ЛитМир - Электронная Библиотека

— Все что угрожает моей семье, — мое дело.

— Угрожает? — резко спросила Деми, стараясь не терять самообладания. — И при чем здесь я?

— Я не позволю тебе причинить боль Инес. Когда она поймет, что ты за женщина, она будет очень переживать.

— Господи Боже, да я… Я никогда не сделаю ей ничего плохого! — Девушка едва смогла произнести фразу, ярость душила ее. — Твоей сестре станет намного обиднее, когда она узнает, что ее безупречный братец способен на грязные поступки.

— Что? — Темные глаза сверкнули, как раскаленное золото, а красивые черты лица словно застыли.

Деми нервно засмеялась. Конечно, все пресмыкающиеся перед ним людишки никогда бы не посмели сказать что-либо подобное в его адрес. Но девушка знала, что никогда не забудет нанесенные ей оскорбления.

— Ты прекрасно слышал. И позволь заметить: твои способы обольщения оставляют желать лучшего! — выпалила Деми, пылая от гнева и горечи.

— А тебя и не нужно соблазнять, — тихо произнес он, презрительно скривив красивый рот. — Если бы я молчал, то сейчас мы уже были бы в постели, и единственными звуками, раздающимися здесь, стали бы стоны от удовольствия.

Деми начало трясти. Кровь отхлынула от лица, оно побелело, как снег. Девушка непроизвольно замахнулась, но твердые, как сталь, пальцы сомкнулись на ее запястье, прежде чем она успела ударить стоявшего перед ней мужчину.

— Не смей, — прорычал Альберто.

Атмосфера становилась взрывоопасной. Деми судорожно хватала ртом воздух. В горле пересохло. Во взгляде Альберто вспыхнул недобрый огонь, и девушка инстинктивно отпрянула от него, краешком глаза заметив уже проступившие на запястье синяки. Ее сердце билось как у загнанного зверя, глухо отдаваясь в ушах. Деми вдруг почувствовала слабость и дурноту. Больше всего на свете ей хотелось убить этого человека, наказать за те мерзости, которые он наговорил.

— Я совсем не такая, — тихо, но твердо произнесла девушка, отворачиваясь от Альберто. Ее голос слегка дрожал, выдавая тщательно скрываемое отчаяние, за что она себя презирала. — Но даже если бы и была такая, то скорее в аду пойдет снег, прежде чем я позволю тебе прикоснуться ко мне.

Увы, он не ждал оправданий. Альберто непоколебимо верил, что Деми изменила ему.

В комнате воцарилось бесконечное молчание, беззвучными волнами отражающееся от стен.

— Ты можешь оплатить счет?'

Вопрос обрушился на Деми, словно глыба льда. Девушка оцепенело покачала головой. — Я сам позабочусь.

Минут пять она стояла как вкопанная в пустой комнате. Никогда еще ей не требовалось так много усилий, чтобы прийти в себя. Наконец девушка спустилась в холл. Альберто уже отходил от регистрационного стола. Не удостоив его взглядом, Деми уселась в джип. Сейчас он отвезет ее в аэропорт, посадит в самолет, улетающий в Англию, и больше ни о чем не следует беспокоиться.

Молчание начинало действовать ей на нервы.

— Я полагаю, тебе не трудно решить проблему с моим паспортом, — вполголоса произнесла Деми, вспомнив о взятке, которую он дал, освобождая ее из тюрьмы.

— И какая же проблема? — совершенно спокойно спросил креол, слегка растягивая слова.

— Видишь ли, он был в украденной сумочке, — пояснила девушка, удивленная тем, что он не знает об этом.

В ответ раздались отборные испанские ругательства.

— Не стесняйся… скажи по-английски! — Деми вдруг почувствовала, как дрожит ее голос. — Ты считаешь меня глупой девчонкой!

— Демия… — Несмотря на то, что Альберто бегло говорил по-английски, он так и не научился правильно произносить ее имя. Но его глубокий низкий голос вновь разбередил незаживающие раны. — Не надо плакать…

— Я не плачу! — Девушка до крови прикусила губу, смахнув с уголка глаза жгучую капельку…

Вскоре он остановил машину и вышел, оставив девушку в одиночестве. Она ждала, охваченная непривычным унынием. Этот человек подавлял ее чувства. Заставлял прямо-таки кипеть от негодования… и причинял столько боли. Ничего не изменилось. Когда Альберто снова повел машину, она даже не подняла головы. — Приехали.

