ЛитМир - Электронная Библиотека

Чем больше Хетер думала об этом, тем тяжелее ей становилось. С тем же успехом Морган мог рассматривать их любовь как временную забаву, приятное времяпрепровождение до того момента, когда с него снимут все подозрения, и он сможет уехать из Додж-Сити. Она закипала от одной только мысли о том, что он мог смотреть на неё как на краткое развлечение. К вечеру она довела себя до такого состояния, что не могла спокойно ни смотреть на Моргана, ни говорить с ним.

— Что, чёрт возьми, с тобой случилось? — спросил он, хмуро глядя на неё через стойку. — Ты ведёшь себя так, будто съела гору чернослива и кто-то запер дверь уборной.

— Избавь меня, пожалуйста, от своих странных аналогий. Они всегда неизменно грубы.

Брови Моргана взлетели вверх.

— О, принцесса изволит гневаться сегодня, не так ли? Думает, что она такая недоступная и могущественная. И чем же это вызвано? Твоим разговором с Гасом?

— Это не имеет ничего общего с отцом.

Прежде чем Морган продолжил свои расспросы, подошла Роза и попросила «Джентльменский имбирный лимонад».

— Пожалуйста, побольше имбиря, миленький, — проворковала она.

Подмигнув и озорно улыбаясь, Морган ответил:

— Для нашего ароматного цветка только самое лучшее.

Хетер уже привыкла к частому обмену остроумными непристойностями между девушками и барменами. Обычно это её не беспокоило, так как она понимала, что все это безобидные шутки. Но в этот вечер подшучивание чувствительно действовало ей на нервы.

— Кстати, об ароматах, — вставила она язвительно. — У твоих духов, Роза, довольно сильный запах. В духах не купаются, а применяют в очень небольших количествах.

Роза в забавной манере захлопала длинными ресницами.

— Ну вот, снова начинаются уроки хорошего тона! Почему бы тебе не остановиться? То, что не сломано, не чинят.

— Что ты хочешь этим сказать? — осведомилась Хетер.

— Девушки, и я в том числе, занимаемся этим делом гораздо дольше, чем ты, милочка. Мы знаем, что надо делать, чтобы добиться от наших клиентов наилучших результатов.

Хетер высокомерно вздёрнула подбородок.

— Только в том случае, если эти клиенты — мужчины, — сказала она многозначительно. Роза засмеялась:

— Милочка, у нас других и не бывает.

Когда Роза, получив заказанное, удалилась, Морган заметил:

— А знаешь, она права. Хорошо, конечно, быть аккуратной и воспитанной днём, когда приходят попить чаю дамы. Но по вечерам, когда здесь хозяйничают мужчины, им нужен более тёплый приём.

Хетер презрительно фыркнула:

— Иными словами, им нужны проститутки в коротеньких юбочках.

Он небрежно пожал плечами:

— В основном, да.

— А не кажется ли тебе такое поведение в высшей степени лицемерным? — с горечью спросила она. — Те же самые мужчины, которые ищут по вечерам общества проституток, впали бы в неистовый гнев, если бы узнали, что их жены ведут себя подобным образом, хотя, с другой стороны, они никогда и не подумают жениться на шлюхе.

— Ну, мне кажется, некоторые подумывают, — со смехом ответил Морган. — Многие мужчины хотели бы объединить оба типа женщин. Леди в гостиной и шлюха в спальне — идеальное сочетание.

— Правда? — язвительно осведомилась Хетер. — Ну что ж, теперь я вижу все это в новом, интересном для себя аспекте, что открывает передо мной совершенно потрясающие перспективы, так сказать.

Она быстро удалилась, ещё более сердитая, чем раньше.

— Я его заставлю проглотить свои слова! — бормотала она себе под нос. Мимо неё проходила Жемчужина с заставленным напитками подносом, и Хетер неожиданно потребовала для себя один из них.

Жемчужина замерла от страха, когда Хетер взяла один из стаканов и, поднеся ко рту, сделала большой глоток. Этот напиток содержал большую дозу спиртного. Жемчужина в напряжении ожидала взрыва, но Хетер поставила стакан на поднос и облизнула губы.

— Мне кажется, я никогда раньше не пробовала этот напиток, — задумчиво заявила она. Она сделала ещё глоток. — Как он называется?

— Э… «Христианский крепкий», — заикаясь, произнесла Жемчужина. Собравшись с мужеством, она нерешительно спросила: — Нравится он тебе?

— У него какой-то необычный привкус, который я не могу определить.

— Апельсина? — с надеждой предположила Жемчужина.

