1
2
3
...
16
17
18
...
82

Она взглянула на Моргана и сказала серьёзно:

— Вам очень повезло, молодой человек. Я полагаю, вы, конечно, понимаете, что для вас эта история ещё не закончилась. Очень многие наши жители не согласны с решением Нелса Свенсона. Они будут ждать, что вы споткнётесь на чем-нибудь и получите то, чего заслуживаете.

Морган кивнул в знак того, что понимает.

— Я надеюсь, вы не слишком огорчитесь, если я не оправдаю их надежд?

— Напротив, — откровенно заметила женщина. — Было бы жалко, если бы такой симпатичный парень кончил так ужасно.

Когда Арлен обратила наконец своё внимание на Хетер, та все ещё никак не могла решить, то ли ей невзлюбить «подружку» отца, как ей подсказывал дочерний инстинкт, то ли сохранить в отношениях с этой женщиной нейтралитет. Арлен производила впечатление вполне приличной женщины, хотя по какой-то недоступной её пониманию причине Хетер не понравилось, что эта женщина отметила красоту Моргана. Хетер была неприятно удивлена возникшими у неё по отношению к Моргану собственническими чувствами, очень похожими на ревность.

— Значит, это и есть твоя маленькая Хетер, — проворковала Арлен. — Боже, да она хорошенькая! Ты не собираешься нас познакомить, Гас?

— О да, конечно, — поспешно согласился Гас. — Арлен, это моя дочь. Морган Стоун тебе уже известен, так как ты присутствовала на процессе. Морган, Хетер, это Арлен Клэнси, мой хороший друг.

— Я уже поняла, кто это, Ангус, но всё равно спасибо, — ответила Хетер, одарив Арлен ледяным взглядом. — Миссис Клэнси, я думаю, мы ещё не раз встретимся за то время, что я пробуду здесь, но сейчас вы должны извинить меня, за сегодняшнее утро я очень устала.

— Рад был познакомиться с вами, миссис Клэнси, — добавил Морган, вежливо касаясь шляпы. — Простите меня, но я также пойду внутрь, чтобы Хетер познакомила меня с людьми, с которыми мне предстоит работать.

В это время дня работал только один Боб, бармен. Девушки и пианист ещё даже не встали.

— Вы встретитесь с девушками позже, и, держу пари, они вам очень понравятся, — попыталась съязвить Хетер. — После встречи с ними мне, лично, приятно было познакомиться с Бобом и особенно было приятно узнать, что здесь есть люди с человеческими именами вместо каких-то странных кличек вроде Бакенбарды, Гризли или Табачный Джек. Морган озадаченно сморщился:

— О чём это она говорит?

Боб рассмеялся и объяснил:

— Действительно, у наших девушек уникальные имена, смею вас заверить. Давайте-ка проверим, — сказал он, пересчитывая по пальцам: — Сейчас у нас живут Роза, Кружевная, Жемчужина, Перчик, Блёстка, Радость, Ласка и Бренди. Раньше ещё были Звезда, Булочка и Жаворонок. Прямо конюшня какая-то.

Хетер покинула мужчин и направилась к себе в комнату, чувствуя себя очень неважно. Её визит к отцу оказался совсем не таким, каким рисовался в её воображении. Теперь вдобавок ко всему ей предстояла борьба с Морганом и с подружкой отца. Она огорчённо покачала головой. «Ну как тут можно соблюсти этикет? — подумала она. — На уроках по умению правильно себя вести ничего подобного не было!»

— Я считаю, что твоя дочь могла бы быть повежливее, Ангус, — жаловалась Арлен, надув губы, что каким-то образом шло ей, несмотря на её тридцать пять лет и седые пряди на висках.

— Может быть, со временем, когда она лучше узнает тебя, — отвечал Ангус. — По правде говоря, она и со мной не очень церемонится. К тому же она порядком избалована. В этом, вне всякого сомнения, вина её матери, да и бабушка, по-видимому, приложила свою руку. Родители Бетси были очень высокомерны, и Хетер это передалось по наследству.

— Ну что ж, если твоя жена хотя бы отдалённо похожа на своих родителей и Хетер, я понимаю, почему вы не могли ужиться после свадьбы, — посочувствовала Арлен. — Эта женщина была недостойна такого отличного мужчины, как ты.

