ЛитМир - Электронная Библиотека

Гас позеленел, когда узнал об очередной опасности, угрожавшей дочери. Он был чрезвычайно благодарен Моргану за его своевременное вмешательство, прежде чем кто-нибудь пострадал.

— Я твой должник, парень, — серьёзно сказал он. — А я не забываю свои долги. — Лоб Гаса наморщился, когда он подумал обо всём, что могло случиться. — Я только не понимаю, как эта гремучка могла попасть в комнату Хетер. Не могу понять, как она смогла проползти на второй этаж. Это очень странно.

— Даже больше, чем тебе кажется, — признался Морган. — Видишь ли, мы нашли позади подушки холщовый мешок. Я думаю, кто-то пронёс в нём змею наверх, положил мешок на диван, затем прикрыл его подушкой и ушёл. Этот «кто-то» знал, что гремучка выберется из мешка и, может быть, спрячется среди подушек, ожидая первую попавшуюся жертву, которая там сядет.

— Наиболее вероятно, ею должна была стать Хетер, — хмуро догадался Гас. — Ясно, что кто-то изо всех сил старается навредить ей. Думаю, девочке пришло время возвратиться в Бостон, где она будет в безопасности. Морган кивнул:

— Это может быть решением проблемы, если человек, который хочет убить её, не последует за ней. А ещё лучше — поймать того, кто все это проделывает, и положить конец покушениям на её жизнь. Я мог бы наблюдать за ней, Гас, столько времени, сколько понадобится, чтобы поймать негодяя.

— Спасибо, Морган. Я ценю твою помощь. Но ты уверен, что мы поймаем его раньше, чем он сделает своё чёрное дело?

— Очень на это надеюсь, Гас. Если понадобится, я готов защищать её ценой собственной жизни. Ответ Гаса прозвучал скорее утвердительно:

— Похоже на то, что тебе очень нравится моя маленькая девочка.

Морган пожал плечами:

— Можно сказать и так. Во всяком случае, я сделаю всё, что в моих силах, для её безопасности, пока ты не поправишься. Даю тебе торжественное обещание.

— Кстати, ничего нового о тех, ограбивших поезд?

— Так, кое-что. Ходили слухи, что бандиты могут находиться где-то в этом районе, но они, по-видимому, затаились на время.

— Ну что ж, рано или поздно, они вылезут на поверхность, и ты сможешь заняться своими делами. Придётся тогда нанимать другого бармена вместо тебя, — заметил Гас. Его речь становилась все невнятнее, веки слипались, глаза словно остекленели. — Проклятье! Любой новорождённый может бодрствовать дольше, чем я. Мне уже осточертело так долго быть прикованным к кровати.

Моргану тоже было странно, что у Гаса так медленно восстанавливаются силы, но он только покачал головой и сказал:

— Выздоровление требует много времени и сил, Гас. Не беспокойся. Мы присмотрим за твоим хозяйством.

— Хм…— фыркнул Гас. — Арлен говорит, что теперь у нас салон. Это слишком сложно для меня. Морган поднял руки, словно для защиты:

— Эй! Ты ведь сам передал все в руки Хетер, чтобы она управляла твоим заведением как считает нужным, — напомнил он. — Так что тебе некого ругать, кроме самого себя. Но, должен сказать, мы справляемся лучше, чем я предполагал, благодаря одному хитрому плану. Хотя я с ужасом жду, когда твоя дочь обнаружит наш обман.

Гас сонно улыбнулся:

— У неё мой характер. Да, старая закалка.

Морган тихо засмеялся:

— Я подозревал, в кого она пошла, и не хотел тебя обижать, указывая открыто на недостатки её характера.

— Это не недостатки, парень, — пробормотал, засыпая, Гас. — Это шотландское достоинство.

В воскресенье утром Хетер встала очень рано, и хотя она поздно заснула накануне, оделась и была готова отправиться в церковь. Морган, ворча, как разбуженный во время зимней спячки медведь, настаивал на том, что будет сопровождать её. Верный своему слову, он решил приложить все усилия, чтобы обеспечить её безопасность.

Прихлёбывая кофе, он стоял за стойкой бара и наблюдал за Хетер, примостившейся на табуретке и доедавшей миску овсяной каши, приготовленной для неё Чинг Юнгом.

