1
2
3
...
67
68
69
...
82

Чинг Юнг был очень огорчён, узнав, что он первый в списке подозреваемых.

— Мой не обидит Гаса! — настаивал он. Его чёрная коса моталась в такт с отрицательным покачиванием головы. — Гас хорошая к Чинг Юнгу.

Мисси хорошая к Чинг Юнгу. Нет давать Гас маковый сок.

— Но ведь тебе известны воздействие опиума и его возможные последствия, — настаивал доктор Дженкинс.

Чинг Юнг согласно кивал:

— Опиум хорошая или плохая. Надо плинимать умно. — Он серьёзно посмотрел на врача. — Гаса будет здоловая, док?

— Не знаю. Я сделал всё, что мог. Теперь все в руках Божьих.

— И Чинг Юнга, — категорически заявил китаец. — Моя знает эта сон. Моя помогать.

— Как? — спросила Хетер, готовая ухватиться за любую, самую слабую надежду, которая могла спасти её отца.

— Старая китайская способа, мисси. — Он помолчал, наморщил лоб, как бы пытаясь мысленно перевести свои мысли на английский язык. — Втыкать булавка в кожа, — постарался он объяснить. — Делать Инь и Янь, какая она должна быть.

Её слабая надежда улетучилась.

— А, какое-то восточное колдовство?

— Колдовство нет. Медицина длевняя, — поправил Чинг Юнг со спокойным достоинством.

— Я слышал о таких способах, — признал Дженкинс. — Не то чтобы я возлагал на них большие надежды, но в восточных странах они распространены довольно широко и в какой-то степени эффективны.

— Тогда, пожалуй, стоит попробовать, — вмешался Морган. — На этой стадии вряд ли можно причинить ему ещё больший вред, не так ли?

— Думаю, что так, — согласился доктор. Трое мужчин повернулись к Хетер, ожидая её согласия.

— Это причиняет боль? — спросила она.

— Нет, мисси, — заверил Чинг Юнг. — Делать лучше.

Понадобилось некоторое время, чтобы убедить Бетси дать своё согласие на странное лечение. Даже решившись, она настаивала на том, чтобы доктор Дженкинс оставался поблизости, пока Чинг Юнг будет осуществлять свои процедуры. В отличие от Хетер она всё ещё не верила в непричастность Чинг Юнга к происшедшему.

Оттащив мать в сторону, где их никто не мог услышать, Хетер сказала:

— Мама, ну какие причины могли быть у Чинг Юнга для такого ужасного поступка? Ведь он не может ничего получить в случае смерти отца.

— Возможно, причина кроется в каком-нибудь неизвестном нам восточном ритуале, которого нам никогда не понять, — возражала Бетси. — Кто знает? Ты должна признать, что знакома с китайцем не так уж долго и совершенно не знаешь его. Откуда он? Почему приехал в Додж? Кроме того, примечательно, что у Ангуса никогда раньше не возникало подобных проблем, пока не появился Чинг Юнг.

— Нет. — Хетер твёрдо стояла на своём. — Я не могу поверить в такое. Он спас мне жизнь, мама. Невероятно, чтобы он вдруг так изменился.

— Хорошо, Хетер. Доверяй ему, если так тебе подсказывает твоя совесть, но ради твоего отца я буду продолжать следить за ним, на тот случай, если ты окажешься неправа.

Когда Хетер понаблюдала за тем, как Чинг Юнг вводил острые иглы в тело Гаса, у неё зародились сомнения в своей правоте. К счастью, крови не было, и Гас, по всей видимости, не испытывал никакой боли. Тем не менее у него был ужасный вид, и с торчавшими из него иглами он напоминал подушечку для иголок в человеческом образе.

— Сколько должно пройти времени, прежде чем мы узнаем результаты? — прошептала она Моргану, не желая отвлекать внимание китайца.

— Чинг Юнг говорит, что может потребоваться несколько попыток, чтобы организм Гаса среагировал на лечение. Мы узнаем об этом, самое большее, через день или два.

— Если только отец доживёт до того времени, — тихо ответила Хетер. Она повернулась к двери. — Я больше не могу выносить этого. Пойду вниз.

Морган последовал за нею, прижимая её к себе:

— Может быть, тебе лучше прилечь на время, дорогая? Впереди у нас долгая ночь. Тебе следовало бы отдохнуть, пока есть такая возможность.

— Я слишком волнуюсь и не смогу заснуть, — сказала она.

