ЛитМир - Электронная Библиотека

— М-да… Привилегии… — Он скрестил руки на груди и вдруг заулыбался. — Так ты вышла отсюда, выскочив замуж за янки? Ай-ай-ай, Сидни!

Та фыркнула.

— По крайней мере я с помощью замужества вернула себе свободу, а ты, женившись на янки, тут же угодил в плен!

— Твоя правда, сестренка, — признал Джулиан и рассмеялся.

Между тем улыбка исчезла с лица Сидни.

— Я слышала, что Джесса опять ранили и что ты его оперировал. Это правда?

— Он уже поправляется.

— И ты делал ему операцию?

— Я… Надеюсь, ты не желала ему смерти, а?

— Господи, что ты несешь! Конечно, нет! — вскричала она и тут же покраснела. — Мы подружились… больше чем просто подружились в Ричмонде. Когда его ранили в первый раз и взяли в плен. Я ухаживала за ним, поставила на ноги… Кстати, он хорошо знает Йена.

— Еще бы! Они соревнуются друг с другом за право считаться самым доблестным героем кавалерии янки.

— Он был для наших очень важным пленником. Как раз тогда шли переговоры о том, чтобы обменять его на Джерома, который сидел в этой самой тюрьме. Но в последний момент все сорвалось, и Джесса обменяли на другого. А Джером… ты знаешь его… он не собирался задерживаться здесь надолго. Он и несколько других южан устроили побег. Джесс обо всем дознался, явился ко мне и сказал, что, если я не останусь в Вашингтоне вместе с ним, он выдаст Джерома. Я, конечно, пришла в ярость, но он не оставил мне выбора. И я согласилась, а его вскоре вновь вызвали в действующую армию. Первое время я слонялась без дела, а потом стала бывать в тюрьме, приносила арестантам передачи, делала им перевязки. Ну и… постепенно… так получилось, что я стала передавать на волю кое-какие сведения… полезные для нас.

— Великолепно… — пробормотал Джулиан, нахмурившись.

— А что? Мне казалось, я поступаю правильно! И потом, я была очень осторожна! — воскликнула Сидни.

— Дженнифер тоже была осторожна, но в итоге дело кончилось виселицей.

— На фронте каждый день погибают сотни и тысячи молодых ребят, но на их место заступают все новые добровольцы! Я не могла отсиживаться в стороне!

— Война — мужское занятие.

— Не правда! Эта война и для женщин тоже!

— Сидни, не говори глупостей. Твоя авантюра довела тебя до тюрьмы.

— Вот именно… я ужасно мучилась в те дни… боялась, что наши старики, ты, Йен, Джером и Брент прознают о моем положении и совершат что-нибудь безрассудное. Я очень этого боялась. А тут появилась Рианнон… Мы познакомились, и я попросила ее о помощи.

— И она прямиком отправилась к Джессу Холстону.

— Не прямиком. Она обращалась к генералу Маги, но тот, видимо, считал, что в тюрьме я буду в большей безопасности. Потом Рианнон попыталась разыскать Йена, но у нее ничего не получилось. И тогда… Знаешь, именно Джесс организовал мой арест, именно он привез меня в тюрьму и сдал на руки надзирателям. И все-таки, когда Рианнон пришла к нему просить за меня, он обещал ей помочь. И помог. Он пришел сюда и выложил план моего освобождения. Я согласилась. Мы поженились, я вышла из тюрьмы, а он вновь отправился воевать. Вот так. Как назло, он прибыл в армию как раз накануне сражения при Геттисберге. — Сидни опустила голову и тяжело вздохнула. Потом подняла на Джулиана глаза, в которых блестели слезы. — Я слышала, что у него было очень серьезное ранение, что он мог лишиться руки, а то и жизни. Это правда?

— Рана была неприятной. В плечо. Но мы решили рискнуть и сделали ему операцию, которую он перенес весьма мужественно и успешно.

Сидни закусила губу.

— Рианнон ассистировала тебе?

— Да.

— Слава Богу, тогда я спокойна за Джесса.

Джулиана не покоробило то, что Сидни больше доверяла Рианнон, а не своему двоюродному брату. Он знал: в сущности, Сидни права.

— Скажи на милость, а как тебя угораздило познакомиться с Рианнон? Да тем более в тюрьме?

— Она разве не рассказывала?

— Видишь ли, у нас с ней до сих пор было мало времени на разговоры…

— Ах да, что я спрашиваю. Мужчины из рода Маккензи всегда лучше работали кулаками, чем головой.

— Прости, не понял?

