ЛитМир - Электронная Библиотека

Чинг Юнг, благослови Господь его душу, принёс поднос с печеньем и слабый чай, но прошло почти полдня, прежде чем Хетер почувствовала себя достаточно окрепшей и рискнула спуститься вниз. Она тут же пожалела об этом, потому что Морган, только взглянув на неё, стал корчиться от смеха.

— У тебя потрёпанный вид, принцесса, — сообщил он ей без капли сочувствия. Она фыркнула в ответ:

— Блестящая дедукция, мистер Стоун. Может быть, вы и в самом деле детектив?

Она осторожно опустилась на стул и обхватила больную голову руками.

— Что было в этих напитках с апельсиновым вкусом, которые я пила вчера?

Морган изобразил на лице святую невинность, что, впрочем, ему плохо удавалось.

— Ничего особенного, а в чём дело?

— Потому что я чувствую себя так, будто через мою голову проносятся локомотивы, а желудок вот-вот вывернется наизнанку.

Морган изобразил на своём лице озабоченность.

— Может быть, ты чем-нибудь заболела? Она пронзила его гневным взглядом.

— Или, может, ты подмешал чего-нибудь в те стаканы? — предположила она.

— Послушай, как я мог это сделать, когда первый из них даже не предназначался тебе?

Она покачала головой — ещё одна ошибка — и простонала:

— Я не знаю и слишком измучена, чтобы думать об этом сейчас. Я просто хочу сидеть здесь и тихо умирать.

Но её желанию не суждено было сбыться. Она не только не умерла, но, когда салон заработал, покой стал для неё далёким воспоминанием. Среди звона чашек и стаканов и безжалостной болтовни и смеха клиентов Хетер хотелось кричать, и её удерживала только мысль, что от этого плохое самочувствие станет ещё хуже. А когда Ллойд сел за пианино и начал наигрывать весёленький мотивчик, она подлетела к нему и пригрозила отдавить пальцы крышкой пианино, если он не прекратит.

Он посмотрел на неё насторожённым взглядом:

— Какая-то ты нервная сегодня. Не с той ноги встала?

Морган засмеялся и ответил за неё:

— Нет, она, вероятно, очень туго затянула корсет, и кровь ударила ей в голову.

Прежде чем Хетер успела ответить что-нибудь язвительное в том же духе один из джентльменов, игравших в бильярд, поднял какой-то предмет и громко спросил:

— Эй! Кто из вас, девушки, потерял подвязку?

Одного взгляда на красную, отороченную кружевами атласную подвязку было достаточно, чтобы Хетер захотелось заползти в какую-нибудь дыру и утащить её с собой. Чёрт возьми! Затем она немножко успокоилась. На проклятой находке не было её имени, и она не собиралась во всеуслышание заявлять о том, кому она принадлежит. Она вздохнула с облегчением, что вокруг не валялись более интимные предметы её туалета — корсет, чулки или упаси Господи, штанишки. Внезапно ей захотелось броситься наверх и проверить наличие остальных предметов своей одежды.

У подножия лестницы её перехватила Кружевная, подмигивая и хихикая:

— Ну ты даёшь, девочка! Это была та ещё игра в бильярд! — прошептала она.

С пылающим лицом Хетер бросилась вверх по ступеням, не обращая внимания на головную боль и не уменьшая скорости.

Уже у своих комнат она услышала, как Пиддлс ворчит и скребётся в закрытую дверь.

— Я иду, милый, — крикнула она. — Что случилось? Тебе надо выйти?

Едва она вошла в комнату, как собака начала лаять и бегать вокруг неё, словно пытаясь её выгнать.

— Подожди минуту, нетерпеливое существо! — уговаривала она. — Сейчас я возьму поводок. И прекрати лаять — у меня голова раскалывается!

Она дважды чуть не споткнулась об него по дороге к маленькому столику возле дивана, на котором лежал кожаный поводок. Краешком глаза она уловила в углу дивана какое-то движение. Ей показалось, что шевелится подушка. Остановившись, она с минуту смотрела на неё и, ничего не заметив, пожала плечами.

— Бедные мои покрасневшие глазки. Им уже мерещится всякая чертовщина, — пробормотала она под нос.

Хетер протянула руку к поводку и на этот раз отчётливо увидела, как подушка зашевелилась. Это действие сопровождалось каким-то странным звуком, похожим на шуршание листьев. Медленно отступая назад, она осторожно смотрела на подушку, готовая к тому, что из-под неё вылезет мышка. Пиддлс с рычанием втиснулся между Хетер и диваном, шерсть на нём вздыбилась, взгляд был прикован к подушке.

