ЛитМир - Электронная Библиотека

Казалось, молчание длилось целую вечность.

Довольная собой, Софи прикрыла глаза.

— Мы обсуждали твой переезд в Испанию, сухо напомнил ей Антонио.

Он снова стал таким спокойным и хладнокровным, что эйфория Софи мигом испарилась. Что ж, может быть, она нравится ему совсем чуть-чуть.

Ей стоило больших усилий спуститься с небес на землю и сосредоточиться на разговоре.

— Да-да, Испания… я никуда не поеду, — понизив голос, сказала она. — Мы будем жить в твоей стране, Лидия поселится у тебя дома, а у меня не будет никаких прав. Все решения, касающиеся ребенка, будешь принимать ты. И в один прекрасный день ты вдруг передумаешь и запретишь мне видеться с девочкой.

— Можешь быть спокойна, мне можно доверять.

— Сомневаюсь, — без колебаний сказала Софи. — Мне есть что терять. В конце концов ты все равно когда-нибудь женишься, и тогда все изменится не в лучшую для меня сторону.

— Dios mio![5] Я наслаждаюсь своей свободой и еще лет десять ни на ком не женюсь!

— Я всего лишь хочу быть рядом с Лидией.

Больше мне ничего от тебя не нужно, — заявила Софи с чувством собственного достоинства. — Я люблю ее, а ты нет. Она всю жизнь будет напоминать тебе Пабло. Только не говори мне, что он был твоим любимым братом!

Ее дерзкое заявление не понравилось Антонио, и в то же время отрицать это было бы ханжеством.

Она отвернулась, чтобы скрыть навернувшиеся на глаза слезы, но Антонио схватил ее за руку и, пристально глядя прямо в лицо, сказал:

— Давай пообедаем вместе у меня в номере.

Софи смутилась. Она почувствовала недвусмысленный намек в его словах.

— Вряд ли ты зовешь меня, чтобы просто поесть вместе.

Антонио холодно улыбнулся в ответ и спросил без тени смущения:

— Как ты догадалась?

Его бестактность привела Софи в ярость.

— Боюсь, я разочаровала бы тебя, — с каменным лицом произнесла она.

— Я так не думаю. — Его темно-карие глаза сияли золотом. — Кстати, чем ты готова пожертвовать, чтобы постоянно быть рядом с Лидией?

Софи нахмурилась.

— Я отдала бы ради этого все.

Антонио пытливо посмотрел на нее.

— Если бы я гарантировал тебе право воспитывать Лидию, ты согласилась бы на любое мое условие?

— Да, но как ты можешь гарантировать? — удивилась Софи.

— Если Лидии двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю нужна мать, то у меня не остается другого выхода — я должен жениться. Но меня полностью устраивает мое теперешнее состояние. В этом-то вся проблема, — признался Антонио. Он никогда еще не был так откровенен с женщиной.

— В том, что ты не хочешь жениться?

— Единственное возможное решение — фиктивный брак на пять-десять лет, после чего наступает развод, и стороны не имеют друг к другу никаких претензий.

Софи внимательно следила за ходом его мысли, но все равно ничего не поняла.

— Зачем ты мне это говоришь?

— Думаю, мы можем решить наболевший вопрос так, что оба будем довольны, — задумчиво протянул Антонио. — Я женюсь, но жена никак не будет ограничивать мою свободу. Я буду проводить время где хочу и с кем хочу.

— Ты что, предлагаешь фиктивный брак мне?., растерянно спросила Софи.

— Лидия будет полностью предоставлена тебе, у вас не будет материальных проблем, а моя жизнь никак не изменится. В этом и состоит суть сделки.

Софи уставилась на Антонио широко раскрытыми глазами.

— Сделки? Но…

— Надо быть сумасшедшей, чтобы упустить такую возможность, — заметил Антонио. Он мысленно оценивал ситуацию с разных точек зрения и с каждой секундой все больше убеждался, что лучшего решения тут не найти.

Выход гениальный. Тем более что брак будет заключен не на всю жизнь, а только на какое-то время. Надо будет дополнительно составить добрачное соглашение, чтобы четко определить имущественные отношения с будущей женой. У Софи не должно быть никаких иллюзий по этому поводу.

Пожалуй, бабушка будет поражена, если Софи с ее низким происхождением и плохим образованием станет женой Антонио. Что ж, донья Эрнеста — сильная и умная женщина, она сможет преодолеть свое разочарование. Остальные члены семьи и друзья будут шокированы. Но Антонио всегда был независимым, и реакция близких не особенно волновала его. К тому же он хорошо помнил, что на свадьбе брата Софи, сама того не замечая, очаровала гостей своей непосредственностью и дружелюбием.