— Как ты можешь это есть? — спросил он с гримасой отвращения на лице. Она улыбнулась:

— Восхитительная каша, особенно когда подсластишь бастром или кленовой патокой. А если нарезать в неё ломтиками персик, получается просто божественно! — Она облизнулась при мысли о свежих персиках и закрыла глаза в экстазе, вспоминая, когда она в последний раз ела эти фрукты.

Глядя на восхищённое выражение её лица, Морган готов был продать душу дьяволу за одно персиковое дерево. Он мгновенно возбудился, представив себе их обнажённые тела, вымазанные сладким нектаром, который они затем слизывают друг с друга.

Его чувственные грёзы были грубо нарушены громким стуком в запертую дверь. Морган и Хетер обменялись недоуменными взглядами:

— Кого это чёрт несёт в такую рань?

Стук повторился, на этот раз ещё сильнее.

— Кто бы это ни был, он чертовски настойчив, — с раздражением сказал Морган.

Когда он двинулся вокруг стойки, чтобы открыть дверь, голос снаружи прокричал:

— Откройте, именем закона!

Хетер простонала и закатила глаза:

— О Боже! Это снова шериф Ватсон! Что ему надо на этот раз?

Морган насмешливо покосился в её сторону:

— Угадай с трёх раз, дорогая, первые два в счёт не идут: он хочет увидеть петлю на моей шее.

Они вместе открыли дверь и увидели хмурого шерифа. К их удивлению, Ватсон держал в руке готовый к действию револьвер.

— Ты арестован, Стоун, — сказал шериф. — Советую не сопротивляться и следовать за мной, или ты попадёшь вместо камеры к гробовщику.

— Может быть, вы скажете, в чём меня обвиняете? — поинтересовался Морган.

— Обвинения те же, что и раньше. Ограбление поезда.

У Моргана удивлённо поднялись брови.

— Этот водевиль мы уже играли. Зачем повторять спектакль?

Ватсон ткнул револьвером Моргану в грудь:

— Хватит острить, Стоун. Тебе отлично известно, что сегодня утром снова был остановлен поезд. Ты был там, и на этот раз тебе не отвертеться. У меня есть свидетель, который в деталях описал твою внешность.

Морган гневно сверкнул глазами.

— Сколько ты ему заплатил, Ватсон?

— Ты проживёшь достаточно долго, чтобы пожалеть об этих словах, — издевательски пообещал шериф. Он снова ткнул Моргана револьвером. — Пошли.

— Подождите, шериф, — вмешалась Хетер. — Мне всё равно, сколько у вас свидетелей или на кого они указали. Это не мог быть Морган. Он провёл здесь всю ночь и утро.

Ватсон усмехнулся:

— Откуда вам это известно? Он мог улизнуть, после того как все заснули, и вернуться, до того как кто-нибудь встал. На вашем корабле нет капитана, девочка. Вам следовало бы получше следить за этим типом.

— О, поверьте мне, я слежу хорошо, — заверила его Хетер, усмешкой отвечая на его издёвки. — И мне известно, что Морган и шагу не сделал за пределы этого заведения, начиная со второй половины вчерашнего дня. Я готова присягнуть в суде, если понадобится.

— Что же вы делаете с ним, запираете его на ночь в комнате? — издевался представитель закона. — Приковываете к кровати?

Ответ Хетер был полон сарказма:

— Ничего противозаконного не делаю.

— Тогда, как я уже говорил, он мог отлучиться, например, через окно, и никто бы об этом не узнал. Хетер подавила вздох раздражения:

— Почему вы так упрямы? Почему просто не поверите моему слову?

Ватсон пристально посмотрел на неё:

— Потому что я подозреваю, что вы обманули меня с теми часами, мисс Бёрнс. Вы сделали из меня дурака, а я не прощаю такого. Поэтому, если вы не убедит меня в том, что Стоун действительно находился здесь, когда произошло ограбление поезда, вам лучше подыскать поскорее хорошего адвоката.

— Но он был здесь! — заявила Хетер с отчаянием.

Она взглянула на Моргана взглядом, полным расстройства и отчаяния.

— Очевидно, нет другого способа, чтобы убедить его, Морган, — сказала она негромко.

— Нет, Хетер, — посоветовал он, догадываясь, что она собирается делать, — не говори ему. Для твоего же собственного блага.

— Не говорить мне чего? — потребовал объяснений Ватсон.

50
{"b":"112","o":1}