ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тиа, в самом деле, где твои манеры? — усмехнулся Джулиан.

— Ах, манеры… Я подзабыла это слово после того, как началась война, — ответила девушка, по-прежнему не спуская с Рианнон пристального взгляда. — Впрочем, прошу меня простить, миссис Тремейн, я вовсе не хотела вас обидеть. Кроме того, говорят, что вы добрая фея и умеете поднимать на ноги раненых. Одного не пойму. Если вы янки, зачем мой брат притащил вас сюда?

Брат. Так, значит, это та сестра, о которой ей рассказывал Йен Маккензи. Сколько же еще представителей этого семейства доведется ей повстречать? Рианнон опустила глаза. Головокружение усилилось.

— Проводите меня к вашему командиру, — тихо попросила она, ни к кому конкретно не обращаясь.

— А командир перед вами, миссис Тремейн, — с усмешкой ответила Тиа.

Джулиан… Опять Джулиан…

У Рианнон появилось чувство, что ее похитили Робин Гуд и его лесные братья. Да, по всей видимости, ждать помощи неоткуда.

— Сестричка права. Я олицетворяю собой самую высшую инстанцию в этих краях, мэм, — сказал Джулиан. — Здесь не армия, а ополчение. Кстати, о командирах… — Он повернулся к собравшимся вокруг людям. — Представление закончено, друзья. Кто свободен, отправляйтесь спать, кто занят, возвращайтесь к своей работе. Дигби, помоги нашим гостьям устроиться.

— Хорошо, сэр. Пожалуйста, сюда. У нас пустует одна палатка. Здесь, сами видите, не дворец, но кое-какие удобства, я думаю, найдутся. Прошу вас, леди, следуйте за мной.

Рианнон пошла вслед за ним и потянула за собой Рейчел. Внезапно стало очень тихо. Она поняла, что все взгляды обращены на них. Ее это смутило, но она старалась не подать виду.

Все… все эти оборванцы провожали ее глазами.

И Джулиан наверняка не был исключением. Но с его взглядом ей сейчас хотелось бы встретиться меньше всего. Она еще ниже опустила голову и смотрела только себе под ноги.

Пэдди порадовал Джулиана своим видом. Когда тот вошел в лазарет, ирландец проснулся и попытался встать.

— Живой-здоровый, полковник! Я слышал, вы привезли сюда моего ангела-хранителя?

— Лежи смирно, — велел Джулиан и проверил повязку на ноге.

— Ангел? Так она, выходит, ангел? — насмешливо пропела Тиа, войдя в палатку вслед за братом.

— Не вздумайте ревновать, мисс Тиа, никто и никогда не заменит вас в наших сердцах! — сказал Пэдди и расхохотался.

— Ревновать, вот еще… — хмыкнула Тиа и обратилась к Джулиану:

— Но мне и правда не нравится, что ты ее привез. Отец хорошо знал все их семейство. Прожженные янки, наживавшиеся на соляных разработках. Ее папаша был упертым сторонником северян, ее муж также воевал за Север, пока его…

Джулиан прервал ее:

— Тиа, Позволь тебе напомнить, что наш отец тоже был и остается упертым сторонником северян. И наш брат Йен служит у них в кавалерии.

— Но по крайней мере мы не приглашаем наших отца и брата к себе в гости!

— Ее нельзя было оставлять там, мисс Тиа, — вступился за Джулиана Пэдди. — Наверняка уже пошла молва, что она хотела отдать нас в руки янки. В любой день к ней могли наведаться наши друзья и примерно ее наказать.

— Что-то подсказывает мне, что она этого заслуживает, — фыркнула Тиа.

— Не будь же такой непримиримой! — воскликнул Джулиан.

— Да? А то, что они едва не убили Дженнифер, это как? Если бы Йен не поспел вовремя, ты знаешь, что бы с ней случилось! Тебе прекрасно известно, как они поступают с теми, кого считают своим врагом. Сколько наших уже болтается сейчас на веревках по всей Флориде!

— Дженнифер была шпионкой, Рианнон — нет.

— Господи, что ты за человек! Она донесла на тебя янки! Она хотела, чтобы тебя убили, а ты еще ее жалеешь!

— Давай поговорим об этом чуть позже?

— Жалеешь, жалеешь, так и скажи!

— Тиа, умоляю…

Она насупилась.

— Не надо меня умолять, я знаю, что говорю.

— Не забывай, что я — твой старший брат, а также что я тут командир.

Тиа потупилась.

