ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вы собираетесь стрелять?

— Нет, как я могу…

Часовой растерянно смотрел на нее.

— Отлично, потому что только так вы смогли бы меня остановить.

С этими словами она хлестнула коня кнутом, и тот резко взял с места рысью. Через несколько минут позиции северян остались позади, и она оказалась на ничейной земле. Один из постов генерала Маги попытался задержать ее на пустынной дороге, но она сказала, что должна догнать полковника Маккензи, и ее отпустили.

Наверное, он задремал на время, потому что, очнувшись, не сразу сообразил, где находится. Ему почти нечем было дышать, в ушах стоял звон, плечи сдавило. Наконец Джулиан все вспомнил. Он по-прежнему лежал в гробу, и его вместе с трупами везли по ухабистой дороге…

Вдруг он услышал редкие выстрелы и чьи-то дикие крики. Фургон резко остановился, и Джулиан пребольно ударился головой о крышку гроба. Его затошнило от боли и спертого воздуха. Снаружи раздалось еще несколько выстрелов, затем в фургоне послышался какой-то шум, словно кто-то вытаскивал гробы, не очень при этом церемонясь с почившими.

Джулиан понял, что его ящик подняли и почти тут же уронили. Он снова ударился, но на сей раз гораздо сильнее. У него даже помутилось в голове.

— Не стреляйте, не стреляйте! Это всего лишь павшие мятежники, мы везем их на обмен…

Раздался выстрел, и голос кучера смолк.

Джулиан отчаянно морщился, кусал губы от боли и не издал ни звука.

— Вирджил! Пошевеливайся, ты, урод! Нам нельзя здесь задерживаться! — крикнул кто-то грубым хриплым голосом.

— Что я могу, Билли, черт возьми, если они все заколочены гвоздями!

— А нож тебе на что, дубина? — рявкнул Билли. — Я вытряхнул все ящики из фургона, теперь ты поработай!

— Здесь ничего нет… У этого мятежника в кармане только колода карт, да и то вся гнилая!

— А чего ты ждал? Что они ограбят в Вашингтоне федеральный банк, прежде чем сдохнуть?

— О… я нашел часы! Неплохая вещица! И золотое кольцо на пальце… Эх, поплачет теперь его вдова! — И Вирджил гнусно заржал.

В голове у Джулиана шумело, перед глазами плыли красные круги. Он по-прежнему тихо лежал в своем гробу и внимательно прислушивался ко всем звукам, доносившимся снаружи. Он уже понял, что это были за люди. Мародеры, обиравшие мертвых. Этим мерзавцам было на все плевать. Их не интересовало, кто перед ними — мятежник или янки. Лишь бы у трупа не было пусто в карманах. Они хладнокровно застрелили кучера и охранника, а теперь грабили убитых.

Шаги…

Он понял, что кто-то из бандитов возится с крышкой его гроба. Послышался хруст расщепившегося дерева, и вслед за этим перед Джулианом открылось усыпанное звездами ночное небо. Впрочем, его тут же заслонила физиономия мародера, склонившегося над гробом. Это был на редкость мерзкий тип. Оскаленная пасть с гнилыми зубами, украденный у офицера-янки кавалерийский мундир, украденный у офицера-конфедерата пояс, грязные нечесаные волосы и маленькие, налившиеся жадностью глазки.

— Э, да тут один воскрес! — воскликнул он.

Бандит выхватил из-за голенища сапога огромный нож и попытался ударить им Джулиана в грудь. Но тот ждал удара и сумел перехватить руку врага. Джулиан впился ему ногтями в запястье, мародер взвыл от боли и выронил свое оружие.

— Билл, Билл! Сюда! — заорал он истошно и, сидя верхом на Джулиане, потянулся к своей кобуре.

Но он опоздал. Джулиан взял его одной рукой за шею, а другой насадил на его же собственный тесак так сильно, что тот зашел ему в брюхо по самую рукоятку.

— Вирджил, что там у тебя?

Джулиан увидел, что к нему бежит второй мародер, и в руках у него тускло поблескивает ствол винтовки. Бандит не оставил ему выбора. Джулиан выхватил из кобуры заколотого им Вирджила «кольт» и выстрелил в приближавшегося врага. Тот, уже будучи смертельно раненным, также успел выстрелить. Пуля задела голову Джулиана по касательной.