Ангус печально улыбнулся:

— Бетси не была такой самонадеянной, как все остальные члены её семьи. Она была милой, привлекательной девушкой. Доброй и тёплой, как солнышко. — Он глубоко вздохнул. — По крайней мере, я считал её такой, хотя оказалось, что я ошибался. Она была полна лжи.

— Надеюсь, её дочь не унаследовала этого качества, — сказала Арлен. Она сочувственно положила руку ему на плечо. — Будь осторожен, Ангус. Мне бы не хотелось стать свидетелем того, что она причиняет тебе боль, так же как её мать.

— Если всё останется без изменений, твоё приглашение на воскресный обед у тебя дома остаётся в силе?

— Конечно. И приводи с собой Хетер. Как ты говоришь, возможно, когда она лучше узнает меня, то поймёт, что я для неё не угроза. В конце концов, мы ведь не состоим в брачном союзе.

Брови Ангуса удивлённо поднялись.

— О чём ты болтаешь, женщина? Почему Хетер должна видеть в тебе угрозу?

Арлен снисходительно улыбнулась и покачала головой:

— Мужчины! Вам никогда не понять, как работает женский ум. Ангус, весьма вероятно, Хетер видит во мне врага не только потому, что я заняла место её матери в твоей жизни, но и потому, что она боится потерять твою финансовую поддержку, если мы с тобой поженимся.

— Но это же глупо! — возмутился Ангус.

Арлен пожала плечами:

— Глупо это или нет, только держу пари, что таковы её мысли в настоящее время. Нам обоим надо бы успокоить её в этом отношении.

— Можешь не сомневаться, я вправлю девочке мозги, — сказал ей Ангус, нахмурясь и сдвигая брови. — Если ей попала шлея под хвост, она все равно очень далека от истины. Я слишком стар и достаточно умён, чтобы не дать заманить себя снова в супружескую ловушку.

— Об этом знаем мы с тобой, — спокойно согласилась Арлен, — но совсем другое дело— убедить в этом Хетер.

Ангус устало покачал головой:

— Господи, ну и времена пошли! Нельзя жить своей личной жизнью, без того чтобы кто-нибудь не попытался в неё вмешаться. Даже собственная дочь!

Арлен сочувственно кивнула:

— Я говорила тебе, когда ты собирался вызвать её, что дети могут быть настоящим испытанием. В следующий раз, когда я буду давать тебе какой-нибудь дружеский совет, ты, может быть, прислушаешься к нему.

Морган и Гас сидели друг против друга одни в кабинете Гаса. Для всех остальных Гас разъяснял своему новому работнику его обязанности. На самом деле у них состоялся мужской разговор, во время которого каждый собеседник внимательно изучал другого.

— Ваш друг, судья Свенсон, предупредил вас о том, что никто не должен знать, что я действительно являюсь агентом фирмы «Уэллс Фарго»? И о том, что я продолжаю вести расследование об ограблении поезда под личиной вашего работника? — спросил Морган, начиная беседу.

— Да, и нечего тебе дёргаться. Я никому ничего не говорил, ни одной живой душе. И делать этого не собираюсь.

— Даже твоя дочь не должна ничего знать. Или подружка, миссис Клэнси. Чтобы они ни думали и как бы ни расспрашивали, — упорствовал Морган.

Ангус рассмеялся:

— Мне понятно твоё беспокойство, парень. Большинство женщин не способны хранить секрет, как бы ни старались. Рано или поздно информация выскакивает из них подобно лопнувшей пружине часового механизма. Случаи, когда женщина способна сохранить доверенный ей секрет, очень редки.

— Совершенно верно, и я думаю, будет умно не доверять ни одной из твоих дам.

— Кстати, — заметил Ангус, — мне бросилось в глаза, что вы с Хетер постоянно цапаетесь, и мне стало интересно, что же между вами происходит.

Морган вопросительно поднял бровь и сухо осведомился:

— Вы спрашиваете меня о моих намерениях в отношении вашей дочери, мистер Бёрнс?

— Можно сказать и так. Знаешь, у меня есть на это право. Ведь как-никак я ей отец. Из сказанного в суде мне показалось, что между вами было нечто большее, чем просто мимолётное знакомство.

— Я предполагаю, ты имеешь в виду этот, ставший всем известным, поцелуй? — попытался догадаться Морган.

— Да. Это говорит о какой-то заинтересованности с твоей стороны.

— Естественно, — согласился Морган. — Хетер красивая женщина. Язвительная и злая до чёртиков, с характером прирождённой ослицы, но тем не менее привлекательная.

17
{"b":"112","o":1}