ЛитМир - Электронная Библиотека

Не глядя, Арлен протянула к нему руку. Нечаянно наткнувшись на сумку, она столкнула её на пол. Сумка упала и раскрылась. Её содержимое рассыпалось по полу.

— О, чёрт! Что я наделала!

Она опустилась на колени, чтобы собрать невинные безделушки.

— Мне так нравилась эта, — сказала она, разглядывая сквозь слёзы изящную пастушку, зажатую в руке. — Ну вот, надо же! У овечки отломилась головка!

— Может, ещё можно склеить, если найти все обломки, — сказал Ангус, неуклюже пытаясь успокоить её.

Арлен поискала поблизости, заглянула даже под кровать, но не нашла недостающего обломка.

— Я не могу отыскать его, Ангус. Наверное, он закатился далеко под кровать.

Он нагнулся и внимательно посмотрел с противоположного края в щель между матрацем и стеной.

— Я ничего не вижу, — объявил он через минуту. Арлен, хлюпая носом, собрала остальные безделушки и снова уселась на своё место.

— Ну что ж, вероятно, всё равно не удастся склеить как надо. — Она положила разбитую фигурку на прикроватный столик рядом с чашкой и посмотрела на неё с печалью. Словно эта мысль только что пришла ей в голову, она выдавила на лице жалкую улыбку и тихо сказала:

— Как ты считаешь, Ангус, не могли бы мы выпить немного чая? Что-то вроде прощального тоста между нами до того, как вернётся Бетси? Мне бы очень хотелось этого.

— Конечно, милая, — согласился он, обрадовавшись тому, что она приходит в себя.

Быстро она наполнила горячим чаем две чашки.

— Как ты думаешь, Бетси не будет против того, что я воспользовалась её чашкой? — нерешительно спросила она.

— Не беспокойся, — заверил он её. — Она принесёт себе другую.

Арлен вручила ему чашку и протянула свою чашку к его.

— За нас, Ангус Бёрнс, — торжественно произнесла она. — За прошлое и за будущее, которое ожидает нас.

Ангус чокнулся с ней, фарфор зазвенел.

— Пьём до дна, девочка! — произнёс он, подмигнув.

Когда они допили чай и поставили чашки, Ар-лён собрала сувениры и поднялась:

— Ну, я пойду, Ангус. Я буду скучать.

Бетси осторожно несла поднос с ужином, который Хетер только что помогла ей приготовить.

— Надеюсь, Ангус не спит и готов покушать, — сказала она с беспокойством. — Он казался таким усталым после ухода миссис Клэнси, но теперь, когда дело пошло на поправку, он обычно не спит во второй половине дня.

— Возможно, ему просто нужен был отдых, мама, — сказала Хетер. — Эмоциональные нагрузки могут быть такими же изматывающими, как и физические.

Спустя несколько минут по коридору верхнего этажа разнеслись отчаянные крики Бетси. Хетер и Морган рванулись вверх на лестнице, чуть не сбивая друг друга с ног. Они были на полпути наверх, когда из комнаты Ангуса вылетела Бетси.

— Пошлите за доктором! О Боже! Он не просыпается! Мне кажется, он не дышит!

Следующий час запомнился Хетер хаосом и смятением. Все метались, кричали друг на друга. Они с матерью суетились у подножия кровати, в то время как Морган с доктором неистово работали, пытаясь спасти Гаса.

— Подними голову! Нажми на грудь! Не так сильно! Вот так! — продемонстрировал док Дженкинс, затем снова начал осматривать Гасу горло. — Никаких закупорок, — отметил врач самому себе. Он прекратил свои прощупывания, приложил рот ко рту Гаса и стал вдувать воздух. Грудь Гаса поднималась и опускалась в ритм вдуваниям доктора. Наконец Дженкинс откинулся, тяжело дыша. — Слава Богу! Он начал дышать самостоятельно, хотя очень слабо. Дыхание у него прерывистое, пульс слабый.

— Что… что случилось с ним? — с трудом, сквозь слёзы спросила Бетси. — Почему он не приходит в себя?

Дженкинс мельком взглянул на неё, затем снова занялся стимуляцией признаков жизни своего пациента.

— В медицине состояние Гаса называется коматозным, миссис Блэйр-Бёрнс. Это означает, что он находится в глубоком сне — таком, который является преддверием смерти.

Хетер захныкала:

— Он… он никогда уже не проснётся? Вы это хотите сказать?