Хетер улыбнулась:

— Да, наверное, апельсин. Довольно приятно. Надо запомнить и иногда заказывать его.

Жемчужина ответила с растерянной улыбкой:

— Не слишком часто, я надеюсь, — и заторопилась назад, к стойке.

Вскоре Хетер почувствовала, что её настроение стало гораздо лучше. Её все ещё раздражали высказывания Моргана, однако её собственная точка зрения стала претерпевать изменения.

— Этот мужчина заслуживает того, чтобы его как следует проучили, — задумчиво и неразборчиво бормотала она. — И я как раз та женщина, которая может это сделать. — Она захихикала. — Значит, ему нужна проститутка?

Проходя близко от неё, Кружевная остановилась и спросила:

— Ты что-то сказала мне, Хетер?

Хетер вяло махнула рукой:

— Нет, нет. Просто говорю сама с собой.

Кружевная наклонилась и заглянула в раскрасневшееся лицо Хетер.

— Клянусь своими подвязками! Ты малость хлебнула, что ли?

— Не поняла, — ответила Хетер, глядя на неё остекленевшими глазами.

— Это я так, милочка, — быстро ответила Кружевная. — Просто подумала, хорошо ли ты себя чувствуешь?

— Просто отлично, — ответила Хетер.

— Ну, если ты так говоришь…— Покачивая головой, Кружевная пошла было по своим делам, но была остановлена Хетер, потянувшей её за рукав.

— Кружевная, ты не сделаешь для меня нечто очень важное? — спросила Хетер, удивляясь, почему ей требовалось такое усилие, чтобы правильно выговаривать слова.

Кружевная замялась:

— Это зависит от того, что у тебя на уме.

Хетер притянула женщину к себе вплотную и прошептала ей что-то, отчего у той отвисла челюсть. Несколько минут спустя Кружевная помогала Хетер взбираться вверх по лестнице, причём обе они хихикали как расшалившиеся школьницы.

Последние клиенты покинули салон, и Морган с облегчением запер за ними дверь, задёрнул шторы и начал закручивать фитили ламп. День был долгим, насыщенным и, к сожалению, ещё не закончился. Если бы Хетер не «отключилась» после своей нечаянной встречи со спиртным, ему пришлось бы разбираться с нею, прежде чем он все закончил. Её настроение сегодня было крайне неустойчивым, меняясь с амплитудой маятника до отказа заведённых часов. Он надеялся только на то, что к настоящему времени она устала и не так раздражена.

Морган устало вздохнул. Ей-богу! Что за день! Сначала эти неизвестно откуда взявшиеся часы. Затем он должен был уверять Хетер, что не имеет ничего общего с их исчезновением и с их внезапным появлением. Конечно, ему не пришлось убеждать её слишком долго. Она была готова поверить ему и даже солгала, совсем не уверенная в его невиновности. Словно для того, чтобы усложнить все ещё больше, она огорошила его своим признанием.

Она застала этим Моргана врасплох, потрясла до глубины души, заставив задуматься о его собственных эмоциях и намерениях, к чему он был совершенно не готов. У него и без того полно было достаточно важных проблем: ограбления поездов ловкими преступниками, которые все ещё оставались на свободе; шериф Ватсон, энергично цепляющийся за каждую ниточку, чтобы устроить вечеринку висельников с Морганом в качестве почётного гостя; многочисленные происшествия с Хетер; медленное выздоровление Гаса. У Моргана дел было более чем достаточно, а тут ещё Хетер добавила, ожидая от него какого-то объяснения.

В настоящий момент ему совсем не хотелось заниматься этим. Не было времени разбираться в своих чувствах и анализировать их во всей глубине и деталях. Если бы Хетер согласилась не касаться неприятных вопросов ещё немного, до тех пор пока он не разберётся с некоторыми аспектами своей жизни и работы, ему это было бы удобнее.

Не потому, что она не нравилась ему. Даже в самых ярких проявлениях своего высокомерия она оставалась остроумной, забавной, красивой и настолько желанной, что Морган постоянно находился в возбуждённом состоянии. Даже в те моменты, когда она доводила его до бешенства, достаточно, чтобы начать плеваться, он хотел её. Кроме того, он никогда не испытывал раньше таких покровительственных и собственнических чувств ни к одной женщине, в этом не было никакого сомнения. Маленькая, рыжеголовая, с большими карими глазами, эта женщина захватила его в плен, сначала выжав досуха, а потом наполнив снова невероятной смесью веселья и огорчений, нежности и похоти, страсти и неистовства.

47
{"b":"112","o":1}