Джулиан сделал Пэдди перевязку. Рана заживала на удивление быстро. Приказав ирландцу зажмуриться, он промыл шов виски и умело наложил новую повязку. Тиа молча ему помогала. Она все еще дулась. Закончив, он пожелал Пэдди доброй ночи и дал знак сестре следовать за собой. Они чуть отошли от лагеря и присели на берегу быстрого ручья, пробегавшего по светлым камням. Почти идиллическая красота навевала воспоминания о довоенных временах. Здесь было тихо, и лишь ветер изредка шевелил кроны высоких сосен.

— Джулиан, как ты не понимаешь. Присутствие чужих — это всегда большой риск. Рано или поздно янки пронюхают, где мы укрываемся, и тогда… Ты сам лучше меня знаешь, что произойдет тогда. На войне нет гостей. Есть только свои и чужие. Чужим нельзя доверять ни в чем, даже в мелочах!

Джулиан кинул в бурлящую воду сухую веточку.

— Так или иначе, нам недолго здесь оставаться, Тиа.

Она нахмурилась.

— Что ты имеешь в виду?

— Я виделся с Йеном.

— С Йеном?! — Ее глаза округлились. — Скажи скорее, как он? Где вам удалось встретиться? Как Алана, Риса, дети, рассказывай!

— Йен жив-здоров. Откормленный, розовощекий, за него не стоит волноваться.

— Но где вы наткнулись друг на друга?

— У миссис Тремейн есть друг в Святом Августине. Офицер армии северян. Когда она послала туда своего слугу, чтобы янки прислали солдат, этого друга не оказалось на месте. И Йен вызвался помочь. Он позаботился о том, чтобы ему доверили возглавить отряд, высланный на нашу поимку.

Тиа рассмеялась и захлопала в ладоши.

— Воображаю! А у него был шанс захватить вас?

— Пожалуй. Но он знал, что добровольно мы не сдадимся, а лишней крови Йену не нужно. Он молодец. Он понял, что я его подожду, и нашел меня сам.

— Боже мой… Однажды вас обоих за это повесят.

— Можно подумать, мы с Йеном — единственные родственники, которые воюют сейчас по разные стороны баррикад.

— Да уж… Но одно дело — обмениваться письмами, солью и табаком, и совсем другое — встречаться лично на нейтральной полосе.

— Мы были осторожны. Надеюсь, его ни в чем не заподозрили.

— Мне тоже очень хочется с ним повидаться… — тихо проговорила Тиа и, вздохнув, опустила глаза.

— Тебе это легче сделать, чем мне. Отправляйся в Святой Августин. Если помнишь, даже меня туда приглашали, когда генералу Маги нужно было спасти ногу.

Сестра улыбнулась.

— Я ужасно соскучилась по нему. И по детям. Господи, у меня уже двое племянников, а я так ни разу их и не видела… А мне это очень нужно! Вообще, Джулиан, сдается мне, что я проживу свою жизнь старой доброй тетей. Вряд ли после войны удастся найти приличного мужа. Сколько вас, холостяков, в живых-то останется?..

Джулиан усмехнулся.

— И правда, сестричка, кто позарится на такую дурнушку?

Тиа рассмеялась и шутливо ущипнула брата за плечо.

— Нет, в самом деле, Джулиан. Когда еще кончится эта война…

— Кто знает, может, тебе улыбнется судьба выйти замуж за янки.

— Ни за что! — воскликнула девушка. — Они все поголовно законченные мерзавцы!

— И Йен, который служит в их кавалерии полковником?

— Йен, Йен… Я слышала, он у них чуть ли не герой, да?

— Герой-то ладно. Но он очень осведомленный человек. Во всяком случае, о планах командования южан ему известно гораздо больше, чем нам с тобой, сестрица. Он сообщил мне, что всех ополченцев вот-вот призовут в армию и переведут на Север. Здесь почти никого не останется.

— И тебя тоже призовут?

— Меня в первую очередь. Так сказал Йен.

— Боже!

— И это еще не все.

— Не все? — Тиа обратила на него взгляд, исполненный дурных предчувствий.

— Джерома ранили.

Она закрыла лицо руками.

— Так я и знала… Тяжело?

— Не знаю.

— Ему и раньше доставалось, на нем уже нет живого места. Надеюсь, что и сейчас все обойдется. Как ты думаешь, его привезут сюда? У них же на барке есть свой врач.

— Есть. Дэвид Стюарт. Мне он известен как очень толковый хирург. Он его залатает, но Джерома, возможно, нужно будет выходить. А это сделает только семья.

26
{"b":"11207","o":1}