ЛитМир - Электронная Библиотека

Следующим посетителем оказался Том, возникший на пороге, едва Альберто покинул комнату. Деми не смогла даже смотреть в глаза сводному брату.

— Как Альберто узнал, где я? — спросила девушка.

— Я предположил, что ты, возможно, у Джона, и сообщил ему. Подумал, ты захочешь встретиться с ним и выяснить отношения.

Если бы Альберто не истолковал превратно представшую перед ним картину, Деми и в самом деле с радостью поговорила бы с ним.

Том изо всех сил старался помириться с сестрой, пылко извиняясь за вчерашний вечер. Деми сделала вид, что простила его. Но тесная дружба разрушилась, печально думала она, и брату она больше не доверяла.

Приведя себя в порядок, девушка отправилась к Альберто в гостиницу, где богатый наследник из Венесуэлы занимал роскошный номер. Она даже представить не могла, что тот не захочет ее выслушать, наивно полагая, что он поверит в ее невинность. Он просто ревнив, как всякий мужчина, и она сумеет рассеять его подозрения.

Но Альберто встретил ее с окаменевшим лицом. Презрительная усмешка играла на его губах, когда он открыл дверь. Не пригласив девушку сесть, ядовито сказал:

— А я не предполагал, что в тебе уживаются ангел и потаскуха! Что же, желаю удачи на поприще секса! — И добавил с угрозой: — Не вздумай посвящать во что-либо Инес Ребекку, не то я сумею отомстить тебе.

И, не дав Деми раскрыть рта, бесцеремонно выпроводил ее из номера.

Глава первая

Полицейский, сидящий по другую сторону стола, прорычал: — Вы англичанка? Откуда приехали?

В маленькой комнатке было невероятно жарко и душно. Деми метнула в следователя яростный взгляд блестящих фиалковых глаз и вскинула голову. Растрепанные пряди всех оттенков — от золотисто-медного до красного, обрамляющие бледное личико, рассыпались по плечами.

— Я не говорю по-испански! — в двадцатый раз заявила девушка. Следователь стукнул кулаком по столу.

— Что? — разочарованно переспросил он.

Деми стиснула зубы. От ярости ее пухлые губы превратились в тонкую ниточку.

— Меня ограбили, на меня напали! И я не собираюсь сидеть здесь и слушать, как вы на меня рявкаете! — Деми вспыхнула, сорвавшись на крик.

Выйдя из-за стола, полицейский шагнул к двери и широко распахнул ее. Девушка с изумлением увидела, как в комнату ввели парня, напавшего на нее. Ее вновь охватил страх, который она изо всех сил прятала за напускной дерзостью. Страх перед насилием, перед жестокостью. Деми вскочила со стула и забилась в угол, дрожащей рукой вцепившись в ворот разорванной футболки, слегка обнажавшей грудь.

Коренастый обидчик, уверенный в своей правоте, обвиняюще посмотрел на девушку и выругался по-испански.

Деми ошеломленно заморгала. Она ничего не понимала. Почему этот мерзавец, избивший ее в своем грузовике, ведет себя так, как будто только он имеет право обращаться к властям? Только безумец, не знающий, что попытка сексуального насилия является преступлением, мог притащить ее в крошечный полуразрушенный полицейский участок!

Красноречивым жестом блюститель закона указал на кровавые следы от ногтей Деми, выделяющиеся на небритой щеке молодого человека.

Боже правый, неужели в Венесуэле женщина не имеет права защищать свою честь и достоинство? Внезапно боевой пыл покинул Деми, и ей первый раз в жизни очень захотелось вернуться домой.

Но отец и мачеха отмечают двадцатую годовщину свадьбы в трехнедельном круизе по Индийскому океану. Сводный брат, Том, находится где-то на Востоке, пишет репортажи о национальных волнениях. Семья даже не знает, где находится Деми. Получив наследство от бабушки, не долго думая, девушка неожиданно для себя отправилась в Венесуэлу. Эта поездка станет настоящим праздником, решила она.

Всего тридцать шесть часов назад Деми приземлилась в Каракасе, предвкушая встречу со своей подругой Инес Ребеккой Гарридо. Сколько раз та умоляла Деми приехать в гости! Но богатой наследнице Гарридо никогда не приходило в голову, что за вежливыми извинениями далекая англичанка скрывает недостаток денег. Деми и представить себе не могла, что, когда она наконец доберется до Венесуэлы, Инес Ребекки и ее мужа Хорхо не окажется в их поместье.

