрее, все ритмичнее. Вивьен ощущала, как внутри нее бьется его неутомимая плоть и перед ее напором падают последние преграды. В экстазе она громко выкрикнула его имя, когда последняя из преград была сокрушена. В этот момент собственное тело показалось ей легким и невесомым, словно пушинка.

Скатившись с нее, Лука не спешил выпускать Вивьен из объятий, Даже в первые дни после свадьбы им не было так хорошо, как сейчас. Счастье переполняло ее, и, наклонившись к нему, она принялась покрывать его грудь, плечи, шею быстрыми восторженными поцелуями. Зарывшись лицом в ее длинные шелковистые, пахнущие ромашкой волосы, Лука улыбался, наслаждаясь их ароматом. Этой ночью он на славу потрудился ради того, чтобы у его жены еще долго не возникало желания смотреть в сторону других мужчин, особенно таких неказистых, как Фабиан Гарсдейл.

– Можешь еще поспать… После такой ночи тебе надо как следует отдохнуть, cara mia, – произнес Лука, окидывая Вивьен удовлетворенным взглядом.

– Я бы с радостью, – сладко потягиваясь в постели непослушным со сна телом, отозвалась она, – но в этом случае тебе самому придется поднять Марко и накормить его завтраком.

Еще только привыкая к тому, сколько времени и внимания требует уход за маленьким ребенком, Лука лишь скорчил недовольную гримасу в ответ.

– Я пошутила! – рассмеявшись, отозвалась Вивьен. – Мне просто хотелось посмотреть на твою реакцию.

– Ведьма! – прорычал он, бросая на нее уморительногрозный взгляд.

Со вчерашнего дня они считались официально разведенными – об этом Луке сообщил адвокат, представлявший его интересы в суде. И теперь ему предстояло сказать об этом Вивьен.

Лука честно собирался упомянуть об этом прошлой ночью, но потом передумал. О том, что по закону они больше не муж и жена, Вивьен могла узнать одновременно с ним от своего адвоката. В этом случае ее молчание означало лишь одно: вместо того чтобы устроить ему скандал и прогнать из дома, она предпочла дипломатично промолчать, принимая сложившуюся ситуацию как должное.

Впрочем, Вивьен могла и не знать о решении судьи, и у Луки язык не поворачивался нарушить ее неведение. Это сомнительное удовольствие он предпочел оставить адвокатам.

– Чтото не так? – она уловила его беспокойство. – Тебя чтото тревожит?

– Тревожит? Ну что ты, конечно, нет. Все в полном порядке, – как можно увереннее отозвался он, вылезая из постели.

Итак, он спал со своей уже бывшей женой! И, похоже, им всем – Вивьен, Марко, да и ему самому – это шло только на пользу. Лука даже подумывал послать Вивьен цветы в знак того, что он рад их новым отношениям.

Цветы в обмен на ее обручальное кольцо… А почему бы не добавить к цветам чтонибудь посущественнее? К примеру, украшение. Заказать для нее браслет или ожерелье у Тиффани. Правда, Вивьен никогда не была большой любительницей украшений. Получив такой подарок, она, скорее всего, сунет его в комод и благополучно о нем забудет.

Лучше всего купить ей какоенибудь растение с заумным латинским названием, чтобы она могла изучать его под микроскопом и радоваться. Точно, именно так и следует поступить.

– Это правда? Ты ничего от меня не скрываешь? – мягко переспросила Вивьен.

– Разумеется. Просто я задумался, вот и все. Мне кажется, нам надо… Тебе надо, – тут же поправился он, удивляясь собственной рассеянности, – завести постоянную няню для Марко.

– Но у него уже есть такая няня, – делая вид, что его оговорка осталась незамеченной, – ответила Вивьен. – Ее зовут Роза Пероли, она сидела с Марко, когда мы жили в Оксфорде. Вчера мы с ней созвонились и все обсудили. Она заверила меня, что с удовольствием попробует городской жизни.