— Можно подумать, это я поколотила фотографа из «Карперс»!

— Будь вы на моем месте, думаю, тот фотограф вообще не ушел бы живым.

Сидни улыбнулась.

— Может, ты и прав. Ну да ладно… Рианнон пришла помочь одному солдату-южанину, у которого нагноилась рана на ноге.

— Ей удалось избежать ампутации?

— Какой ты догадливый. Ладно, Джулиан, все это присказка. Теперь о деле.

— Так-так…

— Как мы будем вытаскивать тебя отсюда?

— Меня не надо вытаскивать, Сидни. Хватит с тебя переживаний и риска.

— Погоди…

— Нет, это ты погоди! Ты поклялась своему мужу, что оставишь свои занятия.

— Да, но это же совсем другое!

Он взял ее руки в свои.

— Нет, Сидни, это тоже самое. Не волнуйся за меня. Я думаю, рано или поздно Йен добьется, что меня обменяют.

Сидни покачала головой.

— На это мало надежды. Будь реалистом. Янки сейчас на коне. Они выиграли сражение при Геттисберге. Между прочим, в Вашингтоне поговаривают, что в войне наступил перелом. Это раньше они так любезничали с нашим братом мятежником, теперь же великодушия от них ждать не стоит. Они считают, что у южан больше нет серьезных сил для сопротивления. Виксберг пал, и теперь они в любой момент могут задушить нас при Миссисипи. Джулиан…

— Сидни, я очень прошу тебя, не пытайся что-то для меня делать. Это слишком опасно.

— Ты боишься, что на меня рассердится Джесс?

— Не в этом дело. Он стал твоим мужем, взял на себя ответственность за тебя. Теперь ему придется отвечать за какую-нибудь твою глупость или нарушение данного обещания. Разве это справедливо?

— Не забывай, как он сам поступил со мной. Во всяком случае, я об этом еще не забыла!

— А что ему оставалось делать? Он янки, а ты шпионила на южан. Он не мог смотреть на это сквозь пальцы.

— Если бы он по-настоящему любил… — Что-что-что?

Она покраснела.

— Если бы он был действительно неравнодушен ко мне, он бы меня ни за что не арестовал.

Джулиан всплеснул руками.

— Сидни, идет война!

— Я хочу домой.

— Но ты вышла замуж за янки!

— Я ему обещала не шпионить, но по поводу возвращения в Ричмонд у нас разговора не было. Я помогу тебе бежать, но отправлюсь домой вместе с тобой.

— Сидни, это очень опасно. Если мы попадемся, тебе несдобровать. Вспомни про побег Джерома.

Она покачала головой.

— Это совсем другой случай, ты даже не сравнивай. Джером — контрабандист. Янки ненавидят его, потому что Он десятки раз оставлял их в дураках. К тебе же они относятся с уважением. Ты многих из них спас от смерти, а они помнят добро.

— И все же прошу тебя: не лезь в это дело. Мне поможет Йен. Он обещал.

— А что он может-то, Господи? Придет по начальству, так, мол, и так, у вас в тюрьме сидит мой брат, выпустите его на свободу! Так, что ли?

Джулиан пожал плечами:

— Я не знаю… Он что-нибудь придумает.

— Может, придумает. А может, и нет.

— А ты что предлагаешь?

— У меня есть четкий план.

— Какая-нибудь очередная авантюра…

— Нет, дорогой, этот план уже претворялся в жизнь, и не раз!

— Можешь не продолжать. Сразу говорю, что облачаться в женское платье я не стану.

Сидни топнула ножкой.

— Да нет же! Никто и не будет тебя заставлять это делать. К тому же здесь подобные номера уже не пройдут.

— Что же тогда?

— Гроб.

— Прошу прощения?..

— Я сказала — гроб. Когда отсюда будут вывозить очередную партию умерших арестантов, тебя вывезут вместе с ними. Несколько заключенных уже бежали таким способом, и все прошло гладко. Ты знаешь лучше меня, что отсюда чуть не каждую неделю увозят по двадцать — тридцать человек.

Джулиан уже хотел что-то возразить, но в последний момент передумал.

А что… это, пожалуй, идея.

После Геттисберга в тюрьму свозили множество тяжелораненых, и почти все они через несколько дней умирали. За вывозом мертвых никто строго не следил, их было слишком много. Недостатка в гробах не наблюдалось, один лишний никто и не заметит. А Йен… он, конечно, сделает все, что в его силах, но сколько времени это займет? И получится ли?..

65
{"b":"11207","o":1}