ЛитМир - Электронная Библиотека

Вскоре оттуда спустили шлюпку, и та стала быстро приближаться к берегу.

Джулиан обернулся и увидел, что Рианнон в нерешительности мнется поодаль.

— Идите сюда! — требовательно позвал он.

Она осталась на месте. Тогда он подошел к ней и взял за руку.

— Подождите! Мне кажется, ваша сестра будет не очень рада, если меня подпустят близко к ее кузену, — запинаясь, смущенно проговорила Рианнон.

— Перестаньте, она хочет, чтобы он остался в живых. На настоящий момент это все, чем она озабочена. Идемте.

Когда они взошли на причал, к нему уже подходила шлюпка. В ней были три человека. Один греб, а другой сидел на носу и бережно держал на коленях голову третьего, завернутого в теплое одеяло. Джулиан и кто-то из ополченцев бросились в воду и помогли привязать лодку. Джером приподнялся с помощью своего товарища и, споткнувшись, буквально рухнул Джулиану на руки. Рианнон увидела лицо этого незнакомца и поняла, что именно он приснился ей прошлой ночью. Он очень походил на Джулиана и Йена, только скулы были чуть шире, более загорелое лицо, а в темной шевелюре несколько почти рыжих локонов. В нем определенно чувствовалась примесь индейской крови.

Они на мгновение встретились глазами. Джером Маккензи был сильно пьян. Очевидно, все последние часы он пытался заглушить боль крепким виски или ромом. Голова его качнулась, и он заплетающимся языком пропел купле! из пиратской песни.

Джулиан передал его на руки двум ополченцам.

— Быстро в операционную, — коротко бросил он.

Рианнон замешкалась на берегу, но Джулиан вернулся, крепко взял ее за руку и потащил за собой. Через пару минут они уже вошли в импровизированную операционную, которая мало чем отличалась от прочих палаток лесного лагеря мятежников. Джерома уже устроили на высоком деревянном столе, устланном белоснежной простыней.

— Дьявол, Дэвид, аккуратнее, чтоб тебя… — хрипло вскричал он, обращаясь к товарищу, вместе с которым добрался в шлюпке до берега.

— У него лихорадка, — пояснил этот человек. — Пуля засела где-то под ключицей.

— Джулиан, братишка, а ну-ка лучше ты иди сюда, а то я из-за этого портового грузчика уже лишился последних сил! Он говорит, что мне следовало отрезать руку еще на барке, ты только вообрази! Каков! Говорит, так было бы больше шансов, что я выживу! Он спятил, клянусь дьяволом!

— Джером, немедленная ампутация действительно в большинстве случаев является единственным способом сохранить человеку жизнь…

— Какая к черту жизнь без одной клешни! Ты мне ее сохранишь, я-то знаю!

— Дэвид — отличный хирург. Ничем не хуже меня. Тебе самому это прекрасно известно, иначе он не служил бы у тебя судовым врачом.

— Нет, братишка… — Глаза Джерома дико блуждали, и он все порывался вскочить. — Я знал, куда мне надо плыть, чтобы остаться при своих…

Несмотря на его неряшливый вид и сильное опьянение, Рианнон не могла не отметить про себя, что он очень красивый мужчина, а пьяная улыбка, как ни странно, делала его почти неотразимым. Тут она вспомнила, что пару раз видела улыбку и на лице Джулиана. Они действительно были очень похожи…

Джером все-таки сел на стол и вдруг вновь увидел Рианнон.

— Эй! — крикнул он, ткнув в нее пальцем. Ей тут же стало не по себе. — А я вас знаю! Я видел вас во сне!

— Жене своей об этом расскажи… — хмыкнула Тиа, пытаясь уложить его вновь.

Джером обратил на нее пьяный взор.

— А что жена? Я не про жену говорю! Красивых женщин везде хватает… А вы… — Он вновь повернулся к Рианнон:

— Вы доктор, так?

Рианнон смущенно покачала головой:

— Нет, я…

— Знахарка! — воскликнул Джером. — Точно, знахарка! Как странно! Он словно смотрел сквозь нее. И это после виски. Каков же он будет трезвый… Рианнон внимательно взглянула на него и поняла, что он ей доверяет. Она также поняла, что его поведение — это бравада, не имеющая никакого отношения к виски. Он отчаянно боялся потерять руку и готов был довериться всякому, кто пообещал бы ему ее сохранить…

Вдруг Рианнон перехватила на себе взгляд Тиа. Ей казалось, что эта молодая женщина относится к ней с открытой неприязнью. Но сейчас Тиа смотрела на Рианнон почти с мольбой и напряженно ждала, что она скажет.

