ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну и нахалка же вы! — кричала она на Бетси, не обращая внимания на задремавшего Гаса.

— Это только начало, миссис Клэнси, вы даже не представляете, что вас ожидает, — предупредила её Бетси. — Теперь будьте любезны говорить потише или покиньте эту комнату. Мой пациент пытается заснуть.

— С каких это пор Ангус стал вашим пациентом? — гневно возмущалась Арлен. — После несчастного случая он специально попросил меня ухаживать за ним, и, если он не даст других указаний, именно это впредь я и собираюсь делать.

— Ну сами подумайте, — посоветовала Бетси, — после беседы с доктором Дженкинсом стало ясно, что состояние здоровья Ангуса не позволяет ему принимать такие важные решения. Поэтому я все беру в свои руки. Вы можете навещать его время от времени, когда он в настроении принимать кого-либо, но во всех остальных вопросах, имеющих отношение к его здоровью, я освобождаю вас от обязанностей.

— Это мы ещё посмотрим! — обиженно возразила Арлен. — Видите ли, мне всё известно, миссис Блэйр-Бёрнс, и я знаю, как сильно Гас презирает вас. Он никогда не согласится на такое.

С кровати раздался ворчливый голос:

— Чёрт возьми! Не могли бы вы квакать потише? За ничтожный миг покоя я самому дьяволу разрешу ухаживать за мной. А теперь убирайтесь отсюда обе и дайте мне от вас немного отдохнуть.

Арлен решительными шагами подошла к кровати, приготовившись к дальнейшему спору, но потом передумала и поцеловала его в щёку:

— Я вернусь позже, дорогой. И пока меня нет, не разрешай этой ведьме командовать здесь.

Гас жестом руки дал ей понять, чтобы она ушла, и пробормотал себе под нос:

— Почему эти турки имеют много жён, не понимаю. Всей этой болтовни, ссор, стонов и мелочных дрязг достаточно, чтобы человек свихнулся.

Касаясь того же вопроса, Морган сказал Хетер:

— Держу пари, что Гас чувствует себя как паша, когда Арлен и твоя мать спорят у его постели, чуть не пускаясь в драку, о праве ухаживать за ним.

— Мама просто хочет быть уверенной, что за отцом будет надлежащий уход.

— Почему? — подумал Морган вслух. — Это её способ искупления вины за то, что она вышвырнула его, когда ты была ребёнком?

Разинув рот от удивления, Хетер посмотрела на него:

— Морган Стоун! Где ты слышал эту ослиную ложь?

Выведенный из состояния равновесия, Морган нахмурился:

— Прямо из первоисточника, разумеется. Твой отец рассказывал мне об этом несколько недель назад, и у меня создалось впечатление, что он говорит святую правду.

— Может быть, он именно так запомнил это? — предположила Хетер. — Но мама вспоминает все совсем по-другому.

— О? Значит, она не указала ему на дверь?

— Конечно нет! Отец ушёл по собственной воле, когда мама лежала в постели, приходя в себя после родов. Она даже не знала об этом до тех пор, пока родители не рассказали ей. Насколько мне известно, мама была так убита горем, что сошла бы с ума, если бы у неё не было меня.

— Знаешь, дорогая, что-то здесь не сходится, — сказал Морган. — Гас говорит одно, Бетси другое, и каждый клянётся в своей искренности. Как же это возможно, если только они оба не путаются в одной и той же ситуации?

Хетер огорчённо посмотрела на него:

— О, Морган! Но ведь это будет настоящая трагедия, если окажется, что все эти годы они жили в разлуке из-за какого-то ужасного недоразумения! Как могли двое любящих друг друга людей допустить такое?

— Из-за отсутствия общения, полагаю, — предположил он. — И это напомнило мне ещё кое-что, о чём я хотел спросить тебя. Почему ты раньше никогда не навещала своего отца? Разве твоя мать не хотела, чтобы ты встречалась с ним?

— Она разрешила бы, если бы нам было известно, что он жив.