Свет перед его глазами мгновенно померк, и он провалился в пустоту…

Глава 22

Рианнон преследовала Йена уже больше часа, но никак не могла догнать. Ночная дорога была совершенно пустынна, и это нервировало. А когда за спиной вдруг раздался топот копыт, Рианнон и вовсе испугалась. Пожалев о том, что у нее нет с собой никакого оружия, она остановила коня и повернулась. Слава Богу, это был Йен. Очевидно, он заметил погоню и, свернув с дороги, решил посмотреть, кто за ним увязался.

— Черт возьми, что вы здесь делаете? — вскричал он, поравнявшись с Рианнон.

— Я хочу поехать с вами.

— Исключено, это слишком опасно!

— Сейчас везде опасно. Война. Пушечное ядро может залететь в наш тыловой госпиталь, вы сами это прекрасно знаете. И даже если бы я не напросилась к генералу Маги, ко мне в дом в любой момент могли ворваться дезертиры или мародеры и зарезать меня за одну-единственную серебряную ложку из чайного сервиза.

— Я не о доме говорю, а хотя бы о Святом Августине.

— А если мятежники захотят вернуть себе форт обратно? Мирный городок мгновенно превратится во второй Геттисберг. Не думаю, что там я была бы в безопасности.

— А сам Геттисберг?

— Это там, где позавчера шальной пулей убило девушку, прогуливавшуюся по улице с собачкой?

Йен улыбнулся.

— Ну хорошо. Ваша взяла. Едемте вместе. Только умоляю — не крадитесь за мной по пятам!

Рианнон улыбнулась в ответ.

— Спасибо, полковник Маккензи. За вами я как за каменной стеной.

Через несколько минут Йен вдруг сказал:

— А знаете… я ведь договорился об обмене Джулиана.

— Почему вы так грустно вздыхаете? Вы же говорили, что он жив, иначе вы бы что-то почувствовали… А? — Я солгал вам, — признался он.

Она понимала, чего ждет от нее Йен. Он хотел, чтобы она, Рианнон, сама успокоила его.

— Увы… — Она покачала головой. — Я не прорицательница. Лишь видела сон про него…

— И что там было?

— Гроб.

Едва она произнесла это слово, как Йен поднял руку, дав ей знак остановиться, и стал вглядываться вдаль.

— Что там?

— Колесо от телеги или фургона. Держитесь позади меня. Если что-нибудь случится, скачите во весь опор обратно в лагерь, вы меня поняли?

— Да, конечно…

Йен поехал вперед один. Действительно, где-то в сотне ярдов впереди прямо на дороге валялось колесо. А рядом в кювете лежал труп человека… Йен махнул ей рукой, и она быстро его догнала. Впереди чернел лес… У Рианнон екнуло сердце.

Длинный фургон стоял почти на самой опушке. А вокруг были разбросаны… тела умерших и гробы! Одни вскрыты, другие заколочены. Жуткое зрелище.

— Рианнон, назад! — тихо предупредил Йен.

Но она его не слушала. Спешившись, Рианнон сразу направилась к деревянному ящику, на котором валялся труп с ножом в животе. В нескольких шагах от гроба лежало другое тело с огнестрельным ранением головы.

А в самом гробу…

Рианнон замерла на месте, но потом все же заставила себя подойти ближе. Ноги сразу сделались ватными, во рту пересохло. Стало трудно дышать.

В гробу лежал Джулиан. Его лицо, освещенное луной, казалось совершенно белым, из левого виска сочилась кровь…

— Джулиан! — дико вскричала она, бросаясь к нему. — Джулиан!

Но, сделав несколько шагов, Рианнон снова остановилась, словно наткнувшись на невидимую стену. В глазах ее застыл ужас. Мертвый Джулиан вдруг шевельнулся, застонал и в следующее мгновение… начал подниматься из гроба.

Ее голос.

Он слышал ее голос так, словно она кричала откуда-то издалека. В ушах звенело, голова раскалывалась от боли. Он знал, что ему надо ответить, иначе она его не заметит, но в первую минуту не смог произнести ни звука. Для начала он открыл глаза. Над головой висело все то же звездное небо. Волосы отчего-то намокли и слиплись. Спине было очень жестко, на ноги давил труп мародера.

Отпихнув его от себя, Джулиан схватился руками за края грубо сколоченного деревянного ящика и с трудом сел. Голова тут же закружилась. А когда он поднял глаза, то едва снова не рухнул в гроб. Перед ним стояла… Рианнон. Живая. Не мираж. Ее красивое лицо исказила тревога. Она стояла прямо перед ним, все такая же стройная, высокая, с царственной осанкой и во всем черном…

69
{"b":"11207","o":1}