— Я… скажем так, я местная колдунья, — с грустной улыбкой сказала Рианнон.

— И притом янки! — буркнул Джером.

— Вот именно. Откуда вы знаете?

Вместо ответа Джером спросил:

— И это мой кузен притащил вас сюда?

— Можно и так сказать, — ответил за нее Джулиан. — Джером, ложись и лежи спокойно. Перестань дурачиться, сейчас не время для этого. Наша задача — спасти твою шкуру.

Джером опустил голову на плоскую подушку, но по-прежнему не спускал глаз с Рианнон.

— Не дайте ему отнять у меня руку. Он может. Испугается и оттяпает. Я знаю, Джулиан не захочет меня терять, мы с ним братишки все равно как родные. Не позволяйте ему. Он станет болтать про то, что у меня жена и ребенок, что я нужен им живой, но я вам говорю — без руки я сам себе не буду нужен.

— Напрасно твою руку не ампутировали сразу после ранения, — пробормотал Джулиан. — Дэвид абсолютно прав.

— Я не смог толком добраться до пули, а он все торопил нас, рвался сюда как ненормальный. И я решил, что лучше вообще ничего не трогать, чем тронуть и все испортить. Здесь условия чуть лучше, и до Рисы рукой подать.

Джулиан согласно кивнул и знаком подозвал к себе одного из часовых, который мялся в дверях.

— Надо послать кого-нибудь за его женой.

— Лайама, — ответил часовой. — Он везде незаметно пролезет.

Джулиан кивнул.

— Не отрезайте. Давайте обойдемся без этого. У нас все получится, так ведь, красавица янки? — сонным голосом пробормотал Джером, обращаясь к Рианнон.

Она кивнула, а он вновь пьяно улыбнулся и взял ее за руку. Но уже спустя несколько мгновений его пальцы разжались, и он закрыл глаза.

— Эй, Джером! — позвала его Тиа. Раненый не отозвался. — Джером! Джулиан, смотри на него! Он не отвечает!

— У него жар, и на корабле он то и дело впадал в беспамятство, — спокойно заметил Дэвид Стюарт.

— Боже…

— Так, начинаем, — сказал Джулиан.

— Вы уверены, что я здесь не лишняя? — осторожно спросила Рианнон. — У вас достаточно помощников…

— Мне нужны вы, — коротко бросил он.

Значит, он верит в то, что она обладает сверхъестественными способностями. Господи… Рианнон поежилась. Она знала, что не является ни волшебницей, ни ведьмой. Все ее способности состояли в том, что она умела выращивать лечебные растения, готовить настойки опия, и еще ей иногда снились вещие сны. Только и всего.

— Миссис Тремейн? — позвала Тиа. В ее глазах снова можно было прочесть мольбу.

Рианнон поняла, что этот раненый дорог здесь всем без исключения. А кроме того, он снабжал конфедератов военными припасами, оружием и медикаментами.

— Миссис Тремейн, он отчего-то чувствует, что вы сможете его спасти. Он хочет, чтобы вы взялись. Не знаю почему, но он хочет…

У Рианнон вспотели ладони.

— Я не знаю, право, сумею ли чем-то помочь, но я попытаюсь… Только знайте, что я не волшебница. И не ведьма. Правда.

— Но вы знакомы с медициной. Помогите моему брату. В вас верят обыватели, но мне сейчас все равно, кто вы такая на самом деле. Сейчас мы в вас верим. Кем бы вы ни были, помогите Джерому. Он хороший человек. Без него мы бы совсем пропали. Он привозит лекарства для раненых, а еще продукты и спасает наших детей от голода. Он — это трубка, через которую мы дышим воздухом. Пожалуйста…

Рианнон опустила глаза. Ей вдруг захотелось сказать, что Джером Маккензи служит делу Юга, а она сочувствовала делу Севера. Он воюет на стороне тех, кто убил ее мужа. Но когда она вновь подняла глаза, то поняла, что Тиа осознает все это. Только сейчас ее это не интересовало. Она просто хотела видеть своего двоюродного брата живым.

— Я попробую… — еле слышно прошептала она. — Что смогу…

Из палатки вышли все посторонние. Остались только она, Тиа, Джулиан, Дэвид и еще один рослый мятежник, который, очевидно, служил санитаром. Все готовились к операции. У сестры Джулиана от волнения и тревоги дрожали руки, но она помогала, как могла. Наконец операционное поле было приготовлено и все инструменты разложены на своих местах.

30
{"b":"11207","o":1}