1
2
3
...
76
77
78
...
82

— Когда и где должен состояться обмен? — спросил Дрейк.

— Через два дня, на заходе солнца. Гас должен положить деньги в дупло трёхствольного дерева у реки в четырёх милях к западу от города. Он оставит деньги и вернётся в Додж. На следующее утро, на восходе, он должен вернуться в то же место. Предполагается, что Бетси будет там, живая и невредимая.

Дрейк состроил гримасу:

— Значит, не прямой обмен. Бандит завладеет деньгами, а нам останется надеяться, что он выполнит свои обязательства по условиям сделки. Это не самый лучший из договоров, не так ли?

— Нет ли какого-нибудь другого способа? — вставил Лайл. — Каких-нибудь средств гарантии безопасности Бетси?

— Только в том случае, если мы каким-то образом узнаем, где её держат, — сказал Ватсон. — И организуем её спасение так, чтобы никто не пострадал, за исключением, может быть, гада, похитившего её. Это очень большой объём работы для того небольшого периода времени, который имеется в нашем распоряжении.

— Кстати, зачем ждать целых два дня? — спросила Хетер. — Естественнее было бы потребовать немедленной передачи денег.

— Думаю, чтобы дать мне время собрать деньги, дочка. Ты, наверное, заметила, что в Додже нет своего отделения банка, хотя и есть планы открытия такового в следующем году. Коммерсанты осуществляют свою деятельность, получая небольшие займы и сохраняя прибыли в сейфах, пока не удаётся передать деньги в банк в Уичито.

— Ты можешь послать телеграмму с просьбой выслать деньги поездом или ты должен лично явиться, чтобы получить их? — спросил Морган.

— Нет. Управляющий банком знает меня достаточно хорошо, — сказал Гас. — И у нас есть тайный сигнал, по которому он догадается, что просьба исходит от меня. — Гас взял костыли и медленно двинулся к двери. — Думаю, лучше мне прямиком отправиться на телеграф и начать действовать.

— Может, тебе нужен заём, Гас? — предложил Морган. — Я немедленно телеграфирую в Сан-Франциско.

— Я тоже могу помочь, сэр, — благородно присоединился Лайл.

Гас повернулся к ним. Углы его рта дрожали в печальной улыбке.

— Нет. Но всё равно спасибо вам, парни. Я отложил достаточно, хотя никогда не предполагал использовать сбережения подобным образом. Учтите: я не жалуюсь. Я с радостью отдам всё до последнего цента, чтобы освободить мою верную Бетси.

Ответом ему были удивлённые возгласы всех присутствующих, не имевших, как выяснилось, ни малейшего понятия о том, что у Гаса есть что-нибудь ещё помимо недвижимости. Новость о том, что Гас, которого они знали в течение многих лет и который был таким скромным, накопил столько денег, была поистине потрясающей.

— Но, папа? — негромко спросила Хетер. — Откуда у тебя такое богатство? Ведь ты уехал из Бостона в чём был?

— Рудники, девочка. Если в Бостоне у меня ничего не вышло, то уж на Запад я приехал как раз вовремя. У меня оказался хороший нюх на драгоценные руды. Главным образом, золото и серебро, спрятанные в землю и ожидающие меня, чтобы я их выкопал.

Его лицо приобрело задумчивое выражение.

— Я мечтал, что когда-нибудь вернусь в Бостон и суну моё богатство под нос твоей матери. Думал, если предложу ей достаточно денег, может, она захочет вернуть меня. — Он мрачно засмеялся. — Теперь придётся заплатить за удовольствие быть в её обществе. И это после того, как она готова была взять меня назад, не прося в ответ ничего, кроме любви.

Похороны Перчик состоялись в конце дня. Учитывая характер занятий девушки, Хетер предполагала, что желающих проводить её в последний путь будет совсем немного — работники салона и, может быть, несколько близких друзей. Она была удивлена и обрадована, увидев, сколько пришло людей. Лайл, конечно, был среди них. Он даже настаивал на том, чтобы ему позволили оплатить ритуальные услуги, подтвердив глубину своих чувств к Перчик. Среди присутствовавших были также Дрейк Ивенс, судья Свенсон, большинство дам из общества трезвости и многочисленные постоянные посетители салона — как мужчины, так и женщины.