Вилла Гарридо пустовала. У входа стоял лишь охранник с двумя злющими псами. По-английски не понимал ни слова. Стараясь не поддаваться панике, Деми сняла номер в самой дешевой гостинице и решила самостоятельно изучить окрестности, ожидая возвращения молодой четы. Инес Ребекка была на восьмом месяце беременности, так что уехать они могли разве что на выходные…

Теперь, сидя в полицейском участке, Деми на грани истерики наблюдала за двумя сердито жестикулирующими мужчинами, стоящими в нескольких шагах от нее. Девушка была в отчаянии. Рассудок, однако, подсказывал: настало время разыграть козырную карту, которую она упорно скрывала, обнаружив отсутствие хозяев виллы. Девуп1ка и не представляла, что когда-нибудь ей предстоит использовать такую возможность.

Деми могла бы позвонить Альберто и узнать, где его сестра, но… каждая клеточка ее тела сжималась от страха при одной только мысли, что ей придется попросить его о помощи. Это просто глупая гордость, уговаривала она себя, взрослые люди так не поступают. Четыре года — большой срок. Тогда Альберто отшвырнул ее как ненужную вещь. Все понял неправильно. Причинил ей столько боли! А попросту унизил ее. Ну же, Деми, приди в себя, усмехнулась девушка. Ты не единственная женщина, испытавшая мужское презрение.

Деми, чуть дыша, подошла к столу, где лежали блокнот и ручка. А вдруг они никогда не слышали об Альберто? Или не поверят, что он ее друг? Но даже если опасения окажутся необоснованными, возможно аристократ Альберто Гильермо Ньютон Торрес и пальцем не подумает пошевелить, чтобы ей помочь.

Непослушной рукой Деми вывела на листке: «Альберто Ньютон Торрес» — и передала полицейскому. С какой же болью она писала три коротких слова!..

Глубокая морщина прорезала лоб полицейского. Он в замешательстве поднял глаза и взглянул на девушку. Деми громко и очень почтительно повторила имя.

— Черт побери, — пробормотал служака, недовольный тем, что ничего не понимает.

— Друг! Хороший друг! — Деми в отчаянии швырнула блокнот на стол и, словно защищаясь, обхватила себя руками. — Очень хороший друг, — солгала она, заставив себя бодро и уверенно улыбнуться, хотя внутри все переворачивалось от горечи и обиды.

Полицейский посмотрел на девушку с явным недоверием и нервно хохотнул. Потом, показывая на Деми, покрутил пальцем у виска. Ты свихнулась, детка, свидетельствовал красноречивый жест.

— Я говорю правду! — лихорадочно запротестовала Деми. — Я давно знаю Альберто. Мы… мы встречались… — девушка сжала руки, стараясь выглядеть искренней.

Полицейский смущенно покраснел и принялся изучать носки своих ботинок. Водитель грузовика снова разразился потоком брани, и блюститель порядка бесцеремонно вышвырнул парня из комнаты, захлопнув дверь.

— Я настаиваю, чтобы вы позвонили Альберто! — Чувствуя себя полной идиоткой, но почему-то уверенная, что это поможет, Деми попыталась изобразить, что полицейскому нужно снять трубку телефона и набрать номер. Тот молча наблюдал за девушкой.

Потом со вздохом подошел к Деми, обвил рукой ее тонкую талию и вывел в коридор. Быстро втолкнув девушку в грязную, отгороженную решеткой камеру, повернул в замке ключ и сунул его в карман, прежде чем Деми смогла сообразить, что происходит.

— Выпустите меня отсюда! — закричала она, обескураженная таким завершением событий.

Полицейский исчез. Тишина окружила Деми плотным кольцом. Она стояла, вцепившись руками в прутья решетки, и дрожала как лист. Так вот чем обернулось влиятельное имя великого Торреса! Горячие, обжигающие слезы потекли по ее лицу. Девушка опустилась на край узкой скрипучей кровати, покрытой изношенным одеялом, и сжала ноющие от боли виски.

Час спустя появилась пожилая женщина в черном одеянии, просунула сквозь решетку тарелку. И хотя Деми не ела с самого утра, у нее совершенно пропал аппетит. Чашечку черного кофе она бы выпила. Только сейчас девушка поняла, как ее мучает жажда.

2
{"b":"11200","o":1}