ЛитМир - Электронная Библиотека

— Твой… что?! — Деми в изумлении уставилась на него.

— Я везу тебя к себе домой. Пока не найдется твой паспорт, тебе придется остаться в Венесуэле.

— Но я не хочу быть с тобой!

Альберто неожиданно рассмеялся.

— Я не знаю, куда ты направляешься, но ты мог оставить меня в гостинице… или дать за новый паспорт взятку, как тогда, когда вытаскивал меня из тюремной камеры! — усмехнулась Деми. Она пришла в ужас, представив его проклятое гостеприимство. Лицо Альберто побелело.

— Как ты смеешь обвинять меня? — спросил он ледяным тоном. — Я никогда в жизни не опускался до того, чтобы заниматься столь унизительным делом!

Деми облизнула пересохшие губы.

— Я видела, как ты всучил полицейскому деньги, — прошептала она.

Альберто разглядывал девушку с нескрываемой злостью, недоуменно отметив, что его заявление не произвело должного впечатления.

— Я не верю своим ушам. Этот полицейский, Карлос, взял деньги для деревенского священника! В сельской церкви провалилась крыша, и я дал средства на ремонт. Таким образом репутация Карлоса в общине укрепилась, но сам он не имеет никакой выгоды. — Альберто выпалил все это, язвительно подчеркивая каждое слово. — Я хотел вознаградить его усилия от твоего имени. Хотя Карлос и не поверил, что мы друзья. Он боялся оказаться в глупом положении и позвонил мне. Если бы не его настойчивость и добросовестность, ты до сих пор сидела бы в камере!

Теперь понятно, почему деревенские жители провожали Альберто с таким восторгом. А поспешные обвинения Деми в том, что он пытался подмазать колеса правосудия, оказались безосновательными. Девушка покраснела, но извиняться не стала.

— Кстати, водитель грузовика сознался, что оболгал тебя, и взял свои слова обратно, — холодно продолжал Альберто. — Ты бы уехала и без моей помощи, я лишь уладил недоразумение.

Деми опустила голову. У нее подводило желудок.

— Может, пока ты меня просвещаешь, заодно и покормишь?

— Что?

— Я не ела со вчерашнего утра.

— Боже мой, — раздраженно проскрежетал Альберто. — Почему ты мне раньше не сказала?

Блюда появились через несколько секунд. Деми ела, радуясь возможности не разговаривать и привести мысли в порядок. Альберто сказал, что везет к себе домой, как будто она бездомная собака. Дом, его родовое поместье — эстансия, — где-то в бескрайних джунглях. И то, что она прибудет туда, совершенно обескуражило Деми. Даже когда она в школе дружила с Инес, Альберто не разрешал сестре приехать с Деми туда на каникулы.

Девушке не хотелось думать о прошлом, но неумолимая память возвращала к минувшим дням. Благодаря отличным отметкам Деми получила возможность бесплатно учиться в закрытой школе для девочек. В шестом классе познакомилась с Инес Ребеккой. Когда Деми пригласила подругу домой на выходные, венесуэльская девочка смущенно объяснила, что брат, Альберто, ее опекун, не позволит отправиться к Деми, пока сам не познакомится с ней и ее родителями.

Отец Деми очень развеселился, когда Альберто позвонил ему и попросил разрешения забрать его дочь из школы вместе со своей сестрой.

— Очень мило, но слишком официально, — прокомментировал мистер Мастерсон. — Подумай о своем поведении, дочка. Тебе надо быть очень осмотрительной.

Деми до сих пор помнила, как они спускались со школьного крыльца, когда подкатил лимузин. Инес Ребекка мимоходом упоминала, что она из богатой семьи, но Деми и представить себе не могла длинный лимузин с шофером и охранником. А потом появился Альберто, и девушка так засмотрелась на него, что едва не свалилась с последней ступеньки.

Он тут же подбежал, подхватил Деми и тихонько рассмеялся. Темные глаза, цветом напоминающие золотистый мед, окинули взглядом ее смущенное лицо.

— Моя сестра предупреждала, что вы невезучая.

Когда Инес Ребекка представила их друг другу, Альберто ненадолго задержал ладошку Деми в руке, пристально глядя на нее. Потом вдруг резко отпустил и отступил назад, его жесткие скулы залились легким румянцем. Альберто отвез девушек в «Континент» на послеполуденный чай. Деми была молчалива и как-то необыкновенно застенчива, что совершенно на нее не походило. С самого первого момента Альберто привлекал ее, прямо-таки завораживал. Это чувство возникло само собой и полностью поглотило Деми, лишая силы воли. Она сидела на краешке стула, не в силах отвести взгляд от юноши, боясь, что он заметит ее состояние.

