ЛитМир - Электронная Библиотека

Лишь сейчас, лежа в тени дерева, он временно стряхнул с себя это давящее бремя и… сразу же вспомнил о Рианнон. Проклятие, что мешало ему насладиться редкими минутами покоя? Что заставило его опять думать об этой женщине? Джулиан злился на себя, но поделать ничего не мог. С той самой минуты, когда он увидел ее впервые, ее образ запал ему в сердце и мысли о ней не отпускали ни на мгновение. Что бы он ни делал, как бы о ней ни думал… Ведь она враг и служит врагу. Кроме того, она ведьма. Надменная, упрямая, горделивая, издевательски красивая ведьма. И все же…

И все же, Господи, как бы он хотел, чтобы она была рядом с ним!

Другой такой женщины нет на всем белом свете. Сущая волшебница, целительница, неотступный образ ее притягивал к себе с невероятной силой. Сейчас она находилась в стане янки, куда, собственно, и стремилась с самого начала. Вовсе не в той относительной безопасности, которую он ей предлагал, а именно там, где он меньше всего хотел ее видеть. Возможно, даже по ту сторону ничейной земли, всего в нескольких сотнях ярдов от него.

Она там, и она спасает жизни тех, кто убивает южан, жизни которых, в свою очередь, спасает он…

— Капитан Маккензи! Капитан Маккензи!

Джулиан вздрогнул от неожиданности и быстро поднялся на ноги. К нему приближался какой-то всадник, вот он резко остановил коня и соскочил на землю. Это был вольнонаемный Дабни Крейн.

— В чем дело, Дабни?

— Вам записка с той стороны. Мне передал ее один из янки.

В дневное время здесь кипели сражения, но после захода солнца начиналась совсем другая жизнь. Южане и северяне часто обменивались записками, которые пересекали линию фронта в ту и другую стороны чуть не каждую ночь. Этому никто из офицеров не препятствовал. У них самих за ничейной землей оставались родственники, отцы или братья. Гражданская война отличается от войны обычной в том числе и этим.

— От брата?.. — нерешительно спросил Джулиан, сглотнув внезапно подступивший к горлу комок. Неужели там Йен? Черт возьми, Джулиан до сих пор не знал, где его носит. — Что с ним?

— Нет, сэр. Насколько я понимаю, это не похоронка. Письмо от женщины.

— От сестры? Но она же…

— Нет-нет, сэр, не от сестры. От другой женщины. От миссис Тремейн. Она у янки доктор. Человек, который передал мне конверт, строжайше наказал, чтобы я отдал его только вам лично в руки. Он сказал, что такова ее воля, и велел держать язык за зубами. Пожалуйста, возьмите. Она просит, чтобы вы с ней встретились в старой церкви на холме. Только если вы согласитесь. Лучше с этим поторопиться, мой вам совет, сэр. Уже светает. Вот-вот вы вновь понадобитесь здесь.

— Она просит, чтобы я с ней встретился?.. — несколько растерянно переспросил Джулиан. Что ей нужно? Почему в церкви? Она хочет его о чем-то предупредить? Или снова обмануть? Он повертел конверт в руках и протянул обратно Дабни. — Передай ей, что я не смогу прийти.

— Но тот человек сказал, что дело неотложное. Я думаю, вам лучше пойти туда, сэр.

— Разве я могу отлучаться ради встречи с этой женщиной, если сейчас тут опять польется кровь и я буду нужен нашим людям?

— Не могу знать, сэр. Вскройте письмо.

Ему не хотелось. Лучше разорвать этот конверт, выбросить и тут же забыть о нем. Как жаль, что он не мог этого сделать… Джулиан торопливо развернул письмо.

Капитан Маккензи! Я абсолютно точно знаю, что вы будете не рады этому посланию, как бываете не рады всему, что исходит от меня. Но я полагаюсь на ваше благородство. Сейчас идет война, повсюду льется кровь, и это обязывает меня обратиться к вам с просьбой о встрече. Как джентльмен, вы не бросите на произвол судьбы невинных и не позволите другим жить в бесчестье и позоре. Умоляю вас, сэр, не отказывайтесь от встречи со мной. Я жду вас в епископальной церкви на ничейной полосе. Обещаю, это не отнимет у вас много времени.

Дабни Крейн по-прежнему мялся неподалеку и хранил вежливое молчание. Но от взора Джулиана не могло укрыться, что молодой волонтер с любопытством поглядывает на него и на раскрытое письмо. Наконец Джулиан поднял глаза на паренька, изо всех сил пытаясь сохранить маску безразличия. Задача была не из легких, ибо сердце колотилось в груди с такой бешеной силой, что казалось, это даже заметно со стороны. В церкви… Вот оно что! Выходит, она наконец нашла в себе силы признаться в том, что раньше с такой яростью отрицала?..

