ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тараканы
Рунный маг
Дети мои
Дневная книга (сборник)
Собибор. Восстание в лагере смерти
Как любят некроманты
Аутентичность: Как быть собой
Я енот
В игре. Партизан

— Как он выглядел? Ты знаешь его? Хетер отрицательно покачала головой:

— Всё произошло очень быстро. Я ничего не успела разглядеть, кроме его рубашки. Это была красная шотландка, довольно грязная…— Голос её замер, глаза раскрылись шире, когда она неожиданно вспомнила что-то, чего не могла вспомнить раньше, потому что была очень взволнована, что-то, чего она сразу не осознала, что заметила…— Он… Морган! Он… его рубашка… карман… От него пахло мятой!

ГЛАВА 21

Прошло несколько минут, а они все гадали, встретила ли Хетер напавшего на неё мужчину во второй раз или же это было простым совпадением.

Наконец к ним заглянул Дрейк, и они с Морганом занялись сравнением результатов своих наблюдений. Естественно, Морган упомянул о происшествии, произошедшем с Хетер, и Дрейк немедленно насторожился.

— Будь я проклят! — заявил он. — Всё это очень странно. Одна из свидетельниц последнего ограбления банка заявила то же самое. За пёстрым платком она не смогла разглядеть лица бандита, отнявшего у неё сумочку и драгоценности, но утверждает, что от него сильно пахло мятой.

Двое друзей обменялись многозначительными взглядами.

— Ты предполагаешь, что мужчина, пытавшийся изнасиловать Хетер и толкнувший её в этот раз под копыта взбесившегося стада, является одним из грабителей, напавших на поезд? — спросил Морган.

— Может быть, — ответил Дрейк. — В нашей жизни случались и более странные вещи. Морган кивнул:

— Но если дело обстоит таким образом, значит, этот парень между ограблениями часто появляется в Додже. Может быть, даже не один.

— Или, может быть, кто-то из них живёт где-то поблизости, если и не постоянно, то временно, — предположил Дрейк. — Ты знаешь, пожалуй, мне стоит на время снять комнату в гостинице, остаться в Додже и поразнюхать, что происходит вокруг.

— Неплохая мысль, — согласился Морган. — Я не думаю, что наш приятель зайдёт сюда выпить, поэтому тебе стоит походить по другим заведениям. И раз уж ты этим занимаешься, заодно проверь некоторые из пансионов. Люди могут рассказать тебе больше, чем они рассказали бы мне. Некоторые из них все ещё смотрят на меня как на подозреваемого и поэтому не доверяют.

Дрейк рассмеялся:

— Ничего удивительного. В конце концов, у меня безупречная репутация, а ты всего лишь грязный уголовник.

Морган с притворным гневом сверкнул глазами.

— Давай, давай, старина, мешай меня с грязью. Забавляйся, пока можешь. Мы-то с тобой знаем: чему быть, того не миновать, — и мне будет очень смешно, когда придёт твоя очередь.

— Это мне известно. Ты всегда был мстительным. — Дрейк допил свою кружку. — Послушай, этот пунш не так уж плох. Твоя начальница знает, что ты добавляешь в напитки спиртное?

— Прикуси свой язык, Дрейк. Она мне голову оторвёт, если узнает, что мы отпускаем клиентам хоть что-то, отдалённо напоминающее алкогольные напитки. Она ведь является ярой трезвенницей.

Дрейк рассмеялся и встал, собираясь уйти:

— Ну что ж, у каждого свои недостатки. Тем не менее, на твоём месте я бы не спускал с неё глаз. Что-то подсказывает мне, что наш любящий мяту приятель ещё даст о себе знать.

— На этот счёт можешь быть спокоен. Теперь, когда мне известно, что все эти неприятности не являются результатом её проклятой неуклюжести, я днём и ночью буду следить за каждым вздохом Хетер.

Дрейк улыбнулся:

— Так вот куда ветер дует. Совсем недавно я наблюдал, как она сдирает с тебя кожу. Тебе понадобилось не так уж много времени, чтобы подрезать ей коготки.

Морган рассмеялся:

— Не смеши меня. Она всё ещё царапается и шипит, когда мне случается погладить её против шерсти, что бывает очень часто. Это женщина — сущая тигрица. Самое забавное заключается в том, что мне не очень хочется видеть её приручённой. Она чрезвычайно обворожительна такая, как есть.

