ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Тёмные времена. Звон вечевого колокола
Ее заветное желание
Танго смертельной любви
Лестница в небо. Краткая версия
Корабль приговоренных
Исповедь волка с Уолл-стрит. История легендарного трейдера
Доктрина смертности (сборник)
Шоу обреченных

Заметив огорчение Хетер, Роза дружески обняла её за плечи и слегка прижала к себе:

— Никаких причин для беспокойства нет, милочка. Мы умеем хранить секреты… если ты сохранишь сама. Помни только: на добрые дела надо отвечать добром. Мы поможем тебе, а ты поможешь нам, и это будет только справедливо. — Она искоса подмигнула Хетер, добавив: — Ты и Гас, конечно же, заплатите за эти новые платья, в которые ты хочешь одеть нас, не так ли?

ГЛАВА 20

Ко всеобщему удивлению и восхищению Хетер, бизнес оставался таким же оживлённым, как всегда. «Общественный салон Гаса» явился новостью для Доджа, и одно лишь любопытство приманивало в него многих новых посетителей. После первоначального потрясения от преобразований их любимого бара и облегчения от обнаруженных новых, хотя и более скрытых путей удовлетворения своих потребностей, многие из числа регулярных посетителей остались верны этому заведению. Они даже подчинились строгим правилам, установленным Хетер, обязавшим их чистить обувь на скребке перед входом, запрещавшим приносить с собой оружие, ругаться и затевать скандалы. Самые же невоспитанные, забывавшие пользоваться плевательницами и пепельницами, могли быть удалены.

Некоторые были недовольны произошедшими переменами, но большинство приняло их и даже получало удовольствие от необходимости соблюдения конспирации, развлекаясь привычным способом. Хетер оставалась в неведении об их проделках. Большая часть местных жителей была довольна её нововведениями, заявляя, что для Доджа настало время сбросить с себя ярлык «самого безнравственного города Америки» и начать демонстрировать остальному миру более утончённое и достойное поведение.

Когда прибыла машина для приготовления газированной воды, в «Общественном салоне» состоялась официальная презентация, на которую Хетер пригласила своих приятельниц из общества трезвости и некоторых видных дам из высшего общества Доджа. Ко второй половине дня салон был набит болтающими женщинами, которые сгорали от нетерпения исследовать этот пользовавшийся дурной славой кабачок, путь в который им был до этого закрыт как запретом со стороны мужей, так и общественным мнением.

— Боже милостивый! — взмолился Морган, приготавливая очередную порцию газированной воды с малиной. — Я никогда не видел такого огромного сборища гогочущих гусынь. Удивительно, если после этого сюда зайдёт хоть один уважающий себя мужчина.

Хетер одарила его самодовольной улыбкой:

— Не вводи себя в заблуждение. Эти гусаки повалят сюда тучами, привлечённые присутствием воспитанных дам, хотя бы только потому, что это будет их первой в жизни возможностью пообщаться на одном уровне с настоящими леди.

В противоположность ожиданиям Моргана, предсказания Хетер оказались верными. Вскоре в салон ввалилась разношёрстная компания мужчин — какое-то количество ковбоев и гуртовщиков, пара старых шахтёров, один или два рыбака, несколько городских торговцев и членов городской управы. Все пытались выглядеть безразличными к окружающей их обстановке, хотя по выскобленным лицам и прилизанным волосам было видно, что они усердно потрудились над своей внешностью, приводя себя в надлежащий вид. Все вместе они напоминали стаю павлинов, собравшихся распустить хвосты перед курами.

— Глазам своим не могу поверить! — заявил Морган, покачивая головой от изумления.

— Лично я нахожу это отвратительным! — жаловалась Роза. — Посмотри только на этих мужиков, выпендривающихся, будто они никогда раньше не видели женщин.

— Слезай со своего конька, Роз, — со смехом сказала Блёстка. — Они просто присматриваются к товару, прикидывают, на что могут рассчитывать, что могут себе позволить. Погоди, зайдёт солнце — и они все будут бегать за нами, взмыленные, как всегда, и я не постесняюсь брать с них деньги за десять минут работы.

Роза раздражённо фыркнула:

— Возможно, ты права, но мне всё равно это не нравится. Всё выглядит так, будто эти женщины какие-то особенные и необыкновенные, а мы — второсортные, с дешёвой распродажи.

