ЛитМир - Электронная Библиотека

— Пора обедать, — шепнул он ей на ухо.

Знакомый аромат его тела и низкий бархатный голос подействовали на Софи, как афродизиак, и она прислонилась к его мускулистой груди.

— Я готова пожертвовать обедом ради твоих ласк, — игриво намекнула она ему и вспыхнула от сознания собственной смелости.

Антонио хохотнул и развернул Софи к себе лицом.

— Природа создала тебя специально для меня, дорогая. Ты перевернула всю мою жизнь, но мне это нравится.

Не успели они дойти до спальни, как у Антонио зазвонил мобильный телефон. Они обменялись разочарованными взглядами, и Антонио со вздохом взял мобильник. По тому, как менялось выражение его лица, Софи поняла, что произошло что-то важное.

Родственник Антонио, который знал его с детства, был тяжело болен и хотел его видеть.

— Я должен ехать, — мрачно произнес Антонио.

— Конечно. — Софи понимающе улыбнулась ему.

Она распахнула дверь в спальню и остановилась как вкопанная. По всей комнате были расставлены огромные корзины с белыми цветами, тонкий аромат которых наполнял помещение.

— Боже…

— Это должен был быть сюрприз. Не следовало пускать тебя сюда до моего возвращения, — сказал Антонио.

— Но до моего дня рождения еще целая неделя…

— Я знаю. — Антонио наблюдал за тем, как Софи раскрывала конверт, прикрепленный к самому большому букету. — Но сегодня ровно два месяца, как мы вместе, querida.

У Софи в горле встал ком, и на глаза навернулись слезы радости, когда она читала открытку.

Сморгнув, чтобы Антонио не заметил ее слез, она крепко прижалась к нему и горячо прошептала:

— Цветы прекрасны, я в восторге! Какая замечательная идея!

Антонио возвращался от заболевшего родственника, когда у него вдруг зазвонил телефон. Это был его друг Наварро Теруэль, семейный доктор.

— Ты не мог бы заехать ко мне на работу? — взволнованно попросил Наварро. — Обычно я сам приезжаю в замок, но на этот раз удобнее поговорить у меня. Ты все поймешь.

Антонио встревожился. Что-то с бабушкой?

Последний осмотр показал, что донья Эрнеста в отличной форме. Но пару недель назад Наварро начал проводить полное обследование Лидии, включая тест на ДНК. Dios mio! Неужели Лидия нездорова? Но почему Наварро ждал так долго, чтобы сообщить о плохих результатах?

Софи не знала об обследовании почти ничего.

Она была у Наварро только раз, когда привезла Лидию на прививку. Но в тот день Софи подхватила простуду и провалялась несколько дней в постели, поэтому ребенком занимался Антонио. Наварро был весьма деликатен: он понимал, что Антонио не хочет беспокоить жену и не говорит ей, что Лидии надо проверить сердце. На ранней стадии можно вылечить практически все, утешал себя Антонио. Но почему голос Наварро был таким напряженным и взволнованным?

Вдруг у Лидии какая-нибудь серьезная болезнь? Ему тут же пришла на ум лейкемия. Передается ли она?

В клинике его встретил Наварро, высокий стройный молодой человек в белом халате и в очках. В помещении было тихо и пустынно, так как приемные часы уже закончились.

Наварро пригласил Антонио присесть, но тот отказался.

— Выкладывай, что случилось? Я готов услышать даже самое плохое.

— Сегодня я получил результаты тестов на ДНК…

— И ради этого ты меня сюда вызвал? — прервал его Антонио. — Я думал, ты хочешь сообщить мне, что у Лидии какие-то проблемы со здоровьем.

— Нет, она абсолютно здоровый ребенок. — Но Наварро был по-прежнему хмур. Он достал из своего стола лист бумаги и протянул его другу. — Прочти это.

Антонио внимательно прочел врачебное заключение. Не веря своим глазам, он перечитывал его еще и еще и наконец сказал:

— Не может быть… Это, должно быть, какая-то ошибка!

— Мне очень жаль, но анализ ДНК показал, что твой брат не является отцом Лидии, — сочувственно вздохнул Наварро. — Этот ребенок не имеет никакого отношения к твоей семье.

Антонио был в таком шоке, что бессильно опустился на кресло.

