ЛитМир - Электронная Библиотека

— Знаете, — задумчиво сказал Дженкинс, поглаживая бороду, — если бы я не знал, то готов был бы поклясться, что Гас принимает в больших количествах какой-то наркотик, но дозы настойки опия, которую я ему даю для уменьшения болевых ощущений, настолько малы, что не могут произвести подобный эффект.

— Вы имеете в виду его вялость? — спросила Бетси.

— Это и отсутствие аппетита, и сокращённые зрачки.

— Но ведь он не всегда бывает таким, — заметила Хетер.

— Да, это-то и смущает меня больше всего. Похоже как будто он получает большие дозы наркотика, но нерегулярно. Часто между приёмами проходит время, достаточное для того, чтобы он частично избавился от воздействия зелья. Тогда его зрачки расширяются, у него появляются озноб-, понос, высокая потливость, дрожь и раздражительность — всё это симптомы поведения пациента, который перестал принимать наркотическое средство. Откровенно говоря, я бессилен что-либо понять.

— Док, вы упомянули наркотики, — вставил Морган. — Это то же самое, что опиум? Средство, которое получают из восточных маков?

— Да, или какое-нибудь производное этого средства, такое, как морфий и настойка опия. Почему вы спрашиваете об этом?

Морган, нахмурившись, покачал головой, продолжая раздумывать вслух:

— Да так, ничего. Я просто подумал, в Сан-Франциско, в Китайском квартале, они курят его в так называемых опиумных притонах. Я никогда не бывал в таких местах, но слышал о них.

Доктор кивнул:

— Действительно, опиумные притоны популярны на Востоке, где и растёт мак, хотя цветок этот можно вырастить где угодно. Например, прямо здесь, в Америке. Члены религиозной секты шейкеров выращивают мак на своих огородах, хотя обычные люди не знают о его фармацевтических свойствах и рассматривают как яркое пятно на цветочных клумбах.

— Но восточный человек должен знать подлинную природу мака? — спросила Бетси. — И о том, как действует на человека опиум?

— Думаю, что так, — ответил Дженкинс. Вдруг его лицо просветлело. — Чинг Юнг! — заявил он негромко. — Конечно! Как это я сразу не подумал о нём?

— Послушайте, подождите минуту! — потребовала Хетер. — Вы не можете обвинять его в накачивании отца наркотиками в больших дозах только потому, что он китаец. Ведь вы хотите обвинить его в этом, не так ли?

— Вообще-то да. В этом есть какой-то смысл, — сказал доктор.

— Это нелепость! Я готова доверить Чинг Юнгу свою жизнь! Которую, кстати, он уже однажды спас с большим риском для собственной. Кроме того, у нас нет ни огорода, ни сада, и мы не выращиваем никаких цветов, за исключением тех, семена которых недавно закупили. К тому же Чинг Юнг не даёт отцу лекарства.

— Она права, док, — согласился Морган. — Конечно, Чинг Юнг иногда проявляет строптивый характер, но я готов поручиться, что маленький парень заслуживает доверия до кончиков ногтей. Он абсолютно предан Хетер. Чёрт, он даже ухаживает за её кусачей собачонкой. Я не видел, чтобы он когда-нибудь обидел её или кого-нибудь, кого она любит. К тому же какие у него могут быть причины?

Дженкинс покачал головой:

— Не знаю. На какое-то мгновение мне показалось, что это возможное объяснение сложной проблемы, но я, вероятно, ухватился за соломинку. Тем не менее, я буду следить за количеством содержимого в бутылке с опиевой настойкой, так, на всякий случай.

Доктор резко поднялся с кресла и взял свой чемоданчик, собираясь уйти.

— Иногда я жалею, что стал врачом, это всё равно, что прогнозировать погоду, — признался он с усталым вздохом. — Надо было выбирать другую, более предсказуемую профессию.

— Сегодня был какой-то невероятный день! — воскликнула Бетси. — Просто как дурной сон! Сначала перестрелка в центре города, а теперь эта история с твоим отцом. Поверь мне, Хетер, если бы я имела хоть отдалённое представление о том, как здесь опасно, то никогда не разрешила бы тебе приехать сюда. И мне очень бы хотелось придушить Итту, хотя бы ненадолго, когда я вспоминаю, что эта женщина покинула тебя, и ты вынуждена была приехать сюда одна.

