1
2
3
...
26
27
28
...
82

Как и предсказывал Морган, когда у неё исчезли остатки страха, Хетер более детально вспомнила обстоятельства нападения. В конечном счёте, однако, была найдена только одна значительная улика, с помощью которой одного из нападавших можно было попытаться выделить из общей массы гуртовщиков, проходивших через город. И эта улика заключалась в том, что от него сильно пахло мятой.

Это воспоминание всплыло совершенно случайно на второе утро после нападения, как раз перед открытием салуна. Роза, которая была родом из Нового Орлеана — во всяком случае, она так утверждала, — только что спустилась по лестнице ещё полусонная. Зевая и потягиваясь, она последовала к стойке бара и попросила свою обычную чашку холодного чая, выбранного ею в качестве взбадривающего напитка.

— Положи в него веточку мяты, если у тебя есть, милый, — попросила она Моргана сонным голосом.

— Конечно, Роза.

Хетер, сидевшая за столиком неподалёку и с нетерпением ожидавшая, когда Морган покончит со своими обязанностями у стойки и пойдёт с ней по магазинам, вздрогнув, подняла голову.

— Ты сказала «мята»?

— Да, крошка. Мы, на Юге, любим эту траву и добавляем её в чай, кофе, джулепы, лимонад — в любой напиток. Тебе надо как-нибудь попробовать. Это создаёт во рту приятное ощущение холода, которое чувствуется довольно продолжительное время и придаёт дыханию запах свежести.

Лицо Хетер сильно побледнело, что сразу заметил Морган.

— Что случилось, Бостон? У тебя такой вид, будто ты проглотила комара.

У Хетер заметно задрожали руки, она широко распахнула глаза, побледнела и промолвила прерывающимся голосом:

— Мята. От него пахло мятой.

Морган нахмурился:

— От кого, Хетер?

— От этого мужчины. Того, который напал на меня. Теперь я вспомнила. Он, должно быть, жевал мяту, потому что от его дыхания исходил сильный запах свежести.

Услышав её слова, Бренди, фыркнув, вмешалась:

— Ну и что из того? Я не вижу в этом никакого смысла. Не хочешь же ты сказать, что он решил освежить своё дыхание, собираясь изнасиловать тебя? Чёрта с два! Каким же идиотом надо быть!

Не обращая внимания на слова Бренди, Морган пристально уставился на Хетер:

— Какой мужчина, принцесса? Тот, у которого был нож? Которого зовут Вилли?

Хетер покачала головой:

— Нет. Другой. Тот, который был… на мне.

Позже Морган передал эту информацию шерифу Ватсону, который не особенно этому обрадовался, считая, что ничего ценного в ней нет. Откровенно говоря, такого же Мнения придерживался и сам Морган, но всё-таки оставался небольшой шанс поймать бандита на основании этой улики, если он ещё находился в городе. Обычно, однако, ковбои и бродяги задерживались в Додже не дольше, чем на сутки или двое, особенно те, что пригоняли скотину. Они оставались ровно на то время, какое им требовалось, чтобы растратить добрую часть заработанных денег на одежду, стрижку, игру в покер, виски и женщин, и вскоре уже отправлялись восвояси до следующего года. Если так обстояло дело и с напавшими на Хетер, то шансы на их поимку были невелики. До сих пор ещё не попался никто, кто хоть сколько-нибудь отвечал скудным описаниям, предоставленными Хетер и Морганом.

Прошло несколько дней, никакого дальнейшего развития дело не получило, и все пришли к выводу, что в данном случае нападение было одиночным и подобное могло случиться с любой женщиной, проходившей в этом районе в этот конкретный момент. Случаю было угодно, чтобы этой женщиной оказалась Хетер. Учитывая все обстоятельства, можно было с уверенностью утверждать, что ей очень повезло!

Хетер, конечно, могла оспаривать это мнение. Как мог его оспаривать и Морган. Он считал, что Хетер способна притягивать на свою голову неприятности, как магнит притягивает железо. Никогда в жизни он не встречал такой чертовски неуклюжей, нахальной, надоедливой и болтливой женщины — или настолько лживой.

ГЛАВА 13

Арлен появилась только спустя три дня после нападения. Морган сообщил ей, что Гас находится на собрании городской управы.

— Я знаю об этом, — сказала она ему. — Я пришла специально, для того чтобы поговорить с Хетер.

