ЛитМир - Электронная Библиотека

— Боже упаси! — воскликнул Морган с широкой улыбкой. — Я привык к ней такой, какая она есть.

— Теперь, раз мы все согласовали, настало время пригласить Нелса сюда, чтобы он скрепил печатью эту сделку, как полагается по закону, — сказал Гас. — Хетер, пошли к нему Чинг Юнга с запиской, а затем можешь пойти к себе и приготовиться к свадьбе. Морган, ты сообщи остальным и скажи Бобу, что я хочу его видеть. Если надо, разбуди всех.

Глаза Хетер стали круглыми.

— Отец! Когда ты настаивал на свадьбе, я не думала, что это произойдёт так скоро! Мы не сможем так быстро закончить все приготовления.

— Почему же нет? — возразил Гас. — Я считаю, чем скорее, тем лучше.

— Но мне нужно время, чтобы написать маме, а ей — приехать сюда в Додж. И у меня нет подходящего свадебного платья, и вообще…— сокрушалась она.

— Ты должна была подумать об этом до того, как позволила этому негодяю сладкими речами проложить дорогу к тебе в постель. Теперь идите, потому что я хочу увидеть вас женатыми до того, как закончится этот день. Вы не будете спать вместе ни одной ночи под моей крышей, пока не поженитесь, и это решение окончательное.

По кивку Гаса, которого перенесли вниз в основную залу и уютно устроили в мягком кресле рядом с лестницей, Ллойд ударил по клавишам пианино, извещая громкими звуками собравшихся гостей о начале свадебной церемонии. Судья Свенсон занял своё место у подножия лестницы рядом с Морганом и Бобом, которому была поручена роль шафера. Наступила тишина, и взгляды всех присутствующих обратились наверх, когда Ллойд взял первые аккорды «Свадебного марша».

Первыми шли семь самых красивых подружек невесты, которых когда-либо приходилось видеть жителям Доджа. Выстроенные в алфавитном порядке их имён, ввиду отсутствия более демократической системы, они представляли собой захватывающее зрелище, шествуя по лестнице впереди невесты. Если бы не вычурные причёски, чрезмерное количество краски на лицах и мелькание чёрных сетчатых чулок под яркими юбками, случайный приезжий никогда бы не догадался, что они были официантками и проститутками.

Наконец появилась сама невеста. Она была облачена в кремовое атласное платье с подобранной ему в тон кружевной мантильей, накинутой поверх её медных локонов. Платье на лифе, манжетах и подоле было отделано серебристо-голубыми кружевами. Её уши и шею скромно украшал жемчуг, а в руках она держала букет, составленный из колокольчиков и ландышей.

Цветы подарил Морган, с приветом из сада Маргарет Хинкль. Платье Хетер привезла с собой из Бостона, но ещё ни разу не надела. Жемчуг принадлежал её бабушке Элиз. Кружевная одолжила ей мантилью. Таким образом, даже за такой короткий срок Хетер умудрилась соответствовать всем необходимым условиям — «что-нибудь старое, что-нибудь новое, нечто, взятое взаймы, что-нибудь голубое». Арлен подарила ей для туфли совершенно новую мелкую монету.

Стоя у начала лестницы и глядя вниз на Моргана, Хетер была переполнена эмоциями. Как сильно изменилась её жизнь всего лишь за несколько коротких недель, прошедших со дня приезда в Додж. А впереди её ожидали новые перемены, так как через несколько минут ей суждено было стать женой Моргана, принять на себя новую роль и новую фамилию.

Эта мысль возбуждала и волновала и чуть-чуть пугала её. Морган все ещё не сказал ей, что любит, но, независимо от его заявлений, она искренне надеялась, что он женится на ней не потому, что чувствует себя обязанным поступить таким образом. Она любила его так сильно, что боялась, как бы её сердце не разорвалось, когда он не ответит ей тем же или не научится любить её, если ещё не любил.

Но когда взгляд Хетер встретился с его, тёплым и обожающим, все её сомнения рассеялись. Что бы ни случилось, в бедности или богатстве, все как-нибудь образуется. Медленно, твёрдыми шагами она пошла вперёд, навстречу своей судьбе.

В глазах Моргана Хетер всегда была красива, даже с испачканным лицом или с взлохмаченными и спутанными волосами, но он никогда не видел её такой прекрасной, какой она была в этот момент. Он слышал о том, что женщины светятся в день своей свадьбы, но только теперь понял смысл этих слов и поверил в них. Его леди… его невеста… поистине светилась.