— Тогда как насчёт того, чтобы перекусить чего-нибудь?

— Ешь, если хочешь. Откровенно говоря, мне кажется, что в такие моменты ни до сна, ни до еды. Мой желудок сжался в нервный ком.

— Я приготовлю тебе газированной воды, — предложил он.

Однако они не успели дойти до стойки бара, так как их внимание привлекла шумная толпа, собравшаяся на улице у дверей салона. Боб и девушки сгрудились возле окон, осторожно выглядывая из-за занавесок.

— Что там происходит? — спросил Морган.

— Я не очень хорошо понимаю, Морган, но это все больше напоминает мне линчующую толпу, — обеспокоенно ответил Боб.

— Линчующую толпу? — повторила Хетер. — Зачем?

— Для обычных целей — повесить кого-нибудь, милочка, — насмешливо отозвалась Роза. — А именно Чинг Юнга.

У Хетер широко раскрылись глаза.

— Но… они не могут сделать этого? Это противозаконно!

— Я думаю, что сейчас эта деталь их не слишком беспокоит, — указала Бренди. — Они взбешены и возбуждаются все больше с каждой минутой.

— Ну что ж, мы не допустим этого! — заявила Хетер с наивностью городской дамы. — Где пропадает этот проклятый шериф, когда он действительно нужен? Почему он не прекратит всю эту чепуху и не разгонит людей по домам?

— Он, вероятно, слишком занят тем, что копается у себя в носу, чтобы его можно было побеспокоить, — высказал догадку Морган. — Это занятие, как известно, требует большой сосредоточенности. Похоже на то, что нам самим придётся решить эту проблему. — Он осмотрел присутствующих оценивающим взором. — Кто-нибудь из вас умеет обращаться с оружием?

Боб и четыре девушки утвердительно кивнули, и Морган стал отдавать приказания.

— Хетер, достань ключи от шкафа с оружием и поставь в известность свою мать и доктора о создавшемся положении. Боб, раздай ружья и патроны.

— Тебе тоже принести? — спросил Боб.

— Да, — решил Морган. — Думаю, что это один из тех моментов, когда сначала действуешь, а потом объясняешь. Я просто рассчитываю на то, что судья Свенсон посмотрит на это именно так.

— Как быть с Чинг Юнгом? — дрожащим голосом спросила Хетер. — Следует ли ему говорить о том, что происходит? Может, спрятать его где-нибудь?

— Он, вероятно, будет в большей безопасности там, где находится сейчас. Когда толпа ворвётся сюда, то, если они действительно уважают Гаса в той степени, на какую претендуют, сомневаюсь, что они посмеют войти в его комнату, — рассуждал Морган. — К тому же это последнее место, где они будут искать Чинг Юнга.

Несмотря на меры, принимаемые для отражения возможного штурма, они решили попробовать урезонить толпу и уговорить людей разойтись спокойно, Решив, что отпирать парадные двери и этим как бы приглашать толпу ворваться внутрь не следует, Морган предложил обратиться к собравшимся со сравнительно безопасного балкона второго этажа, расположенного вдоль фасада здания.

Он попытался первым:

— Люди! Пожалуйста! Расходитесь по домам. Самое лучшее, что вы сейчас можете сделать для Гаса, это перестать беспокоить его жену и дочь. У них и без того хватает забот, так не доставляйте им излишнего беспокойства.

— Ты хочешь, чтобы мы ушли? Тогда выдай нам эту косоглазую змею! — громко выкрикнул один мужчина, вызвав приветственные крики толпы.

— Такие вопросы так не решаются! А как насчёт того, что человек не может считаться виновным, пока его таковым не признал суд? — парировал Морган.

— Как здоровье Гаса? — спросил кто-то из толпы.

— В подвешенном состоянии, — едва успев произнести эти слова, Морган понял, насколько неудачно выразился. Это напомнило беснующейся толпе, почему она здесь собралась.

— Как раз это мы и собираемся сделать с китайцем! — раздался ответный крик, сопровождаемый одобрительными возгласами. — Хватит болтать, Стоун, давай сюда своего зверька, или мы сами придём за ним!

— Если вы попытаетесь, кому-то придётся плохо, — предупредил он, протягивая руку к кобуре с револьвером, который теперь снова был при нём.

Увидев, что страсти разгораются ещё больше, Хетер вышла на балкон и встала рядом с Морганом.

68
{"b":"112","o":1}