Тело Хетер было до такой степени наполнено любовью, что ей казалось, будто она плавится. Она лежала, положив голову на плечо Моргана. Рукой, обвившейся вокруг неё, он медленно гладил изгиб её бедра. Сонная и расслабившаяся, она пробормотала:

— Не забудь впустить Пиддлса в спальню, когда уйдёшь. Он привык спать со мной и постоянно скулит, если его запирают на ночь в гостиной.

— Сожалею, дорогая, но ему придётся привыкнуть к этому, так как начиная с этого момента я буду спать в твоей постели, — негромко ответил Морган.

— М-м-м…— промычала она. Через минуту, когда смысл слов дошёл до её затуманенного любовью сознания, она резко поднялась в постели. — Что ты сказал?

— Я сказал, что остаюсь здесь, с тобой, — ответил он спокойно. — Мне надоело красться назад в свою комнату в предрассветные часы.

— Чертовски неудачная идея! — резко ответила она, полностью придя в себя, готовая к драке. — У нас была договорённость вести себя как можно незаметнее. Я не понимаю, как мы можем продолжать скрывать наши отношения, если ты будешь выходить из моих комнат средь бела дня? Поэтому вставай и немедленно возвращайся к себе, и чтобы я больше не слышала о том, что ты будешь проводить всю ночь в моей постели. И если мне не изменяет память, я вообще никогда не приглашала тебя.

— Не обманывай меня и себя, — возразил он. — Может, не на словах, но ты, несомненно, старалась удержать меня в своей постели… и между своими бёдрами.

Она ударила его в грудь кулачками:

— Хватит, Морган! Убирайся! Сейчас же! И не приходи больше.

Он остался лежать, хотя предусмотрительно зажал её запястья.

— Для человека, который не хочет быть застигнутым с голой задницей, ты ведёшь себя очень шумно, дорогая, — сообщил он ей негромко, напоминая, что она почти кричала на него.

— Вон! — прошипела она.

— Ни за что, И учти, что я забочусь не только о себе. Дело в твоей безопасности. Похоже на то, что кто-то хочет причинить тебе вред, милая, и я просто хочу быть уверен, что из этого ничего не выйдет. Отныне я буду следовать за тобой повсюду, днём и ночью, как тень. Если им этого так хочется, придётся сначала иметь дело со мной.

Застигнутая врасплох, Хетер перестала пытаться высвободить свои руки и застыла, возвышаясь над ним. Даже в полумраке спальни Морган видел, как у неё расширились глаза, когда до неё дошёл смысл сказанного им.

— Я… я надеялась, что всё это были какие-то странные совпадения, — прошептала она слабым голосом. — Иными словами, ты хочешь сказать, что все произошедшее со мной не было случайностью? Эти инциденты… нападения в аллее и на улице, может быть, даже те осколки стекла, которые я чуть не проглотила. Ты действительно подозреваешь, что все это как-то связано между собой? — Голос её дрожал от внезапно проснувшегося страха.

— Я думаю, правильнее будет предполагать, что это именно так, и оставаться постоянно настороже. На всякий случай, — сказал он ей. — Кто предостережён, тот вооружён.

Ему хотелось сказать ей гораздо больше, но из соображений секретности он не мог ни передать содержания их разговора с Дрейком, ни сказать правды об их подлинной профессии. Он подумал, что она могла бы чувствовать себя в большей безопасности, если бы знала, что её охраняет профессиональный агент, хорошо владеющий приёмами защиты. Но, к сожалению, ей пока придётся довольствоваться тем, что её тайный любовник всего-навсего коммивояжёр по продаже обуви и бармен.

Он крепче обнял её, запустив свои длинные пальцы в спутанные волосы, и прижал голову к своей груди.

— Поспи, любимая, — сказал он нежно. — Я постерегу тебя.

Она вздохнула:

— Я знаю. Но меня всё же беспокоит, как ты обходишься с моей репутацией.

За прошедшие несколько недель Хетер высоко оценила преданность Чинг Юнга и его многочисленные услуги и теперь боялась, что ей предстоит их лишиться. Он преданно служил ей, исходя из того обстоятельства, что она спасла его жизнь. Теперь китаец отплатил ей той же монетой, и они были квиты. Она попыталась узнать у Чинг Юнга его будущие планы, но он очень удивился, узнав причину её озабоченности.

45
{"b":"112","o":1}