Клиновидная голова, внезапно показавшаяся из-за подушки, принадлежала гораздо более опасному животному с раздвоенным языком. Злобные жёлтые глаза буквально пригвоздили Хетер к полу. Очнувшись, она стремглав выскочила из комнаты и бросилась бежать, не чувствуя под собой ног. Когда она достигла лестницы, её лёгкие, казалось, разорвутся от неистовых выкриков имени Моргана.

Все находившиеся в салоне повскакали со своих мест, а Морган, выронив бутылку, сорвал с пояса кнут и, перемахнув через стойку, бросился вверх по лестнице.

— Что? Что случилось? — Не услышав от неё ответа и думая, что она в шоке, он потряс её за плечи. — Чёрт возьми, Хетер! Отвечай мне!

— 3-з-змея! — выкрикнула она, задыхаясь и глядя на него глазами, потемневшими от страха. — В моей гостиной!

Зная отвращение всех, начиная с Евы, женщин к любым пресмыкающимся, Морган не удивился бы, обнаружив в комнате Хетер маленького ужа размером чуть больше червя. Поэтому он растерялся, застав Пиддлса буквально нос к носу с гремучей змеёй средних размеров. Ядовитая тварь лежала, свернувшись кольцами, на диванной подушке, подняв голову и обнажив зубы, явно готовая напасть. Пиддлс угрожающе рычал на неё, но не шевелился, повинуясь, видимо, врождённому инстинкту, приказывавшему ему не двигаться.

— Сидеть, Пиддлс, — тихо скомандовал Морган. — Не двигайся, парень.

Говоря так, Морган медленно двигался вперёд, осторожно высвобождая кнут. Подойдя на достаточно близкое расстояние, он нанёс удар. Кнут свистнул, рассекая воздух, в направлении цели. Он прошёл на расстоянии нескольких дюймов от морды Пиддлса и ударил змею как раз позади челюстей, мгновенно отделив голову от тела. В своих предсмертных судорогах мышцы пресмыкающегося энергично сокращались, кончик хвоста гремучки вибрировал и трещал ещё несколько секунд после смерти. Наконец омерзительные конвульсии прекратились.

Сворачивая кнут, Морган щёлкнул пальцами собаке:

— Пошли, Пиддлс. Давай искать Хетер.

Услышав имя своей хозяйки, шпиц бросил исследовать останки змеи и, удостоверившись в том, что наконец всё в порядке, выбежал в коридор. Выйдя, Морган закрыл дверь, прежде чем последовать за Пиддлсом.

Он нашёл её там, где оставил, сидящей на верхней ступеньке и дрожащей как лист. На коленях у неё сидел Пиддлс.

— Я велю Чинг Юнгу убрать там, — сказал он, кивком указав в сторону её комнат.

— Ты… ты убил её? — со страхом спросила она. — Она не укусила тебя или Пиддлса? Он успокаивающе улыбнулся:

— Да и нет, учитывая порядок вопросов. — Затем решил подробнее ответить ей: — Я не думаю, что она укусила Пиддлса. Ты, конечно, можешь проверить его на всякий случай, чтобы не сомневаться, хотя при такой шерсти очень трудно обнаружить рану, если она не кровоточит. Если ничего не найдёшь, последи, не появятся ли признаки вялости.

Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами:

— Может, ты посмотришь? Пожалуйста, Морган.

Он хмуро взглянул на неё:

— Хетер! Ты же знаешь, как эта собака ненавидит меня! Да при одной только мысли обо мне он тут же начинает точить свои маленькие острые пилы.

— Пожалуйста, — умоляла она. Морган подавил вздох:

— Хорошо. Я осмотрю его, но с условием, что ты будешь держать его голову и не позволишь кусаться. Я не доверяю этой собачонке ни на секунду.

На её лице появилась улыбка.

— Вот это да! Оказывается, наш герой боится одной маленькой собачки! — дразнила она.

— Это, — сказал он, указывая на животное, о котором шла речь, — не собака. Это чудовище о четырёх ногах, замаскированное под собаку.

Хетер отказалась входить в свои комнаты, пока Чинг Юнг не убрал оттуда останки гремучей змеи. Даже после этого она дрожала всякий раз, проходя мимо дивана, и была уверена в том, что больше никогда не сможет сесть на него. Догадавшись об этом, Морган с китайцем убрали диван, заменив его другим, из кабинета Гаса. Подушку пришлось выбросить.

49
{"b":"112","o":1}