— Возможно, нет, — ответил доктор. — Он может погружаться в сон глубже и глубже до тех пор, пока его сердце не остановится.

— Ему сейчас больно? — интересовалась Бетси.

— Нет, и только за это мы можем быть благодарны.

— Что послужило этому причиной? — спросил Морган, нахмурившись. — Почему именно сейчас, когда казалось, что дела пошли на лад и он выздоравливает?

— При других обстоятельствах я мог бы подозревать удар, — сказал Дженкинс. Его глаза сердито сузились, когда он поднял голову. — Но, если только я не ошибаюсь, похоже, что кто-то дал Гасу большую дозу наркотика. У него багровый цвет лица, зрачки сузились до размеров булавочных головок и не реагируют на свет.

— Но… как? — спросила Бетси в смятении. — Вы же забрали лекарство с собой. У нас больше нет наркотиков.

— Это, моя уважаемая леди, настолько важно, что мне очень хотелось бы разобраться в этом как можно скорее! Кроме того, я считаю, что пора задаться вопросом, кто хотел убить Гаса и почему, так как это является, вне всякого сомнения, попыткой умышленного покушения на его жизнь. Которая ещё может оказаться успешной. — Доктор замолчал, затем добавил твёрдо: — Учитывая происхождение Чинг Юнга, он должен быть первым в нашем списке подозреваемых. Был ли он сегодня в этой комнате?

— Да, но помимо него здесь перебывало ещё с полдюжины других людей, — сказала Бетси.

— Тогда я предлагаю вызвать шерифа и немедленно приступить к обыску помещений, — серьёзно посоветовал он. — Будем искать того, кто имеет припрятанные настойку опия, морфий, болеутоляющие или другие какие-нибудь наркотики. Если только наш убийца не дал бедному Гасу весь запас в одной последней смертельной дозе.

— Но это ведь не поможет отцу? — причитала Хетер. — О, доктор Дженкинс! Не можем ли мы помочь ещё каким-нибудь образом? Нет ли какого-нибудь способа вернуть его к жизни?

Доктор покачал головой:

— Вы можете наблюдать за его состоянием, ждать и молиться; Кроме того, если он прекратит дышать, вы можете поступить так же, как я. Дышите за него, отдайте часть вашего дыхания. Только не забудьте зажать ему нос, когда вы будете это делать, чтобы воздух попадал в лёгкие. А если у него прекратит работать сердце, можно применить массаж, хотя, вероятно, это не поможет.

— Выбирались ли люди когда-либо из этого сонного состояния? — спросил Морган.

— Некоторые да. Те, кому везло больше, сохраняли все свои умственные и физические способности. Другие, которым не так везло, получали серьёзные повреждения мозга и функций опорно-двигательной системы, так что для них и для их близких, пожалуй, лучше было бы, если бы они умерли. — Когда при этих словах Бетси вскрикнула, он сказал: — Извините меня, миссис Блэйр-Бёрнс, но я не сторонник приукрашивания правды. Лучше быть готовым к худшему.

ГЛАВА 32

Как и Хетер с Бетси, так и почти все, знавшие Гаса и бывшие в курсе последних событий, находились в состоянии шока. У Гаса, конечно, была пара-другая врагов, но трудно было себе представить, что кто-нибудь попытается убить его таким злобным, скрытым образом. Кроме того, благодаря сплетням Чинг Юнг теперь считался злодеем, и настроение общества в отношении него было резко враждебно. Учитывая всё это и серьёзно опасаясь за состояние здоровья Гаса, Морган принял решение в этот вечер закрыть салон пораньше.

Док Дженкинс оказал им большую помощь в поисках наркотика, так как он мог лучше и скорее всех распознать его в любом виде. Одна за другой, невзирая на гневные протесты некоторых постояльцев, все комнаты салона подверглись тщательному обыску. Бутылки, флаконы, банки и баночки, а также различные ёмкости в кладовой, кухне и баре были обследованы, чтобы убедиться в том, что они содержат именно то, что в них должно храниться —сахар, соль, виски, сироп, джин. Не было найдено ничего, даже отдалённо напоминающего наркотики, хотя в комнатах девушек было обнаружено несколько интересных приспособлений для возбуждения чувственности.

67
{"b":"112","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Один день из жизни мозга. Нейробиология сознания от рассвета до заката
Предсказание богини
Полночный соблазн
Темное удовольствие
Кремль 2222. Покровское-Стрешнево
Величие мастера
Гортензия