ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я помогу ему умереть достойно. Это все, — сухо сказал он.

— А мы думали… что, может быть, вам удастся… — Она опустила глаза, но он успел заметить, как в них блеснули слезы.

«Они надеялись, что мне удастся совершить чудо. Что я, как Иисус, стану исцелять безнадежных больных наложением рук. И слепые прозреют, а хромые встанут и пойдут…»

Брента охватило раздражение. Интересно, а она хоть понимает, что сифилис передается через половые контакты? Многие проститутки этого не знали. Идиотки! Но эта… Она явно из хорошей семьи, никогда не знала нищеты и не ночевала под мостами. Что она здесь делает? Как ее сюда занесло?

— Возможно, мне удастся несколько облегчить его страдания. Но об излечении нечего и говорить, оставьте пустые надежды, — произнес он еще более жестко.

Девушка взяла себя в руки, прикусив губы.

— Я работаю здесь, доктор Маккензи. Очень много. Я хожу за всеми пациентами этого госпиталя. За всеми без исключения. Я не брезгую даже самой черной работой. А прошу только одного — морфина для моего капитана.

— У него будет морфин. Столько, сколько нужно.

— Если все дело в деньгах…

— Нет! — тут же оборвал ее Брент. — Дело не в деньгах, мисс.

Деньги! Еще не хватало, чтобы она занялась здесь своим ремеслом. В госпитале для больных венерическими болезнями!.. Ну уж нет.

— За деньги нельзя купить жизнь после сифилиса. Я постараюсь помочь вашему протеже, насколько мне удастся. Он получит все, в чем сейчас нуждается. Я позабочусь о том, чтобы он дожил последние дни без мучительных страданий и встретил свой конец с достоинством. Ему нужны травяные ванны. Завтра утром вы пойдете со мной на обход и многое поймете. Если у вас останется свободное время, я буду рад, если вы согласитесь помогать мне и с другими пациентами. Только, пожалуйста, не забывайте о том, что здесь вы сестра милосердия. И не более того. Я ясно выражаюсь?

Она все поняла и обиделась. В глазах сверкнул гнев, девушка вздернула подбородок и тихо проговорила:

— Вполне.

— Отлично.

Брента самого покоробила та жесткость, с которой он говорил. С другой стороны, разговаривать с проститутками по-другому он не собирался. Здесь их много, и он всем им преподаст хороший урок! Завтра же соберет всех и прочтет первую лекцию… о презервативах. Французы называли их «английскими котелками», англичане — «французскими пальто». Как бы то ни было, а каждая узнает, что это такое. А если кто-то не захочет его слушать, он заставит!

Брент коротко кивнул обоим и быстро зашагал по коридору. Он слышал, как мисс Мэри о чем-то переговаривалась с капралом за его спиной. Неужели она хочет разделить судьбу других проституток, судьбу своего капитана? Неужели она хочет умереть в вонючей постели, вся в гниющих язвах, в мучительных страданиях и бессознательном бреду? Неужели она хочет, чтобы страшная болезнь отняла у нее не только красоту, но и жизнь?

Он не собирался спасать проституток. Брент видел свою задачу в том, чтобы остановить распространение заразы.

— Он негодяй! — возмущенно воскликнула Мэри. Капрал Рагби сочувственно смотрел на нее, а она готова была разрыдаться. Тем более что в глубине души понимала — этот злой доктор прав, глупо надеяться на чудо.

Рагби смущенно кашлянул в кулак.

— Нет, мисс Мэри, думаю, вы ошибаетесь. Просто он несколько растерялся после первого знакомства с нашим заведением. Здесь так много мужчин и… хм-м… женщин, которые нуждаются в помощи! Здесь так много умирающих… Одних он должен поставить на ноги и вернуть в строй, других… отправить по домам живыми или мертвыми. У него большая ответственность и самая неблагодарная работа, которую только можно себе представить.

— Ну конечно! Он злится оттого, что приехал сюда против своей воли! — воскликнула Мэри. — Молодой красавчик… Ему, конечно, хочется сражаться или танцевать в Ричмонде на балах с великосветскими красавицами, а ему приказали разгребать наши конюшни… Ну что ж, мне все равно… Я буду ему помогать, хочет он того или нет.

— Правильно, мисс Мэри… — отозвался капрал.