Увидев Хетер, синяки которой начали уже проходить, хотя теперь вместо чёрных и синих тонов они приобрели более радужные оттенки, Арлен воскликнула:

— Боже! Бедное дитя! Если у тебя сейчас такой ужасный вид, то могу себе представить, в каком состоянии ты была сразу после инцидента. Тем не менее мы все должны быть благодарны судьбе за то, что ты не пострадала серьёзнее.

Хетер состроила гримасу, но вежливо ответила:

— Спасибо, миссис Клэнси. Я чувствую себя гораздо лучше.

— О, я надеюсь на это! Мне не хотелось беспокоить тебя так скоро после случившегося, хотя поначалу я сразу собиралась кинуться сюда и узнать, не могу ли чем-нибудь помочь. Однако, подумав, решила, что, может быть, тебе требуется некоторое время, чтобы прийти в себя.

— Это было весьма тактично с вашей стороны.

Арлен огляделась вокруг, чтобы убедиться в том, что их никто не слышит, затем наклонилась ближе к Хетер и продолжала доверительным тоном:

— Ты, должно быть, очень испугалась. Я совсем не уверена, что сама способна была бы держаться так хорошо, как ты, в подобных обстоятельствах… — Она похлопала Хетер по руке жестом, выражающим симпатию. — Ну, ты понимаешь, — заключила она с сочувствующим взглядом.

— Миссис Клэнси, я не знаю, что вам сказали, но я отделалась, благодаря своевременному вмешательству Моргана, всего лишь ужасным испугом, — парировала Хетер.

— Это то, что рассказал всем твой отец, и я могу понять, что ты не хотела бы, чтобы кто-нибудь мог подумать иначе, независимо от того, что произошло в действительности. В конце концов, никому до этого нет дела, не так ли? Кроме твоей семьи и, конечно, того мужчины, за которого ты собираешься выйти замуж. К счастью для тебя, твои друзья и жених живут на Востоке и никогда не узнают об этом печальном происшествии, если, конечно, ты не решишь рассказать им об этом. А то, что думают люди, окружающие тебя здесь, не имеет никакого значения. Через пару недель ты уедешь, и все разговоры затихнут. Кроме того, возможно, ты никогда больше не приедешь в Додж, или, если всё же это когда-нибудь случится, все уже забудут об этой истории.

— Миссис Клэнси…

— Арлен, — перебила её женщина с улыбкой.

— Арлен, — неохотно поправилась Хетер. — Твои скоропалительные выводы не соответствуют действительности. Однако ты права в одном. Мне в высшей степени безразлично, что местные сплетники говорят обо мне, за исключением того обстоятельства, что это может причинить вред отцу.

— О, дорогая! Неужели я обидела тебя? Это не входило в мои намерения! — настаивала Арлен с тревогой. — Ты неправильно поняла меня, Хетер. Я только хочу помочь тебе в это тяжёлое для тебя время. То, что произошло с тобой, способно на всю жизнь внушить многим женщинам страх перед мужчинами. Было бы просто ужасно, если бы ты не смогла побороть в себе этот страх и впадала бы в панику всякий раз, когда мужчина касается тебя. Подумай о своём бедном женихе и о том, как это отразится в будущем на вашей совместной жизни. Я надеюсь, что ты найдёшь в себе силы справиться с последствиями этого ужасного происшествия и не допустишь, чтобы они или ложное сознание вины отравили всю твою жизнь. В конце концов, ты ведь не просила, чтобы эти мужчины напали на тебя! С какой стороны ни посмотри на это, твоей вины здесь нет.

Морган, намеренно подслушивающий этот разговор со своего места за стойкой бара, был поражён и не на шутку рассержен на Арлен за её выступление. Нечаянно или преднамеренно, но вдова заронила в восприимчивый мозг Хетер огромное множество глупых мыслей и увлажнила их, чтобы они проросли, достаточным объёмом правды. Да, для Хетер после таких переживаний вполне естественно было избегать близкого контакта с мужчинами в течение некоторого времени, даже, может быть, бояться этого. Но говоря об этом, Арлен способствовала укоренению подобных страхов, вселяя Хетер мысль, что она никогда не сможет избавиться от них. Несмотря на содержащуюся в её словах разумную логику, некоторые небольшие зерна сомнения могли пустить корни в сознании Хетер, разрастаясь подобно ядовитым сорнякам.

27
{"b":"112","o":1}