— Твоя жена будет потрясена до глубины души, поэтому я и пригласил тебя, чтобы побеседовать с глазу на глаз. Постарайся не судить строго мать ребенка…

Антонио его уже не слушал. Его охватили злость и досада. Ребенок, которого он признал и искренне полюбил, оказался неродным. В жилах Лидии течет чужая кровь. Белинда решила это скрыть, а Софи поддержала сестру. Ведь она не могла не знать секрета Белинды!

— Мне пора домой, — сказал Антонио.

Наварро был встревожен состоянием друга.

— Не принимай все близко к сердцу. Человеку свойственно ошибаться, а расплачиваются за эти ошибки невинные дети.

Но Антонио был в такой ярости, что такой философский подход его не успокаивал. Он позволил обвести себя вокруг пальца! И женился на едва знакомой девушке, будучи уверенным, что ее племянница — дочь его родного брата.

Вернувшись в castillo, Антонио вошел в гостиную и налил себе бренди. У него дрожали руки. Он залпом осушил бокал и направился в детскую. Антонио и сам не знал, почему ноги несут его именно туда. В комнате царил полумрак, и няня, которая разбирала белье, тотчас же вышла, чтобы оставить его наедине с ребенком.

Лидия безмятежно спала. Антонио мысленно отметил, что она похожа на Софи: та же форма лица, такая же хрупкая фигурка, такая же нежная, как персик, кожа. Только волосы и глаза малышки темнее, чем у ее тети. И этот ребенок не имеет к семье Роча никакого отношения. Антонио стало невыносимо тяжело и горько. Раньше он не испытывал привязанности к детям, но Лидия завоевала его сердце.

Теперь она стала ему чужой, но что самое ужасное — чужой для него стала и Софи. Ведь та Софи, которую он знал, никогда не обманула бы Антонио.

Софи критически посмотрела на себя в зеркало и решила, что она одета весьма вызывающе и откровенно. На ней было голубое шелковое белье, отороченное кружевами и украшенное крошечными розочками и жемчугом. Последний писк эротической моды. А вдруг Антонио будет смеяться?

В этот момент в дверь постучали: горничная привезла столик с едой и шампанским. Софи накинула халатик и вкатила столик в спальню, отпустив горничную. Она решила зажечь ароматизированные свечи. Антонио подарил ей цветы и открытку, а Софи подарит ему… еще одну брачную ночь с ужином на полу и любовными ласками.

Когда дверь распахнулась, Софи крикнула:

— Антонио, закрой глаза, прежде чем входить!

Но Антонио не стал закрывать глаза. Он был в ярости. Софи лежала на кровати, полуобнаженная, сексуальная, желанная. Красивое голубое белье едва прикрывало ее тело. Несмотря на злость, Антонио почувствовал непреодолимее желание овладеть ею.

Софи, не ожидая встретить холодный взгляд Антонио, покраснела до корней волос и села на кровати, обхватив руками колени. Она чувствовала себя глупо.

— Я прилегла подремать… — неловко соврала Софи и поспешно встала с кровати.

— Ты знала, что Лидия родилась не от Пабло? — бесстрастным тоном спросил Антонио.

Услышав это, Софи замерла, как лань, учуявшая хищника.

— Что ты сказал?

— Если ты собираешься убеждать меня, что ничего не знала, то не теряй времени, — раздраженно ответил Антонио. — Все равно не поверю. Разве ты могла не знать? Вы с сестрой были в хороших отношениях и жили вместе, когда она была беременна…

— Подожди, Антонио, ты ни с того ни с сего врываешься в комнату и говоришь, что Лидия, возможно, не дочь Пабло? — прервала его Софи. Она недоумевала. — Что на тебя нашло? Если это шутка, то она не смешная.

— Если бы, — вздохнул Антонио. — Имей в виду, если ты будешь дефилировать по комнате в сексуальных трусиках, это тебе не поможет.

— Не поможет? Что ты имеешь в виду? — взвилась Софи. — Объясни хотя бы, с какой стати ты обвиняешь в этом меня. Меня это оскорбляет.

— Ни о какой вежливости не может быть и речи. Белинда изменила Пабло и родила ребенка от своего любовника.

— Не смей позорить честь моей сестры своей гадкой ложью! — крикнула Софи. Она не верила своим ушам.

— Может быть, это и гадко, но это не ложь. У меня и у Лидии брали образцы ДНК для анализа. У меня есть врачебное заключение, которое подтверждает, что мы с ней не родственники.

21
{"b":"11201","o":1}