— Ну что ж, как говорят: «Что для одного отбросы, то для другого сокровища», — напомнила ей Блёстка, подмигнув. — Я пока подожду, и я знаю, что когда-нибудь симпатичный одинокий парень посмотрит на меня и решит, что я слаще конфетки. Тогда мне придётся сдаться и выйти замуж за бедного мальчика, хотя и трудно будет отказаться от той жизни, которую я веду.

Роза рассмеялась:

— Блёстка, клянусь, мне будет тебя не хватать, если сказочный принц действительно появится и уведёт тебя с собой.

В то время как салон пользовался непредвиденным успехом, и днём в него приходили дамы — попить чаю и побеседовать, а вечером собирались мужчины — выпить и потанцевать, жизнь приносила не только радости, но и огорчения. Процесс выздоровления Гаса протекал очень странно. Доктор был этим озадачен, как и все остальные, так как один день у Гаса были ясные глаза и он был почти весел, несмотря на мучившие его боли, а на следующий — терял сознание и начинался бред.

— Я просто не понимаю этого, — говорил доктор, покачивая головой. — У него нет лихорадки и никаких признаков инфекции. Раны заживают лучше, чем я ожидал, и тем не менее, у него наблюдаются нарушения умственной деятельности.

— Может ли причиной этого быть лекарство? — спрашивала обеспокоено Хетер.

— Это я решительно исключаю, — сказал доктор. — Я лечил Гаса этими же лекарствами пару лет назад, когда его сбросила лошадь, и у него не наблюдалось на них никаких отрицательных реакций.

— У него происходят очень резкие и слишком частые, в течение нескольких минут, скачки настроения, — продолжала Хетер с беспокойством. — То он счастлив, то вдруг ужасно подавлен. А вчера впал в ярость по какой-то пустяковой причине. Раньше он был подвержен таким непредсказуемым переменам в поведении?

Доктор отрицательно покачал головой:

— Никогда за десять лет, в течение которых я его знаю. Гас всегда был добродушен и уравновешен. Однако, несмотря на то, что его трудно было вывести из себя, он становился невыносимым, когда терял самообладание.

Хетер кивнула:

— Теперь на это вообще не требуется времени. Никогда нельзя быть уверенной в том, что с ним произойдёт в следующее мгновение — будет ли он милым и добрым или свирепым, как пантера.

Врач успокаивающе похлопал её по плечу:

— Следите за ним внимательно и посылайте за мной в случае необходимости. Я навещу вас через пару дней и осмотрю его. Если повезёт, эта странная болезнь пройдёт быстро. А вам тем временем придётся потерпеть его выходки. Вдобавок к боли он не привык быть прикованным к постели. Одно только это сказывается на темпераменте мужчины.

Узнав, что девушкам известно об их полуночных встречах, и несмотря на обеспокоенность Хетер, что об этом могут узнать и другие, Морган не был склонен прекращать их продолжавшуюся связь. Он смазал маслом дверные петли и постарался запомнить расположение скрипучих половиц в коридоре, но категорически отказался прекратить посещения её комнаты каждую ночь.

— Почему ты так упрямишься? — спорила Хетер. — Я предлагаю всего лишь на время прекратить наши тайные свидания, пока здоровье отца не улучшится до такой степени, чтобы Арлен перестала постоянно рыскать по дому. Я клянусь тебе, у этой женщины глаза совы и уши летучей мыши! При первом же подозрении она все разболтает отцу. Я просто уверена, что она это сделает. Почему ты не хочешь стать хоть чуть-чуть благоразумнее?

Морган улыбнулся:

— Никто никогда не обвинял меня в излишней уступчивости. В моём характере уже поздно что-либо менять, милая. Поэтому можешь прекратить попытки заставить меня изменить мои намерения. Однако если тебе так хочется поработать языком, ты можешь сделать это с большей пользой.

— Собираешься предложить что-нибудь непристойное? — спросила она насторожённо, заметив у него в глазах озорные огоньки.

Кончики его усов поднялись вверх, отчего улыбка получилась дьявольской.

— Ну очень непристойное, — произнёс он, растягивая звуки. — Но я готов побиться об заклад, что тебе все это понравится, так же как и мне. Не робей, принцесса. Распусти волосы и стань моей наложницей. Побарахтайся со мной в постели, и я покажу тебе такой блеск, перед которым померкнут все королевские драгоценности.

43
{"b":"112","o":1}