ЛитМир - Электронная Библиотека

Доналд умело смешал два мартини, протянул стакан Килу и, сунув свободную руку в карман, подошел к иллюминатору.

— Рина, — пробормотал он.

Кил нахмурился. Что это с ним, видимо, вконец заработался.

— Рина? — удивленно повторил он и покачал головой. — О чем это ты, Доналд? «Рина» это песня. По-моему, ее пел Флитвуд Мак, в семидесятые.

— Да нет же. — Доналд нетерпеливо покачал головой. — Рина — это женщина. Та самая, на которую ты воззрился.

— Ах вот как?

Доналд отвернулся от иллюминатора и угрюмо посмотрел на приятеля:

— Я давно не видел, чтобы ты такими глазами смотрел на женщину, с тех самых пор, как… И знаешь, не стоило бы тебе так на нее смотреть.

— Дон, — нетерпеливо прервал его Кил, осушая разом полстакана, — может, хватит говорить загадками? Начнем с того, что я всего лишь посмотрел на красивую женщину. Ну и что в этом такого особенного? Если у тебя с ней что-то есть, так и скажи. Знаю, о моих романах много сплетничают, но у друзей я женщин никогда не отбивал.

Доналд так грустно покачал головой, что Кил всерьез подумал, что приятелю неплохо бы годик провести в санатории, нервы подлечить.

— Дело вовсе не во мне. Кил. Хорошо, если бы так. И вообще, мужчины здесь ни при чем. Конечно, по-своему она со мной мила — благодарна за то, что я ей дал работу, — но это все, ни на что серьезнее даже намека нет. Не то чтобы я не закидывал удочку. Но знаешь, есть в ней что-то такое… Словом, стоит хоть шажок лишний сделать, как она сразу это заметит и так посмотрит на тебя своими фантастически зелеными глазами, что сразу почувствуешь себя как подросток, которого поймали за игрой в бутылочку. А ведь я — не ты, Кил, и не имею никакого отношения к ее прошлому…

— К чему ты клонишь?

Доналд с шумом выдохнул воздух и с тоской посмотрел на Кила.

— Помнишь ту катастрофу с самолетом? — негромко спросил он.

Ну и ну, подумал Кил. Да разве можно такое забыть? Ведь он тогда не только говорил с угонщиками, тем рейсом летела Эллен…

Доналд заметил, как у Кила плотно сжались губы.

— Ну разумеется, помню. Однако же вынужден еще раз спросить — к чему это ты?

— Рина, — с трудом выговорил Доналд. — Понимаешь, в результате той катастрофы погибли ее муж и двое детей. Они жили в том районе, где самолет рухнул на землю.

— Что?

Такого ужаса в человеческом голосе Доналду слышать еще не приходилось.

— Она все потеряла, Кил, — мужа, дом, семью. Она была близка к… словом, ей стало на все наплевать. Мы встретились с ее братом в Виргинском университете на вечере выпускников, и он посвятил меня в это дело. Может, он знал, что мы с тобой давние друзья. В общем, все вылезло наружу. Он говорил, что очень беспокоится, что ей надо хоть чем-то заняться, уехать из тех краев. Но Рина все семь лет замужества была только домохозяйкой и матерью, и если чем особым и могла похвастаться, то лишь умением превосходно смешивать коктейли да играть в блэкджек — по пятницам у них бывали карточные вечера. В общем, я дал ей работу, и вот уже почти два года как она мне помогает развлекать гостей. Наверное, мне следовало вас обоих предупредить, но… — Доналд пожал плечами. — Рина предпочитает не вспоминать прошлое. А я… я как-то не подумал, что не нужно бы ей встречаться с тобой, все сразу вспомнится, ну и… А что касается тебя, то тут я тоже дурака свалял. А впрочем, что говорить! В этой стране любая девчонка готова прыгнуть к тебе в кровать.

— Я вовсе не собираюсь волочиться за этой женщиной, Дон, — устало произнес Кил. Он сел на диван прямо под иллюминатором, положил ноги на кофейный столик и изо всех сил потер виски. — Дон, разве я виноват в той катастрофе? Ведь я все, что мог, делал, лишь бы спасти людей.

— Да знаю я, знаю. Просто мне не понравилось, как ты на нее посмотрел. Конечно, мимо этой женщины никто просто так не пройдет, но ты не похож на других, друг мой, и мне показалось, что при виде нее на тебя словно стена обрушилась. Ты будешь искать ее общества. Она же вряд ли согласится выпить рюмку с мужчиной, а уж с тобой и подавно. Ты для нее — причина ее трагедии.