После короткой церемонии Лайл договорился с Маргарет Хинкль о том, чтобы следующей весной на могиле Перчик посадили розовый куст и регулярно ухаживали за ним.

Хетер была тронута до слёз:

— Мне так жаль, Лайл. Нам всем будет очень не хватать её, если это может послужить тебе хоть каким-то утешением.

— Боюсь, что небольшим, — признался он с печальным вздохом. — Это может показаться безумием, но я любил эту девушку. Несмотря на её очевидные недостатки, она была чудесна. Её улыбка, то, как она закидывала голову, слушая меня, её собственный, интересный взгляд на жизнь. Когда я впервые встретился с ней, то считал себя стоящим намного выше её, но теперь я понимаю, что узнал от неё гораздо больше, чем она от меня, и моё знакомство с нею обогатило меня, несмотря на непродолжительность нашего общения. Как бы я хотел, чтобы оно продолжалось намного больше.

— То же самое я могу сказать про себя, — сказала Хетер. — Я знаю, что ей это было бы приятно. Ты рассказывал ей о своих чувствах?

Он отрицательно покачал головой с печалью на лице:

— Нет, и буду сожалеть об этом всю свою жизнь. Если бы я сказал ей, может быть, она перестала пускать к себе в постель других мужчин. И может быть, была бы сегодня жива.

Хетер сочувственно коснулась его руки:

— Ты не должен ругать себя, Лайл. Мы не уверены в том, что её убил один из клиентов, хотя похоже, что это сделал кто-то, кого она хорошо знала.

— В любом случае теперь слишком поздно оглядываться назад или изменить что-либо, — горевал он. — Что сделано, то сделано. Я только надеюсь, что проклятый мерзавец, совершивший это, будет пойман и повешен на самом высоком суку.

— Я тоже на это надеюсь, — согласилась с ним Хетер, содрогнувшись. — Страшно подумать, что он разгуливает где-то неподалёку и может совершить новое злодейство.

— Я думал теперь, когда Перчик ушла от нас, отправиться домой, но изменил своё намерение. Останусь ещё на некоторое время, чтобы продолжить сбор материала для своей книги и посмотреть, не поймают ли убийцу Перчик и похитителя твоей матери. И убедиться в том, что твоя мать благополучно вернётся домой. Ты знаешь, Хетер, когда я увидел толпу, собравшуюся линчевать Чинг Юнга, то не мог понять, как же люди могут стремиться к такому ужасному деянию. Наверное, в большинстве нас — цивилизованных людей — осталось ещё что-то первобытное. И время от времени оно вылезает наружу.

Деньги для выкупа благополучно прибыли из Уичито утренним поездом, что само по себе было удачей. Всем чудились кошмары, что поезд будет ограблен, и никто не мог спокойно спать до тех пор, пока деньги не передадут похитителю и Бетси не вернётся домой. Долгие часы ожидания сделали всех нервными и раздражёнными. Хетер потеряла счёт случаям, когда она набрасывалась на кого-нибудь, в основном на Моргана. Она не успевала принести свои извинения, как это повторялось снова и снова. Морган же не мог простить себе, что они не разработали план по захвату преступника, когда тот придёт к дереву за деньгами.

— Я знаю, что это рискованно, но не вижу выбора. Иначе мы просто доверяем слепому случаю.

— Нет, это слишком опасно, — сказал Гас, выражая твёрдое несогласие с таким планом. — Мне наплевать на деньги, лишь бы Бетси не причинили вреда. Что, если этот человек действует не один? Его партнёры могут убить её, если что-нибудь пойдёт не так. Даже если это одиночка, может случиться что угодно, его могут убить, например, а он не успеет сказать, где спрятал Бетси, и она умрёт с голоду, прежде чем мы найдём её, — повторял он, качая головой. — Мы не можем рисковать, не зная, где он прячет её.

Тем временем, собирая в подвале редакции газеты материал для книги, Лайл наткнулся на старую статью. Он ворвался в салон и ткнул её Моргану.

— Посмотри на это! — потребовал он. — Прочитай и скажи мне, не схожу ли я с ума или же это описание напоминает кого-то, знакомого нам всем.

Морган, больше для того, чтобы успокоить его, чем из каких-либо иных соображений, стал читать. Когда он дошёл до третьего абзаца, у него поднялись брови.

77
{"b":"112","o":1}