— В Бостоне совершается ничуть не меньше подобных происшествий, мама, — настаивала Хетер.

— Да, но там, по крайней мере, никто специально не старается убить тебя, — сказал Морган.

— Ты имеешь в виду состояние здоровья отца или то, что в нас сегодня стреляли? — спросила Хетер. Морган состроил гримасу:

— Главным образом выстрелы. Бетси расстроилась ещё больше.

— Значит, вы думаете, что эти выстрелы предназначались именно нам? — спросила она с широко раскрытыми глазами.

— Я могу предположить такое.

— О Боже! Я считала, что мы случайно попали в перестрелку между бандами или стали жертвами пьяного ковбоя! Но предположить, что это было направлено именно против нас, слишком ужасно!

— Ты начиталась историй о Диком Западе, не так ли? — с улыбкой вставила Хетер.

— У Ангуса лежала парочка книг, и я полюбопытствовала, — застенчиво призналась Бетси. — Я думала, что они немного преувеличены. Однако после того, что случилось сегодня, они кажутся мне вполне реальными. Но зачем кому-то убивать нас? И что это за история с Чинг Юнгом, спасшем твою жизнь? Я не помню, чтобы ты писала или говорила мне об этом раньше. Если бы ты сказала, я не стала бы подозревать его с такой лёгкостью.

Хетер предпочла ответить на второй вопрос Бет-си, изложив все в очень сокращённом виде:

— Кто-то толкнул меня в середину стада, проходившего по нашей улице. Не думая о своей жизни, Чинг Юнг прикрыл меня собой как щитом, чтобы меня не растоптали. К счастью, Морган выручил нас, и мы почти не пострадали, только Чинг Юнгу бычок наступил на руку и сломал пальцы.

Хетер прервалась и задумалась. Затем она спросила Моргана:

— Это было до случая с гремучей змеёй или после?

— До, — ответил он. — И после инцидента с битым стеклом в твоём напитке, и после нападения в аллее.

— Святые небеса! Это уже слишком! — заявила Бетси. — Но почему? Кому и зачем это нужно? Морган расстроенно провёл рукой по волосам.

— Это и нас встревожило. Сначала всё выглядело как ряд не связанных между собой несчастных случаев, но через некоторое время стало ясно, что за Хетер кто-то охотится. История с Гасом и сегодняшняя перестрелка ещё больше запутывают дело.

— Может быть, и нет, — задумчиво сказала Бетси. — Если кто-то хочет навредить Хетер, он вряд ли ограничится попытками убить её. Причинив вред Ангусу, тебе, мне или кому-нибудь, кто ей дорог, он может достичь того же результата.

— Я не подумал об этом, в этом есть смысл, — согласился Морган. — Тем не менее это возвращает нас к первому вопросу: почему Хетер является основной мишенью?

— Каковы обычные причины таких выпадов? — задала вопрос Бетси, а затем стала перечислять варианты: — Гнев, зависть, алчность, животная похоть — это когда её пытались изнасиловать.

— Ты перечислила большинство смертных грехов, мама. Остаётся лишь добавить сюда обжорство, лень и хвастовство, — заметила Хетер.

Бетси гневно посмотрела на неё:

— Не надо шутить, дочка. В этом нет ничего смешного.

— Прости, мама, но в подобной ситуации я могу либо смеяться, либо плакать… либо просто сойти с ума. Теперь, оказывается, ко всему прочему, я могу навлечь опасность и на всех вас. И все из-за какого-то проступка, который я совершила или не совершила, оскорбив кого-то, кого я знаю или не знаю! А может, просто у гробовщика плохо идут дела и он захотел их поправить.

ГЛАВА 29

Бетси решила взять заботы по уходу за Гасом на себя. Она начала с того, что отметила уровень содержимого в бутылке с опиевой настойкой, чтобы сразу заметить, если произойдёт резкое понижение. Она также следила за Чинг Юнгом, когда тот приходил к Гасу, чтобы убраться или принести еду. Невзирая на заверения Хетер и Моргана о том, что этому человеку можно доверять, Бетси не хотела рисковать.

Конечно, занимаясь этим, Бетси пришлось отодвинуть Арлен, и это вовсе не понравилось вдове. Своё недовольство она не скрыла, а высказала громко и открыто.

61
{"b":"112","o":1}