ЛитМир - Электронная Библиотека

Шалунья

ГЛАВА 1

Май 1882 года

— Почему, ну почему ты не можешь поехать со мной в Додж-Сити? — воскликнула Хетер Блэйр-Бёрнс, не сводя огорчённого взора с лица своей попутчицы. — Итта, ты должна поехать со мной! Ты просто обязана! Поезд скоро отойдёт, и у нас нет времени на разговоры.

Женщина постарше отрицательно покачала головой. Её лицо выражало уверенность в принятом решении.

— Нет, мисс Блэйр-Бёрнс, я вовсе не должна туда ехать, и я не поеду. Мистер Харвей предложил мне место в качестве одной из дам в своём заведении. Я собираюсь принять это предложение и остаюсь в Сент-Луисе, — сказала она, кивком указывая на ресторан, расположенный в дальнем конце железнодорожного вокзала. — Мне очень жаль, но тебе придётся проделать остальную часть пути одной. У меня свои интересы, и я не собираюсь упускать такую великолепную возможность.

— Путешествовать одной? — повторила Хетер с таким выражением, словно Итта предложила ей пройтись совершенно раздетой по центральной улице у всех на виду. — Но это неприлично! Я так не могу. Маме это не нравится. К тому же она наверняка не одобрит того, что ты меня бросила на полпути, да ещё ночью.

Женщина вздохнула.

— Ты преувеличиваешь. Сент-Луис расположен гораздо ближе к Бостону, чем ты говоришь, а шесть часов вечера едва ли можно считать ночью. Ты будешь в Додж-Сити часов через пятнадцать, и большую часть этого времени ты проспишь. Я уверена, что за это время с тобой ничего не случится.

Хетер надула губы и принялась упрекать свою собеседницу:

— А как же преданность своим хозяевам, Итта? Ты прожила с нами двенадцать лет! И потом, вряд ли ты получишь больше в этом ресторане, чем работая моей горничной.

— Не заработаю, — согласилась Итта, — но есть кое-какие преимущества, которые с лихвой покроют эту разницу.

— Какие? — потребовала объяснений Хетер.

— Известно, что дамы Харвея пользуются уважением среди мужчин, желающих обзавестись достойными жёнами. Многие девушки выходят замуж в первый же год. А мне скоро тридцать лет, и очень хочется, пока не поздно, найти мужа и создать семью, так что эта работа для меня очень кстати.

— О, ради всего святого! — раздражённо возразила Хетер. — В Додж-Сити тоже много холостяков.

Итта усмехнулась:

— На мой взгляд, условия выбора здесь, несомненно, лучше.

— Пожалуйста, поезжай со мной в Додж-Сити, а я попрошу отца купить тебе обратный билет в Сент-Луис. Ты потеряешь немного времени, а потом вернёшься сюда и займёшься поисками мужа.

Итта покачала головой:

— Нет, я не могу рисковать, ведь на моё место могут взять другую девушку. Такую работу каждый день не предлагают. Мне очень повезло с этим предложением.

Теряя терпение; что случалось с нею довольно часто в те редкие случаи, когда ей противоречили, Хетер язвительно заметила:

— Никогда бы не поверила, что ты так глупа! И так упряма! Это так не похоже на тебя, Итта.

Можно подумать, мир прекратит своё существование, если ты не поймаешь мужа в ближайшие пять минут.

— Тебе легко так говорить, — презрительно фыркнув, парировала Итта. — Ты юная и хорошенькая. Твоей руки добивается такое большое количество поклонников, что тебе потребовалось бы месяцев шесть, чтобы решить, кого из них осчастливить. Кроме того, ты помолвлена с одним из богатейших мужчин Бостона, а ещё осуждаешь меня за то, что я хочу найти своего мужчину.

Она сердито погрозила Хетер тонким пальцем.

— Вы вконец испорчены, мисс Блэйр-Бёрнс, такая же избалованная, как ваша капризная маленькая собачка. — Итта с презрением указала на пушистого шпица, нервно перебиравшего лапками на конце поводка. — Разрешите мне предупредить вас, юная леди, наступит день, когда кто-нибудь докажет вам, что солнце восходит не только для вас одной. Как бы мне хотелось присутствовать при этом!

— У-у-у! — В гневе Хетер топнула ногой. — Жаль, что ты больше не работаешь у меня. Я уволила бы тебя немедленно!