— Капитан? — Дабни осторожно кашлянул в кулак.

— Что ж, я пойду, но не намерен задерживаться там надолго. Меня ждут раненые.

Дабни покачал головой:

— Вот именно, сэр. Как представлю, что сейчас начнется, так душа в пятки. Сколько народу не доживет до завтрашнего дня… эх! И правда, сэр, поторопитесь.

Не стоит откладывать эту встречу, если она так важна. Сами знаете, в какое время живем. Война…

Легкий холодок пробежал по спине Джулиана. Что, если он откажется от встречи? Откажется, и его убьют? Что, если она и правда ждет его ребенка? И его будет воспитывать другой человек? Ему не достанется его, Джулиана, фамилия? А будет чужая?.. Этого нельзя допустить!

— Сэр, вы идете?

— Да, Дабни, я иду! — спохватился Джулиан. — Приведи мне мою лошадь.

— Возьмите Бена, сэр. Добрый скакун, летит что ветер. Он в беде не подведет. Торопитесь, сэр. Скоро уже будут играть подъем, а потом, сами знаете…

Да уж… Не хватало еще, чтобы его объявили дезертиром…

Джулиан все стоял около того дерева, под сенью которого провел последние пару часов. Он никак не мог решиться начать действовать. Она вызвала его на встречу. Идти он не хотел, а не идти не мог.

— Сэр, прошу вас, время не ждет! — вновь подал робкий голос Дабни.

— Да-да, иду… — Джулиан все колебался. Он не доверял Рианнон. С другой стороны, если это очередной ее трюк… Он стиснул зубы и нахмурился. Так тому и быть. Она все равно получит то, о чем просит. — Разыщи отца Виксри и пошли его вслед за мной. И побыстрее.

— Так точно, сэр! — Дабни ухмыльнулся. Ему показалось, он понял, зачем Джулиану понадобился местный священник.

…Проезжая мимо постов южан, Джулиан не слезал с лошади, его узнавали в лицо. Вскоре лагерь остался позади и началась ничейная земля. Здесь уже можно было встретить кого угодно.

Впереди показалась церковь. Джулиан остановил коня и внимательно осмотрелся. Вокруг старенького здания простиралась лысая луговина. Небольшой лесок, росший тут когда-то, начисто выкосило огнем артиллерии. Джулиан не торопился вперед.

Если бы поблизости находились янки, он бы их обязательно заметил. Им негде было укрыться от его взора, их орудия позаботились об этом. Соскочив на землю, он привязал коня к чахлому деревцу и направился к церкви пешком. Потом напряжение взяло верх, и он побежал пригибаясь. Перед самым крыльцом вновь замедлил шаг и огляделся по сторонам. Никого как будто. Он тронул тяжелую дверь, она оказалась незапертой и легко подалась.

Рианнон находилась внутри. Он сразу увидел ее. Она стояла спиной к нему у алтаря. Черное платье. Траур носят целый год, но разве от него не принято отказываться, когда принимаешь решение о новом замужестве?.. Джулиан знал, по ком она скорбит. Ричард… Погибший муж-янки… Она была искренна в своей печали. Траур поселился в ее сердце, и он ничего не мог с этим поделать.

Значит, Рианнон все-таки пришла одна. Джулиан не торопился, наблюдая за ней, ожидая, когда она сама обернется. Но она стояла все так же неподвижно. Внешне безразличный, он небрежно оперся о притолоку и сложил руки на груди.

— Вы звали меня? — вежливо спросил Джулиан.

Она вздрогнула и мгновенно обернулась. Ее узкая ладонь взлетела к горлу. На мгновение ему показалось, что в ее взгляде мелькнуло какое-то чувство. А может, это всего лишь отблеск церковных свечей в ее волшебных зеленых глазах? Как бы то ни было, невидимая тень вновь легла на ее лицо, она опустила ресницы.

— Вы пришли…

Он пожал плечами, не делая попытки приблизиться. Поразительно, ничто не могло ее испортить. Ни эта убогая обстановка, ни простое черное платье, пи изнуряющая работа по уходу за ранеными янки в походных условиях. Она выглядела усталой, изможденной и похудевшей. Но в то же время осанка оставалась все такой же царственной, а черты все такими же прелестными.

52
{"b":"11207","o":1}