— Еще бы! — Она выдавила из себя улыбку. — Ладно, идите, Рагби. Не то он скоро вас хватится.

— Не огорчайтесь. Вам помочь с капитаном?

— Ничего-ничего, я справлюсь.

Капрал кивнул ей и ушел. Мэри проводила его глазами и вошла в палату. Подойдя к постели, она ласково провела ладонью по влажной от пота щеке капитана.

— Бедный мой, бедный… — прошептала она, и крупная слеза, скатившись вниз, упала на его лицо.

Он открыл глаза, увидел ее, скривил губы в жалком подобии улыбки и вновь потерял сознание.

Генерал Ангус Маги с интересом смотрел на молодую красавицу, сидевшую напротив него.

Стройная, высокая, с царственной осанкой и безупречными чертами лица, вот уже полчаса она терпеливо слушала его не перебивая. Редкое качество в современной молодежи. Лицо ее хранило спокойствие. Кто-то ему говорил, что она настоящая волшебница, даже ведьма… Что ж, своими глазами она действительно могла околдовать кого угодно.

Он слышал, что она потеряла на этой войне любимого мужа. Риса рассказала о ней все, что знала. Эта женщина хотела работать в полевом госпитале. На линии огня. Конечно, лишний врач северянам не помешает… Генерала вызвали в Вашингтон по делам военно-полевой медицины, поэтому знакомство с Рианнон произошло как нельзя более кстати.

Они обедали в милом ресторанчике неподалеку от Белого дома. Белоснежные скатерти на столах, цветы, начищенное до блеска столовое серебро, официанты в белых перчатках, скрипач на эстраде. Хорошая, подходящая для такой леди обстановка. На ней было простое черное платье, но даже в таком наряде она выглядела очаровательно.

Он наклонился и плеснул в ее бокал еще вина.

— Итак, вы абсолютно уверены, что хотите того, о чем просите? Южане надеются на изменение политической ситуации. Они говорят, что Север вот-вот плюнет на все и отпустит их с миром. Но этого не случится. Я хорошо знаю господина Линкольна, он доведет дело до конца. Война кончится еще не скоро. Вы готовы к этому?

— Готова, сэр, — ответила она и одарила его очередной своей волшебной улыбкой. — И потом, если бы не было войны, вам и не потребовались бы мои услуги.

— Ваши услуги? Вы полагаете, что армия в них действительно нуждается?

Она вновь улыбнулась:

— Полагаю, да, сэр. Я умею лечить людей и облегчать страдания раненых. У меня уже есть небольшой опыт военно-полевой хирургии. До приезда в Вашингтон я помогала одному врачу-южанину, когда тот делал операцию мужу вашей дочери.

Маги хмыкнул и откинулся на спинку стула.

— Этот сорвиголова уже сидит у меня в печенках! Рианнон потупилась, скрывая улыбку.

— Генерал, я могу понять ваши чувства. Вашу дочь угораздило выйти замуж за мятежника. Но, с другой стороны, они любят друг друга. Пусть это послужит вам утешением.

— Да уж, утешение. Впрочем, он славный малый. Если не вспоминать о том, конечно, чем он сейчас занимается. Так вы говорите, что ассистировали Джулиану Маккензи?

— Именно.

— Знаете, а ведь я его должник. И когда война закончится, я обязательно верну свой долг. Если мы, конечно, доживем до ее окончания… Но характер у него скверный, как и у Джерома. Они, Маккензи, все такие.

— Вы сказали, что вы его должник…

— Да. Собственно, я хожу сейчас на двух ногах только благодаря ему. Это Риса настояла на том, чтобы он меня оперировал. Его тайком провезли в Святой Августин, когда город уже был захвачен северянами. Джулиан пробрался туда, как шпион, спас мне ногу и точно так же незаметно скрылся. Такое случается. Гражданская война, ничего не попишешь…

Генерал Маги умолк, увидев, как вдруг потеплели ее строгие глаза.

— Что с вами? — с улыбкой спросил он.

— Ничего, просто… я ведь тоже перед ним в долгу. — Щеки ее порозовели. — Правда, я не совсем уверена…

Маги сделал удивленное лицо.

— В каком смысле? Вы чем-то болели или, упаси Боже, тоже были ранены?

41
{"b":"11207","o":1}