— Вы считали его мёртвым? Хетер кивнула:

— Да. Всё это было делом рук родителей матери. Они объяснили, что отец ушёл навсегда и ей надо привыкать обходиться без него. Видишь ли, хотя расторжение брака было окончательным, мама не проявляла никакого интереса к другим мужчинам. Именно тогда, как мне кажется, дедушка сказал ей, что прочитал в газете о гибели Ангуса Бёрнса в пьяной драке. Мама была безутешна. Она оплакивала его… годами.

— Как ты узнала правду?

— Наш семейный адвокат сообщил об этом после смерти бабушки этой весной. До тех пор ни я, ни мама не подозревали о том, что отец жив и поддерживает нас после дедушкиной смерти и что бабушка принимала деньги, которые он посылал нам, и никогда никому не говорила об этом. Это было настоящим потрясением как для мамы, так и для меня.

— Могу себе представить, — сказал Морган. Он покачал головой. — Нет, на самом деле, мне трудно представить себе все это. Судя по твоему рассказу, твои дедушка с бабушкой были нечестными и неискренними людьми. Нет ничего удивительного в том, что Гас не слишком хорошо отзывается о них. Хетер вздохнула:

— Они никогда не любили отца. Род Блэйров берёт своё начало с первых поселенцев, приплывших в Америку на корабле «Мэйфлауэр», и мамины родители просто не могли понять, что разглядела их дочь в бедном шотландском иммигранте, который даже по-английски не может говорить правильно.

— Звучит знакомо с несколькими изменениями, — проворчал он. — Я понимаю, что они, в конце концов, всё-таки одобрили этот союз?

— Только когда встал вопрос о выборе между браком и рождением внебрачного ребёнка. Видишь ли, Морган, я тогда была уже на пути в этот мир.

Морган с минуту подумал, а затем серьёзно сказал:

— Если эти два тирана так сильно презирали Гаса, что даже объявили его мёртвым, когда он был жив, как можно поручиться за то, что они не приложили свои руки к тому, чтобы разлучить счастливую пару после твоего рождения?

Хетер была поражена этой мыслью.

— Но… как?

— Вспомни, ты сказала, что Бетси была всё ещё прикована к постели. Возможно, они в течение некоторого периода не давали ей возможности видеться с Гасом. Может быть, они взяли на себя передачу записок между твоими родителями — поддельных записок, предназначенных для того, чтобы создать у них чувство неприязни друг к другу, которое могло бы не возникнуть, если бы Гас и Бетси могли видеться.

— Наверное, это возможно, — признала она, обдумав все. — Очень даже вероятно. — Она повернулась к нему обеспокоенная. — Морган? Как ты думаешь, можно исправить ошибку, допущенную столько лет назад?

Он легко коснулся губами её носа:

— Думаю, что это должны решать Бетси и Гас.

— Как они могут решить, если не прекращают спорить между собой? Морган рассмеялся:

— Дай им время, дорогая. Я уверен, что твои родители найдут способ обсудить такие важные вопросы. В конце концов, они столько лет копили в себе эту горечь. Все это рано или поздно должно вырваться наружу. И достаточно громогласно, я полагаю.

На следующий день появился Дрейк. Он принёс свежеотпечатанный экземпляр объявления о розыске с изображением преступника, участвовавшего в ограблении поезда, того, у которого соскользнула маска.

— Вот он, Морган. Я проходил мимо типографии и схватил один экземпляр прямо с печатной машины. Шериф ещё не видел этого.

Морган, смеясь, протянул руку, чтобы взять объявление. При первом же взгляде на него улыбка моментально исчезла с его лица, сменившись выражением удивления и гнева.

— Он похож на одного из мужчин, напавших на Хетер в той аллее! На того, который, по её заявлению, пах мятой. И возможно, тот самый, что вытолкнул её на улицу во время прогона скота.

— Ты уверен? — спросил Дрейк.

— В общем-то да, но Хетер видела его лучше. Давай посмотрим, что скажет она. Морган позвал Хетер.

— Мистер Ивенс только что показал мне этот плакат, который будет развешан по всему городу. Посмотри на него и скажи, не видела ли ты этого человека раньше.

Одного взгляда было достаточно, чтобы лицо Хетер стало абсолютно белым.

— Это он! — пропищала она, не веря своим глазам. — Морган! Это тот, с запахом мяты!

Морган повторил вопрос, заданный ему Дрейком:

— Ты уверена?

62
{"b":"112","o":1}