В нескольких ярдах от них Морган Стоун наблюдал, как другие пассажиры садились в поезд. Он быстро и внимательно осматривал каждого человека, особенно мужчин, стараясь определить, от кого можно ожидать в будущем какие-либо проблемы. Его задачей, как сотрудника «Уэллс Фарго», являлось предотвращение возможных неприятностей, обеспечение безопасного перевоза ценных грузов, золота, банковских фондов и значительных сумм, принадлежащих частным предприятиям. В этой поездке он и его приятель Дрейк Ивенс работали под прикрытием, пытаясь обезвредить банду грабителей, недавно совершившую налёт на три различных поезда, шедших в Додж-Сити. Этой банде удалось похитить несколько тысяч долларов, и совет директоров транспортной компании решил положить этому конец.

Дрейк, стоя рядом с Морганом, комментировал происходящее:

— Похоже, что этим вечером подозрительных нет. За исключением той золотоволосой малютки. Смотри, какая хорошенькая. Что её так рассердило, как ты думаешь!

Морган посмотрел туда же, куда смотрел Дрейк, и увидел, как леди, о которой шла речь, топнула своей маленькой ножкой. Он негромко рассмеялся:

— Она так рассердилась, что корсет вот-вот лопнет. Эти две женщины спорят уже добрых десять минут. Если они не прекратят препираться, то не только опоздают на поезд, но, вероятно, и не заметят этого, пока он не удалится от вокзала на расстояние в пять миль.

— Мне кажется, наш долг известить их об этом, — сказал Дрейк с лукавой улыбкой. — Хотя опасно растаскивать кошек, шипящих друг на друга.

— Боюсь, ты останешься с исцарапанным носом, дружище, — засмеялся Морган, обнажив в широкой улыбке под тёмными усами ровный ряд белых зубов. Он вздохнул. — Ну что ж, думаю, придётся рискнуть и показать тебе, как следует действовать в подобной ситуации.

Прежде чем Дрейк успел ответить, Морган решительной походкой направился к женщинам. Он только успел подойти к ним и уже собирался вмешаться в их спор, как раздался громкий, продолжительный свисток паровоза. Молодая женщина вздрогнула. Засуетившись, она споткнулась о комочек шерсти у её ног и, совершив непонятный пируэт, упала в объятия Моргана. Комочек шерсти взвизгнул и с пронзительным лаем начал бегать кругами, плотно обматывая своим кожаным поводком ноги удивлённой пары, связывая их вместе.

Споткнувшись и потеряв равновесие, Хетер удивлённо вскрикнула. Размахивая руками, она внезапно наткнулась на что-то жёсткое и крепко ухватилась за это. Двигаясь по инерции, она во что-то врезалась, и прошло несколько секунд, прежде чем она поняла, что схватилась за руки мужчины, в чью рубашку уткнулась носом, в то время как он обнимал её за талию.

Но это было не самое страшное. К своему ужасу, она осознала, что прижата к нему всем телом, вплоть до бёдер, и её грудь буквально расплющена. Ей показалось, что сердце её бьётся как-то неравномерно, но, может быть, это были удары его сердца? Попытка вздохнуть привела к тому, что она оцепенела, почувствовав, как её грудь трётся о него, вызывая в теле прилив теплоты.

Медленно, пылая от стыда, Хетер подняла голову. Насторожённым взглядом она скользнула вверх по широким плечам, крепкой загорелой шее и квадратному упрямому подбородку. На мгновение она задержалась на чувственном изгибе рта и аккуратно подстриженных усах незнакомца. У него были прямой нос, высокие скулы, сверкающие, окаймлённые густыми тёмными ресницами бирюзового цвета глаза, лукаво смотревшие на неё.

Морган поймал её, действуя инстинктивно, и вдруг оказалось, что она прижимается к нему всем телом. Перо на её шляпке дрожало, щекоча его щеку, но это было пустяком по сравнению с ощущением её упругой груди, что действовало на него возбуждающе даже через несколько слоёв одежды. Её узкие бёдра прижались к его члену, который немедленно среагировал на эту неожиданность, какой бы непреднамеренной она ни была.

Он посмотрел на неё сверху вниз и не смог удержаться от улыбки, изогнувшей его губы, а также от желания подразнить её.

1
{"b":"112","o":1}