– Она итальянка? – Брови Луки поползли вверх от удивления, когда он услышал это имя.

– Да, и прекрасно говорит поитальянски. Мне казалось, для Марко будет лучше, если в нашем доме появится человек, владеющий языком его отца.

Ее слова тронули Луку до глубины души. Даже несмотря на существующую между ними вражду и непонимание, Вивьен, оказывается, все это время помнила о том, что их сын наполовину итальянец, и даже наняла ему нянюитальянку. Определенно, он был несправедлив по отношению к ней.

Пока Лука принимал душ, Вивьен обвела взглядом свою спальню. Повсюду были следы присутствия Луки – его одежда, портфель, ноутбук…

Недели не прошло с тех пор, как она переехала в Лондон, а Лука все больше и больше времени проводил с ней и сыном в их новом доме. Фактически он жил с ними. При этом он больше не пропадал на работе с шести утра и до двенадцати ночи, как было в первый год их брака, и все выходные провел вместе с ними, предусмотрительно отключив мобильный телефон.

Суббота и воскресенье прошли просто чудесно: они играли с Марко, готовили семейный обед, смотрели глупые мелодрамы по видео. За два дня Лука ни разу не заикнулся о том, что его ждет работа. Едва ли не впервые в жизни он полностью принадлежал ей и сыну, и Вивьен была безмерно благодарна ему за это.

Постепенно она начала замечать, как сильно изменился Лука за то время, что они прожили врозь. Он больше не был таким эгоцентричным и непреклонным, как прежде, он стал добрее и терпимее к окружающим. За неделю, которую они провели вместе, он постоянно демонстрировал готовность идти на компромиссы ради интересов семьи.

А ведь еще два года назад такого слова, как «компромисс», просто не значилось в его лексиконе. В то время Лука категорически отказывался признавать чужое мнение, принципиально не считаясь ни с чьими чувствами. Поэтому все попытки Вивьен отвоевать для себя хоть немного жизненного пространства в его мире, всякий раз оканчивались неудачей. И происходило это изза того, что даже после свадьбы Лука продолжал жить так, словно никогда не был женат.

Сейчас Вивьен казалось странным, что она не понимала этого раньше. Да, он был верен ей на протяжении первого года брака – на этот счет у Вивьен не осталось сомнений, – но при этом относился к ее интересам с таким пренебрежением, которого не могло быть между настоящими супругами.

Зная, что ей не нравится его холостяцкая квартира, Лука все равно настоял на том, чтобы после свадьбы они жили именно в ней. Несмотря на все просьбы Вивьен, он наотрез отказался сократить свои рабочие часы и хотя бы на время воздержаться от зарубежных поездок. И даже через полгода брака продолжал организовывать свою жизнь так, словно Вивьен не существовало вовсе.

Постель оставалась единственным местом, способным понастоящему их соединить, но в ней они проводили наименьшую часть суток, а все остальное время каждый жил своей обособленной жизнью. Не было ничего удивительного в том, что, забеременев, Вивьен с трудом представляла Луку в роли отца. Отцовство потребовало бы от него немыслимых жертв и отказа от большинства своих холостяцких привычек.

Однако то, что она наблюдала несколько последних дней, превосходило ее самые сокровенные мечты. Лука вел себя безупречно. Казалось, он полностью перерос свою прежнюю привычку отчаянно сопротивляться всему, что несло угрозу устоявшемуся укладу его жизни. Даже когда Марко начинал капризничать и демонстрировал свой знаменитый южный темперамент, Лука оставался терпеливым и нежным с сыном. Что же касается их интимных отношений, то еще никогда он не был таким внимательным и страстным по отношению к ней, как в эту неделю.

И только одно обстоятельство тревожило Вивьен, омрачая ее светлые горизонты. Для полного счастья ей не хватало элементарной уверенности в завтрашнем дне. И то состояние неопределенности, в котором она оказалась благодаря возобновленным отношениям с почти уже бывшим мужем, вызывало у нее вполне обоснованное беспокойство.

20
{"b":"11196","o":1}