Быть может, донья Эрнеста вызовется взять Софи под свое крыло и научить ее всему необходимому. А как она будет довольна тем, что дочке Пабло обеспечен зоркий присмотр любящей няни!

Софи смотрела на Антонио с нескрываемым удивлением. Он делает ей предложение, чтобы она могла поселиться в его замке вместе с Лидией!

Это будет всего лишь фиктивный брак, напомнила себе Софи. Ведь у них с Антонио нет ничего общего. Зато хороший выход из ситуации, когда на кону — будущее ребенка.

— Dios mio! Соглашайся, и мы уйдем наконец с пляжа, — нетерпеливо сказал Антонио.

— Ты делаешь мне такое предложение и хочешь, чтобы я сию минуту дала тебе положительный ответ? — недоуменно спросила Софи.

Антонио с вызовом посмотрел на нее.

— А почему бы и нет? Ты моешь полы, чтобы заработать себе на кусок хлеба. Ты живешь в трейлере, причем в таком убогом, что тебе даже стыдно пригласить меня войти. Я же даю тебе возможность выкарабкаться из этого ада.

Софи покраснела и переступила с ноги на ногу.

— Не надо сравнивать мою жизнь с адом.

Ветер пронизывал насквозь, и Антонио поежился. Унылое серое море, хмурое серое небо и серая галька под ногами.

— К сожалению, более мягкого сравнения я подобрать не могу.

— Потому что ты испорчен своим богатством!

— Сегодня мы поужинаем в моем отеле. До вечера я даю тебе время подумать. Я пришлю за тобой лимузин. — Увидев своего шофера, Антонио махнул ему рукой.

Софи с замиранием сердца вспомнила их поцелуй на пляже. Для нее это было потрясением. А теперь Антонио снова смотрел на нее холодными пустыми глазами. Ей было обидно чувствовать его равнодушие и понимать, что для Антонио этот поцелуй значил не так много, как для нее.

— Во сколько? — спросила Софи, стараясь казаться такой же спокойной.

— В восемь.

— У меня нет подходящей одежды для ресторана, — предупредила она.

— Ничего страшного. Мы поужинаем у меня в номере.

Ясно. Если Софи не может одеваться сообразно представлениям Антонио, он не позволит себе появиться с ней в обществе. А может, не стоит преувеличивать? В конце концов ей придется взять с собой Лидию, малышка сможет поспать прямо в его номере. В этот момент Антонио улыбнулся ей, сел в свой роскошный лимузин и уехал.

Наверное, он всем так улыбается на прощание.

Внезапно Софи ощутила острую потребность в том, чтобы Антонио дарил свою искреннюю улыбку только ей.

Через несколько часов Софи уже ехала в гостиничном лифте с Лидией на руках. Она опоздала всего на полчаса — совсем немного по сравнению с ее обычными опозданиями.

Мужчина среднего возраста, одетый как официант, проводил ее в номер.

— Антонио у себя? — начиная нервничать, спросила Софи. Мужчина что-то сказал, вероятно, по-испански, и с извиняющимся видом покачал головой.

Софи прошла в прекрасно обставленную прихожую. Встретивший ее слуга-испанец жестом предложил ей сесть, но она помотала головой. Отказалась она и от спиртного. Наконец дверь распахнулась и появился Антонио. Софи почувствовала облегчение, и в то же время ей стало неловко.

— Я думала, ты куда-то уехал.

Антонио мельком посмотрел на ребенка, которого он не ожидал увидеть у себя в номере, и остановил свой взгляд на Софи. В потертой вельветовой куртке с капюшоном, отделанным мехом, и черных брюках с невероятным количеством молний она была похожа на девочку-тинейджера. Неожиданно живая улыбка осветила лицо Софи, и Антонио несколько мгновений любовался ею, забыв, что собирался ей сказать.

вернуться

5

Боже мой! (исп.)

10
{"b":"11201","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Remodelista. Уютный дом. Простые и стильные идеи организации пространства
Красная таблетка. Посмотри правде в глаза!
Агрессор
Академия магических секретов. Раскрыть тайны
Микро
Театр отчаяния. Отчаянный театр
Совет двенадцати
Тирра. Поцелуй на счастье, или Попаданка за!
Право на «лево». Почему люди изменяют и можно ли избежать измен