Он открыл дверь. Один из охранников уже держал в здоровенной руке дорожную сумку Деми. Альберто протянул ей черный плащ.

— Купил для тебя. Ты же не можешь раз гуливать по аэропорту в подобном наряде, — устало произнес он.

Девушке захотелось рассмеяться: она только теперь сообразила, что на ней все еще грязная, оборванная одежда. Но почему-то ей было не до смеха. Она просунула руки в рукава дорогого плаща с шелковой подкладкой, легкого, как перышко, но очень длинного, словно монашеское облачение. Деми безучастно наблюдала за пальцами Альберто, застегивающими пуговицы, — удивительно долго и неловко.

Больше всего в Альберто ее раздражало двуличие. Вне всяких сомнений, он раздевал стольких женщин, что не снилось и самому Казанове. Еще когда она училась в школе с Инес, та любила посплетничать. Ее брат завоевал славу любимца и любителя слабого пола. Но Деми и сама узнала бы об этом.

Обычно интересные мужчины не обращают внимания на свою сексуальную привлекательность. Но только не Альберто. Его прямо-таки вопиющая эротичность поразительно гармонировала с красотой физической. Даже воздух вокруг него положительно возбуждал. Так почему же он, искушенный любовник, с таким трудом застегивал пальто? Деми неосторожно заглянула в его сверкающие тигриные глаза.

Альберто стоял так близко, что она почувствовала легкий лимонный аромат крема после бритья, чистый крепкий мужской запах. Ноздри девушки раздувались, соски напряглись, став болезненно чувствительными, а где-то внизу живота стремительно нарастала пульсирующая боль. Рядом кто-то громко откашлялся. Она отвела взгляд и увидела телохранителей, с нескрываемым любопытством разглядывающих ее. Тут Деми осознала, что они с Альберто застыли, пристально глядя друг на друга. Совершенно опустошенная его неодолимой физической притягательностью, Деми отвернулась. В горле стоял ком.

Они молча вошли в здание аэропорта. Голова казалась Деми неправдоподобно легкой, а ноги — слабыми и неповоротливыми. Истощение, душевное и физическое, недостаток пищи не прошли бесследно, отметила она про себя. Непонятно откуда возник чиновник. Толпа рассосалась. Охранники в форме прокладывали путь, каждый шаг отдавался в мрачном пустом вестибюле, где не виднелось никаких других пассажиров. Что ж, она в первый и последний раз полетит домой.

Когда они вышли на свежий воздух и пересекли гудронированное шоссе, Деми в недоумении обнаружила, что Альберто собирается проводить ее до самого самолета. Хочет увидеть, как она улетит? Деми почувствовала себя так, будто ее с позором выдворяют из страны. А потом случилось нечто странное. Она с усилием взглянула на Альберто, пытаясь сказать что-то резкое, но все вдруг поплыло перед глазами. Деми провалилась в темноту, потеряв сознание…

— Лежи, — во второй раз повторил Альберто. Деми тут же снова попыталась подняться. Однако он сильной рукой усадил ее в удобное кресло, к которому девушка была надежно пристегнута ремнем. — Я не хочу, чтобы ты опять упала в обморок.

Если Альберто повторит, я его ударю, решила девушка.

— Я не падала в обморок, я потеряла со знание! — прошипела она, пытаясь отказаться от его нежелательной помощи. — Убери мокрую тряпку с моего лица!

Густые темные ресницы скрывали от нее глаза Альберто. Его лицо оставалось неподвижным.

— Я пытался помочь тебе, — спокойно объяснил он.

— Я не нуждаюсь. — Деми отвернулась.

Я упала в обморок на глазах у Альберто, и мне еще повезло, думала девушка. Похоже, весь экипаж самолета топтался вокруг нее с влажными полотенцами, таблетками и стаканами воды или бренди. В любую минуту мог появиться пилот и предложить ей подышать свежим воздухом! Господи, только не это! Фиалковые глаза Деми удивленно расширились, когда она вдруг заметила облака, проплывающие в иллюминаторе… самолет летел!

— А что ты здесь делаешь? — беспокойно спросила она Альберто. — Мы уже взлетели!

Он поднялся с колен, одернул стрелки на своих идеально выглаженных брюках и что-то сказал членам экипажа. Они тут же удалились. Альберто медленно опустился в кресло напротив и посмотрел на девушку. — Это мой личный самолет.

6
{"b":"11200","o":1}