Затем Альберто повез их за покупками. Инес Ребекка небрежно потратила почти целое состояние на всякие пустяки. Альберто купил сестре золотой медальон и вознамерился приобрести точно такой же для Деми, не обращая внимания на ее протест. И, наконец, они поехали в дом родителей Деми, куда их пригласили на обед.

Осознав, как богаты Инес Ребекка и ее брат, Деми поначалу чувствовала себя неловко, ожидая от них проявления высокомерия и снобизма. Ее отец работал учителем начальных классов, а мачеха — Мэри — почтовой служащей. Они занимали половину маленького чистенького двухквартирного особнячка с отдельным входом. Вся округа сбежалась поглазеть на огромный лимузин. Но Инес Ребекка и Альберто чувствовали себя как дома… В тот раз Том отсутствовал, рассеянно вспомнила Деми.

— Хочешь узнать, о чем меня спрашивал Альберто? — Инес Ребекка смеялась, поворачивая из стороны в сторону голову подруги. — Он интересовался, настоящие ли у тебя волосы.

Пока Деми училась в школе, ее приглашали на пикники и прогулки с Инес и ее братом. Мало-помалу девушка перестала относиться к Альберто с благоговением, ловя его случайную и совершенно необыкновенную улыбку, от которой у нее замирало сердце. Но креол придерживался строгих правил, и когда импульсивная Деми говорила что-нибудь не то, от Альберто тут же веяло холодом.

— Ты нравишься брату, — заявила однажды Инес Ребекка среди прочих пикантных новостей. — Ему с тобой весело… Он говорит, ты очень разумная… Спрашивал, почему не учишь испанский…

Какие мучительные надежды пробудил в Деми эти слова! Но потом положение изменилось.

— Он считает, ты слишком много кокетничаешь… Он сказал, что, если ты наденешь юбку еще короче, тебя арестуют… По его мнению, мы с тобой станем взрослыми только тогда, когда перестанем рассказывать друг другу абсолютно все!

Однако Деми никогда не посвящала Инес Ребекку в то, чью фотографию она хранит в медальоне, который носит постоянно. И ужасно смутилась, когда подруга пошутила над ее тайной при Альберто. Но он заставил сестру замолчать.

— Тебя спрашивают, не хочешь ли ты кофе?

Деми подняла голову, ее лицо вспыхнуло, когда она заметила, что Альберто и стюардессы вопросительно смотрят на нее.

— Да, пожалуй, — пробормотала девушка, на всякий случай кивнув в подтверждение своих слов, и торопливо отвела глаза в сторону.

— С молоком и сахаром, — добавил Альберто.

Деми так и подмывало заявить, что теперь она пьет несладкий черный кофе, но промолчала. Четыре года назад Альберто сам заказывал для нее блюда и лишь иногда позволял ей выпить стакан вина.

— Приближаемся, — сообщил Альберто, — самолет пошел на посадку.

Деми едва успевала рассмотреть фантастические картины, с бешеной скоростью проносившиеся под крылом. Перед ними раскинулась густо поросшая лесом долина Ориноко.

Менее чем через полчаса после приземления они снова поднялись в воздух, теперь уже на вертолете. Он летел над совершенно дикой местностью с неожиданно возникавшими то там, то тут горными плато и темными извилистыми речушками, пока наконец тропические леса не уступили место бескрайней саванне, расчищенной несколько столетий назад для выгона скота.

— Тебе надо отдохнуть. — Альберто вылез из вертолета. Деми очнулась: что-то в его голосе заставило ее обернуться. Девушка встретилась взглядом с его холодными черными глазами, отметив суровые складки в уголках сжатых губ. Альберто смотрел с осуждением. Он не хочет, чтобы я была здесь! Деми словно окатили ушатом ледяной воды. Она опустила, глаза. Зачем он притащил ее к себе домой, зная о ее состоянии?

7
{"b":"11200","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Влада. Перекресток смерти
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Программа восстановления иммунной системы. Практический курс лечения аутоиммунных заболеваний в четыре этапа
Черный человек
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Клад тверских бунтарей
Огонь и ярость. В Белом доме Трампа
Горький, свинцовый, свадебный