— Доналд, — сухо оборвал его Кил, — что бы там обо мне ни говорили, женщин я не преследую. — Он немного помолчал. — И что такое боль, мне известно.

— Все так. Кил. Но я не об этом. Да, тебе тоже туго пришлось — потерять Эллен это не шутка, — но ведь не зря, наверное, говорят, что ты не пропускаешь ни одной юбки. Ты человек себе на уме, друг мой, но мы слишком давно знакомы. Ты по-своему пытаешься победить прошлое. Стоит тебе хоть пальцем поманить, и большинство женщин, с кем у тебя был роман и кого ты оставил, отдали бы все, лишь бы удержать тебя. Но здесь, Кил, тебе ничего не светит. А ведь ты ее хочешь, я это в твоих глазах прочитал. Знаешь, в них было что-то такое… первобытное. Я бы даже сказал — дикое, если бы не знал тебя хорошо. А она не из тех, с кем можно затеять легкий флирт. Она еще только на пути к исцелению. И сейчас ей просто нечем поделиться с другими. Она путешествует лишь для того, чтобы поддержать жизненные силы — и все. Нет, Дама Червей — не для тебя.

— Дама Червей?

— Да, мы так прозвали Рину, — смущенно отозвался Доналд. — Дама Червей — это ведь покорительница сердец, а она таки сердца покорила. Мое, и не только мое, в нее все влюбились — от капитана до бармена. И к тому же она обладает потрясающей способностью сдавать себе даму червей, когда на руках туз.

— Блэкджек, двадцать одно.

Дон снова смутился, даже покраснел, что было ему совершенно несвойственно.

Кил допил мартини, поставил стакан на столик красного дерева, опустил ноги на пол и, сунув руки в карманы, с улыбкой посмотрел на приятеля:

— Скажи-ка мне, Дон, а в твоем казино вообще-то можно выиграть?

— О чем ты говоришь, Кил! — вскинулся Доналд.

— Ты что, меня не знаешь? Конечно, в целом казино в прибытке, но игра идет по-честному, мы никого не обжуливаем.

— В таком случае я готов рискнуть. Сыграю-ка в блэкджек. Ты предупредил меня, Доналд, но я уже большой мальчик. И к тому же конгрессмен, не забыл?

— Помню, — ухмыльнулся Доналд. — Хотя как тебе удалось выиграть последнюю кампанию, для меня загадка.

— Я привлекаю избирателей не своей личной жизнью, а тем, как выполняю свои обязанности. — Кил пожал плечами и направился к двери.

— Возвращаешься в казино? — вздохнул Доналд.

— Разумеется. Тебе бы радоваться надо. Подброшу немного деньжонок.

— Кил…

— Спокойно, спокойно, дружище. Не знаю уж, кого ты больше оберегаешь, меня или Рину, но волноваться в любом случае не стоит. А может, я, наоборот, выиграю — побью Даму Червей на ее собственном поле.

На этом Кил оборвал разговор и вышел. Ноги его сразу утонули в мягком ковре, протянувшемся на всю длину коридора. Ему хотелось и плакать — как всегда, когда напоминали о том давнем вечере, — и смеяться — уж больно по-отечески опекал его Доналд.

Если бы он мог, то держался бы от нее подальше. Вряд ли ей понравится общество человека, связанного с прошлым. Но в том-то и дело, что это выше его сил. Даже если б ему геенна огненная грозила, все равно он так же решительно направился бы в казино. Потому что на него и впрямь словно стена обрушилась. Или молния пронзила. Его толкала вперед какая-то неведомая сила, ему нужно было снова увидеть ее — хотя бы просто увидеть.

Ничего похожего Кил раньше не испытывал, даже с Эллен, которую в конце концов полюбил.

Разумеется, он не влюблен в эту женщину. Он… словом, это что-то другое. Ну, скажем, «пленен», сухо и с некоторой насмешкой по собственному адресу определил Кил. А уж почему именно эта женщина, которая его презирает, так на него подействовала, значения не имеет. А в общем, Доналд прав! Что-то первобытное шевельнулось в нем при виде ее, действительно что-то дикое. Он хотел ее. Хотел вопреки разуму, логике, вопреки ясным и неопровержимым фактам. Своей отчужденной улыбкой она пробудила бурю, зажгла огонь, который все сильнее разгорался в его груди.

7
{"b":"11206","o":1}