Встретив её на нижней ступени и взяв за дрожащую руку, он пробормотал голосом, полным благоговейного трепета:

— Принцесса, ты великолепна. Я говорил тебе, как сильно тебя люблю?

При этих словах, тех самых, которые она мечтала услышать от него, у неё на глазах выступили слёзы.

— О, Морган! Это лучший свадебный подарок, какой ты можешь преподнести мне!

Свободной рукой он смахнул прозрачную слезу с её ресницы. Затем вместе, словно сговорившись, они повернулись к своим гостям и судье Свенсону.

В набитый людьми салон вошли двое, леди и джентльмен. В руках они несли дорожные чемоданы и осматривались вокруг с любопытством. Им показалось странным, что стоит такая тишина, все стулья заняты, и посетители, которым не хватило мест, стоят, занимая каждый дюйм полезной площади. К тому же им показалось, что все захвачены чем-то происходящим в задней части помещения, хотя вновь пришедшие не могли этого видеть из-за собравшейся перед ними толпы.

Одолеваемая любопытством, леди наклонилась и коснулась плеча ближайшего к ней мужчины.

— Простите меня, сэр, — обратилась она к нему негромким голосом. — Здесь происходит что-нибудь необычное?

— Конечно, — ответил тот. — Единственная дочь Гаса выходит сегодня замуж.

Глаза женщины широко раскрылись, она схватилась рукой за грудь. Её спутник подавил невольно вырвавшееся у него восклицание. Как раз в этот момент от подножия лестницы раздался мужской голос, вопрошающий:

— Если кто-нибудь из присутствующих знает какие-либо причины, препятствующие союзу этих двух людей, пусть говорит теперь или потеряет свой душевный покой навеки.

Леди издала приглушённый крик. Мужчина открыл рот, вероятно, для того, чтобы сделать заявление. Но ни один из них не успел осуществить своих намерений, так как женщина упала в обморок на руки своему спутнику, и они оба рухнули на пол. К тому времени, когда мужчина удостоверился в том, что она просто потеряла сознание, решающий момент церемонии прошёл.

Лайл Эшер почувствовал, как Бетси Блэйр-Бёрнс зашевелилась и пришла в себя, как раз в тот момент, когда жених и невеста были объявлены мужем женой.

ГЛАВА 25

К восхищению всех присутствующих, Морган наградил свою невесту таким поцелуем, от которого чуть не расплавились прокладки её корсета. Матильда Херши сказала своему мужу, с которым прожила бок о бок тридцать лет:

— Хэнк, старина, почему ты не целуешь меня так?

Хэнк шутливо ответил:

— Я бы целовал тебя так, милая, если бы зубы оставались у тебя во рту больше пяти минут.

Сразу после церемонии, зная, что гости скоро напьются и утратят всякую способность соображать, Хетер поднялась на несколько ступеней и крикнула:

— Девушки! Собирайтесь вместе! Я бросаю букет!

По крайней мере восемнадцать надеющихся девушек бросились с весёлым визгом вперёд, расталкивая тех, кто им мешал. Повернувшись к ним спиной, Хетер кинула цветы через плечо. Женщины ринулись за желанным призом, веря, что та, которой он достанется, будет, следующей невестой. В возникшей суете раздавались весёлый смех и разочарованные стоны.

Желая узнать, кому из них достанется её букет, Хетер быстро обернулась. То, что она увидела, потрясло её. Чуть не скатившись с лестницы, она смотрела и не верила своим глазам. На расстоянии не более двенадцати футов от неё, сжимая в руках букет, стояла её мать, а рядом, гневно сверкая глазами, — её бывший жених.

Хетер понадобилась целая минута, чтобы опомниться от удивления, но когда, она наконец пришла в себя, то сбежала вниз по лестнице и бросилась в объятия своей матери.

— Мама! Я так рада видеть тебя! — воскликнула она. — Какой сюрприз!

— Боюсь, что это сюрприз для меня, дорогая, — ответила её мать, целуя Хетер в щёку. Отступив на шаг, Бетси озабоченно посмотрела на сияющее лицо дочери. — О, моё милое, импульсивное дитя, что ты наделала? — спросила она серьёзно.

52
{"b":"112","o":1}